Хитрый гость

В од­ном а­уле жил бай. По все­му Ка­рачаю шла мол­ва о его кра­сави­це до­чери. А ещё мно­го рас­ска­зыва­ли о его жад­ности. Да­же гос­тю – а по обы­чаю гор­цев гос­тю по­ложе­но са­мое луч­шее уго­щение – бай ста­вил та­кую еду, ка­кую са­мый бед­ный че­ловек пос­ты­дил­ся бы пос­та­вить.

Был в со­сед­нем а­уле один юно­ша – зва­ли его Аз­рё­том,– на­ход­чи­вый и ос­тро­ум­ный. И ре­шил он про­учить жад­но­го бо­гача.

Од­нажды ве­чером подъ­ехал Аз­рет к бай­ско­му дво­ру и, как по­ложе­но гос­тю, крик­нул:

– Эйт!

Вы­бежа­ла навс­тре­чу ему кра­сави­ца, единс­твен­ная дочь бая, про­води­ла в ку­нац­кую – ком­на­ту для гос­тей.

Бай ве­лел от­нести гос­тю чаш­ку во­ды, да ку­сок ле­пёш­ки, да со­ли ще­пот­ку.

При­нес­ла дочь бая во­ду, соль и ле­пёш­ку на под­но­се, пос­та­вила пе­ред юно­шей. А по­том при­гото­вила ему пос­тель.

– Как по­ешь, от­дохни с до­роги.

Ска­зала и уш­ла. А гость ду­ма­ет: «Пос­мотрю-ка я, ка­кой ужин го­товят для са­мого бая!»

По­дошёл он к ком­на­те, где на­ходи­лись хо­зя­ева, заг­ля­нул в окош­ко. И что бы вы ду­мали? Ви­дит Аз­рет: хо­зя­ин ба­ранью го­лову смо­лит, хо­зяй­ка кол­ба­су – жёр­мё на­чиня­ет, а доч­ка гу­ся жа­рит!

Тут же от­крыл Аз­рет дверь и во­шёл в ком­на­ту. Рас­те­рялись хо­зя­ева, но ус­пе­ли прип­ря­тать всю еду. Хо­зя­ин на ба­ранью го­лову усел­ся, хо­зяй­ка – на мис­ку с кол­ба­сой, дочь – на гу­ся. Гос­тя то­же по­сади­ли.

Си­дят все и мол­чат.

Тут гость ска­зал, об­ра­ща­ясь к хо­зя­ину:

– Поч­тенный бай! Скуч­но мне ста­ло в ку­нац­кой, за­хоте­лось рас­ска­зать те­бе, что се­год­ня прик­лю­чилось со мной в до­роге.

– И что же с то­бой прик­лю­чилось? – сер­ди­то спро­сил бай.

– Так вот слу­шай! Ехал я к вам се­год­ня и встре­тил на обо­чине до­роги ди­ковин­ную змею. Го­лова у той змеи бы­ла не мень­ше, чем ба­ранья го­лова, на ко­торой ты си­дишь. От­ру­бил я го­лову той змее, а змея как уда­рит ме­ня сво­им хвос­том! Я ед­ва с ко­ня не сва­лил­ся. И, по­веришь ли, хвост у змеи был та­кой же тол­стый, как жёр­ме, ко­торую пря­чет твоя хо­зяй­ка. Под­дел я змею пал­кой и уб­рал прочь с до­роги. А ес­ли я вру, пусть ощип­лют ме­ня, как то­го гу­ся, ко­торо­го спря­тала твоя доч­ка!

Что бы­ло де­лать баю? Приш­лось ему пос­та­вить пе­ред Аз­рё­том и ва­рёную ба­ранью го­лову, и кол­ба­су, и жа­рено­го гу­ся.

Хо­зяй­ка и гла­зом мор­гнуть не ус­пе­ла, как на сто­ле ос­та­лись од­ни толь­ко кос­точки.

– Спа­сибо, доб­рые хо­зя­ева, за слав­ное уго­щение! – ска­зал Аз­рет и от­пра­вил­ся в ку­нац­кую. А бай го­ворит же­не:

– Сов­сем я го­лод­ным ос­тался. Ис­пе­ки мне по­быс­трей пи­рогов с мя­сом – хы­чынов.

Сде­лала же­на бая хы­чыны, по­ложи­ла их на уг­ли. Вкус­ный за­пах по­шёл по все­му до­му. Вот-вот хы­чыны бу­дут го­товы. Вдруг от­во­ря­ет­ся дверь – сто­ит на по­роге Аз­рет.

