О чорте и блошиной шкуре

Один царь заключил блоху в огромную бутыль и кормил ее много лет; блоха росла, росла и стала ростом с большого теленка. Тогда царь ее зарезал, снял с нее шкуру, набил соломой и повесил у ворот своего дворца. Потом он велел объявить по всей стране: кто отгадает — какого зверя эта шкура, тот получит в жены царевну.

Узнали об этом люди и понаехали со всех сторон, чтобы отгадать, чья это была шкура; но как ни старались — угадать не могли. Один говорил — буйвола, другой — коровы; один — одно, другой — другое; говорили все, что лезло в голову, но никто не ответил впопад, и поэтому царскую дочь никто не получил. Когда, таким образом, ни один человек не мог узнать, что за шкура была вывешена у ворот дворца, из моря вылез морской чорт, обернулся человеком, пришел к царю и верно ему ответил, что шкура — блошиная. Царь не мог отказаться от своего слова и должен был выдать за морского чорта свою дочь. При царском дворе сыграли свадьбу, после чего чорт собрался в путь, чтобы отвести царевну в свой дом, а царь с большой свитой, с волынками и барабанами, провожал зятя и дочь.

Чорт вел царевну за руку, и, когда они пришли к морю, он вдруг потянул ее с собою в воду и скрылся вместе с нею в морской пучине. Царь сильно опечалился и снарядил корабельщиков искать царевну; но сколько те ни старались, нигде ее не нашли. Тогда царь вернулся во дворец, горько плача и горюя, и объявил по всей стране приказ: чтобы никто по вечерам не зажигал огня, никто не справлял свадеб, никто не пел. Один бирюч за другим кричал: — Горе тому, кто не исполнит царского приказа. А жила в царской столице старуха, у которой было шестеро сыновей. И были все они молодцами ловкими, и было у каждого из них свое особое уменье, какого не было ни у кого другого.

Старуха радовалась, глядя на своих сыновей, и каждый вечер зажигала свет и распевала веселые песни. Заметили это царские стражники и донесли царю. Царь приказал вызвать старуху во дворец и сказал ей: — Ты, что же, старая, моего приказа не исполняешь? Разве ты не знаешь, что морской чорт женился на моей дочери и увел ее в море? Коли у меня такое большое горе, то надо бы и тебе печалиться, а не жечь по ночам огонь да распевать песни. — Великий государь, — отвечала женщина, — пока живы мои шестеро сыновей, которые ловчее всех людей на свете, я могу петь песни и жечь по вечерам огонь. — Чем же так ловки твои сыновья, что ты их так хвалишь? Расскажи-ка мне, молвил царь. Старуха отвечала: — Охотно расскажу тебе, великий государь: мой старший сын может одним глотком выпить все море; второй может поднять на плечи десять человек и бежать с ними, как трехлетний олень; третьему стоит только ударить кулаком по земле, и вырастает башня; четвертый может пускать стрелы выше небес и попадает во все без промаха; пятому стоит только подышать на покойника, и тот оживает, а шестой, если приложит ухо к земле, слышит все, о чем в ней говорят.

Царь тогда сказал: — Вот что, старуха: таких людей мне и надо; скажи им, чтобы они скорее пришли ко мне: они сослужат мне службу и будут у меня в милости, а ты тогда будешь петь, сколько хочешь. Старуха поклонилась царю, вернулась домой, позвала сыновей и сказала им, чтобы они шли к царю. Шестеро братьев явились во дворец, поклонились царю, и он сказал им: — Послушайте-ка, шестеро братьев. Дошло до меня, что у вас есть уменья, каких ни у кого больше на земле нет. И думается мне, что вы сумеете высвободить мою дочь из моря и привести ее домой. Обещаю выдать ее за старшего из вас, а остальных держать в милости. Услышав царские слова, шестеро братьев пошли к морю, и тот, у которого был тонкий слух, приложил ухо к земле, чтобы услыхать, где находилась царевна.

Он выслушал то место, где она жила вместе с морским чортом. Тогда он сказал старшему брату: — Глотай-ка море на этом месте! Тот нагнулся и проглотил море. Открылось дно морское, и братья увидели, как царевна сидит и плачет, а чорт положил ей голову на колени и спит. Они подошли к ней, и второй брат, который мог десять человек носить на плечах, схватил ее и посадил себе на плечи. Чорту же они сунули лягушку в рот, чтобы он проснулся, когда она заквакает. Затем и другие пять братьев сели на плечи к брату, и он пустился с ними бежать, как олень в горах. Тут лягушка во рту у чорта заквакала, и он проснулся. Увидев, что море сухо и царевны нет, он чуть не лопнул с досады. Оглядевшись по сторонам, он заметил, что шестеро человек, сидя на плечах у одного, шибко бегут вдали. Он пустился за ними и скоро их догнал.

— Выплюнь море, — сказали братья тому, который его проглотил. Тот выплюнул, и стало на земле большое море. Но чорт, как стрела, перелетел через него и снова догнал беглецов. Тогда братья закричали; — Брат, хлопни кулаком по земле и устрой башню, а то чорт нас заберет! Третий брат устроил башню, и все они в ней укрылись. А чорт стал вертеться и метаться, не зная, что ему теперь делать. Наконец, он сказал им: — Добрые люди, пусть царевна покажет мне хоть мизинчик: хочу еще раз посмотреть на нее, а потом ведите ее, куда хотите. Подумали братья: почему бы, в самом деле, не показать чорту мизинчик царевны, чтобы отвязаться от него? И они сказали ей — просунуть свой мизинец через замочную скважину. Но едва царевна это сделала, как чорт схватил ее палец в рот и высосал через него ее душу.< Царевна упала мертвая. После этого, чорт помчался прочь, но четвертый брат, попадавший во все без промаха, пустил в него стрелу и убил его на месте. А пятый брат, возвращавший всему своим дыханием жизнь, подышал на царевну, и она снова ожила. Братья благополучно доставили царевну к царю. Он тотчас же выдал ее замуж за старшего, а остальных принял в милость свою, как обещал.

Читайте также: