Змеиная корона

Жил од­нажды в Шти­рии ма­лень­кий маль­чик, Ро­дите­ли у не­го умер­ли, и был он так бе­ден, что ни гро­ша мед­но­го за ду­шой у не­го не бы­ло. При­ходи­лось ему по­бирать­ся по дво­рам и до­воль­ство­вать­ся тем, что ос­та­валось на кресть­ян­ском сто­ле от обе­да, а час­тень­ко это бы­вали од­ни объ­ед­ки.

Вот как-то раз маль­чик от­пра­вил­ся в лес за яго­дами. И встре­тилась ему жен­щи­на в бе­лос­нежном оде­янии, ко­торая да­ла ка­кую-то стран­ную ве­щицу, всю свер­ка­ющую див­ным све­том. Маль­чик взял уди­витель­ный по­дарок и не­кото­рое вре­мя раз­гля­дывал его, не зная, что же с ним де­лать, по­том за­сунул за лен­ту на сво­ей ша­поч­ке и по­шел даль­ше.

Вско­ре ему повс­тре­чались лю­ди. Они удив­ленно взгля­нули на па­рень­ка и спро­сили, по­чему он но­сит день­ги пря­мо на шля­пе. Маль­чик уди­вил­ся, снял шля­пу и об­на­ружил за лен­той но­вень­кий си­яющий крей­цер. Он очень об­ра­довал­ся и по­ложил крей­цер к се­бе в ме­шок. Но не ус­пел он его ту­да по­ложить, как на шля­пе по­явил­ся еще один — и так про­дол­жа­лось весь день и весь сле­ду­ющий год — маль­чик уже уто­мил­ся вы­нимать крей­це­ры. И вот че­рез год у не­го наб­ра­лось семь меш­ков зо­лота.

Шли го­ды. Бед­ный маль­чик прев­ра­тил­ся в бо­гато­го че­лове­ка, и бы­ли у не­го те­перь свои зем­ли, лу­га, по­ля и боль­шой кресть­ян­ский двор. Вско­ре он стал бо­гаче гра­фа, у ко­торо­го, прав­да, был боль­шой за­мок, но за­то не бы­ло де­нег — од­ни сплош­ные дол­ги. Граф злил­ся, ви­дя, что со­сед бо­гате­ет, и как толь­ко он доз­нался, от­ку­да у кресть­яни­на та­кое бо­гатс­тво, то день и ночь ду­мал о том, как бы ему за­полу­чить зме­иную ко­рону — чу­дес­ный дар жен­щи­ны в бе­лос­нежном оде­янии.

И вот од­нажды, ког­да кресть­янин со сво­ими до­маш­ни­ми ра­ботал в по­ле, а до­ма ни­кого не бы­ло, граф тай­ком проб­рался в лес, пе­ре­одел­ся в ста­рое, рва­ное ни­щен­ское ру­бище, об­ма­зал се­бе ли­цо смо­лой и са­жей и, как вор, проб­рался к кресть­яни­ну во двор. В по­ис­ках вож­де­лен­ной ко­роны он пе­ревер­нул вверх дном весь дом. На­конец он на­шел ее, но в это вре­мя в се­нях пос­лы­шались ша­ги; граф ни­как не мог при­думать, ку­да деть цен­ную ве­щицу — взял, да и прог­ло­тил ее, за­тем выс­ко­чил в ок­но и при­пус­тил в лес: там он со­бирал­ся снять ни­щен­ское оде­яние и вновь одеть­ся в до­рогие граф­ские одеж­ды, ко­торые бы­ли прип­ря­таны в кус­тах.

Но тут зме­иная ко­рона, ко­торая те­перь бы­ла у не­го в брю­хе, опять за­яви­ла о се­бе. Вся­кий раз, как толь­ко граф пы­тал­ся стя­нуть с се­бя гряз­ное ни­щен­ское ру­бище, оно вновь ока­зыва­лось на нем, да и с рва­ными шта­нами по­луча­лось не луч­ше. Та­инс­твен­ная си­ла ко­роны дей­ство­вала из­нутри, и не­веро­ят­ным об­ра­зом пов­то­ряла лю­бую вещь, ко­торую он сни­мал с се­бя и от­бра­сывал в сто­рону. Бед­но­му, нес­час­тно­му гра­фу ни­чего не ос­та­валось, как от­пра­вить­ся в за­мок в гряз­ном ни­щен­ском оде­янии. Но ему сов­сем не хо­телось, что­бы в та­ком ви­де его уви­дели слу­ги. Он выб­рал ук­ромное мес­течко у кре­пос­тной сте­ны, где мог не­замет­но пе­релезть че­рез нее и проб­рать­ся в свои по­кои. Но не ус­пел он сос­ко­чить со сте­ны, как, к нес­частью, нат­кнул­ся на сто­рожа, ко­торый до­зором об­хо­дил сте­ну. Тот уви­дел чу­мазо­го обор­ванца и ре­шил, что пе­ред ним вор или раз­бой­ник. Не­дол­го ду­мая сто­рож схва­тил кнут — и да­вай оха­живать гра­фа кну­том. Те­перь та­инс­твен­ная си­ла зме­иной ко­роны пе­реш­ла на сто­рожа. Как толь­ко он опус­кал кнут, ус­тав им ма­хать, что-то вновь и вновь зас­тавля­ло его об­ру­шивать уда­ры на спи­ну бед­но­го гра­фа. И он все сте­гал и сте­гал его кну­том — весь ве­чер и всю ночь.

На те­ле гра­фа мес­та жи­вого не ос­та­лось — сплошь си­няки да шиш­ки. Тут ему сде­лалось сов­сем дур­но, и он вып­лю­нул зме­иную ко­рону. В тот же мо­мент сто­рож опус­тил кнут, а граф смог, на­конец, из­ба­вить­ся от ни­щен­ско­го оде­яния. Но со зме­иной ко­роной он уже хлеб­нул ли­ха и пос­пе­шил вер­нуть ее кресть­яни­ну.

Вы ду­ма­ете, кресть­янин за­жил те­перь в рос­ко­ши и до­воль­стве и был счас­тлив до кон­ца дней сво­их? Ни­чуть не бы­вало. Зме­иная ко­рона всег­да бы­ла к его ус­лу­гам, он с ней за­бот не знал: день­ги по­яв­ля­лись по пер­во­му его же­ланию, а от это­го он стал лег­ко­мыс­ленным и рас­то­читель­ным. И вот как-то раз, ког­да он всю ночь про­сидел в хар­чевне, пил и иг­рал в кос­ти, ко­рона ку­да-то про­пала, и боль­ше ее ник­то ни­ког­да не ви­дел. И те­перь кресть­яни­ну по­нево­ле приш­лось по­кон­чить со сво­ей рас­путной жизнью, и, как все лю­ди, в по­те ли­ца сво­его до­бывать хлеб на­сущ­ный. Но хо­зяй­ство у не­го бы­ло креп­кое, и ни­ког­да ему боль­ше не до­велось ис­пы­тать нуж­ду. Ска­зоч­но бо­гатым он уже боль­ше не бы­вал, но дни свои про­жил счас­тли­во.