– Ты мне всё рав­но как род­ной отец,– го­ворит он баю.– Не всё я те­бе рас­ска­зал.

– Да­вай, да­вай! – го­ворит бай, а сам на хы­чыны пог­ля­дыва­ет: бо­ит­ся, как бы их гость не за­метил.

– Так вот, слу­шай! – на­чал Аз­рет.– Бы­ло нас в семье се­меро брать­ев. Жи­ли мы друж­но: вмес­те ра­бота­ли в по­ле, вмес­те праз­дни­ки справ­ля­ли. Так бы­ло, по­ка был жив отец. Пе­ред смертью отец за­вещал нам: «Под­держи­вай­те друг дру­га, де­ти, жи­вите в ми­ре и сог­ла­сии!» Но как толь­ко умер отец, всё у нас в до­ме сме­шалось… вот так…– Схва­тил Аз­рет ко­чер­гу и пе­реме­шал всё в оча­ге.

Же­на бая толь­ко ру­ками всплес­ну­ла:

– Ой, чтоб дом твой опус­тел! Хы­чыны мои с зо­лой пе­реме­шал!

– Прос­ти,– из­ви­нил­ся гость.– А я и не знал, что у вас хы­чыны пе­кут­ся! Ку­шай­те на здо­ровье,– и сно­ва ушёл в ку­нац­кую.

– Ви­жу, при­дёт­ся мне ло­жить­ся сов­сем го­лод­ным,– ска­зал бай же­не.– За­меси-ка ты мне зав­тра ут­ром по­рань­ше ле­пёш­ку. Как пой­дёшь ко­ров до­ить, по­ложи её на жар. По­ка по­до­ишь, она ис­пе­чёт­ся. А я возь­му ле­пёш­ку и уй­ду в степь, буд­то ота­ры пос­мотреть, и там её съ­ем.

Ед­ва рас­све­ло, вста­ла же­на бая, за­меси­ла тес­то, а ког­да пош­ла до­ить ко­ров, по­ложи­ла его на жар. Ис­пеклась ле­пёш­ка, су­нул бай по­тихонь­ку го­рячую ле­пёш­ку под беш­мет и го­ворит:

– Пой­ду ота­ры пос­мотрю! Аз­рет тут как тут.

– Ну, спа­сибо за уго­щение! Дай,– го­ворит,– об­ни­му те­бя на про­щание. Ты мне до­роже по­кой­но­го от­ца стал! – и при­нял­ся креп­ко-креп­ко об­ни­мать бая.

– Ой, жжёт! Ой, чтоб жизнь твоя обор­ва­лась! – за­вопил бай. Приш­лось ему вы­тащить из-за па­зухи ле­пёш­ку и по­лови­ну от­дать Аз­ре­ту.

Тут гость уви­дел у бая плеть и го­ворит:

– По­ра бы мне уже в путь от­пра­вить­ся, да не знаю, как быть: по­терял я свою плеть, ког­да ехал сю­да.

«Пусть бе­рёт что хо­чет,– по­думал бай,– толь­ко бы пос­ко­рее он у­ехал»,– и от­ве­ча­ет:

– В ку­нац­кой на гвоз­де ви­сит ещё од­на плеть. Пой­ди пе­редай хо­зяй­ке, что я ве­лел от­дать её те­бе.

По­шёл Аз­рет в дом и го­ворит же­не бая:

– Твой хо­зя­ин от­дал мне ва­шу дочь в жё­ны. Мы уже обо всём до­гово­рились.

Уди­вилась же­на бая: ни­ког­да её муж ни­кому гор­сточ­ки му­ки да­ром не дал, а тут единс­твен­ную дочь от­да­ёт без ка­лыма – вы­купа!

Ви­дит Аз­рет удив­ле­ние хо­зяй­ки и го­ворит:

– Ес­ли не ве­ришь, то да­вай у не­го са­мого спро­сим. Выш­ли они к во­ротам, и крик­нул гость:

– Пос­лу­шай, бай, не от­да­ёт она, не от­да­ёт!

Бай по­думал, что же­на плеть не от­да­ёт, и зак­ри­чал в от­вет:

– От­дай её, от­дай, толь­ко пусть у­ез­жа­ет ско­рее!

По­садил Аз­рет дочь бая на сво­его ко­ня и ум­чался в свой а­ул. Ве­чером спра­шива­ет бай:

– Что это я на­шей до­чери не ви­жу? Уди­вилась же­на:

– Ты же сам ска­зал: «От­дай её, от­дай!» Вот я и от­да­ла её это­му джи­гиту.