Бек­ри-Муйо

Рас­ска­зыва­ют, что в да­лекие вре­мена жил в Стам­бу­ле ту­рок по име­ни Бек­ри-Муйо. От от­ца он по­лучил ог­ромное нас­ледс­тво, но все про­ел и про­пил. Хо­дил он по ули­цам, за­вер­нувшись в шер­стя­ное оде­яло, а на го­лове но­сил стран­ную шап­чонку, из-под ко­торой вы­совы­валась ко­сич­ка. Встре­тил его как-то ту­рец­кий сул­тан пь­яным. Стал ему вы­гова­ривать, что он от­цов­ское бо­гатс­тво про­мотал и до­шел до та­кого по­зора. Бек­ри-Муйо рас­сердил­ся и го­ворит сул­та­ну:

— А те­бе ка­кое де­ло, что я пью? День­ги ведь мои? Мо­жет, ты ду­ма­ешь, у ме­ня де­нег нет? Ну-ка, за сколь­ко про­да­ешь Стам­бул?

Сул­тан хо­тя и знал, что у Бек­ри-Муйи нет ни гро­ша за ду­шой, но по­думал: вдруг его под­го­ворил кто, у ко­го есть день­ги? А ес­ли по­обе­щать, то уж по­том от сво­его сло­ва не от­ка­жешь­ся. Сул­тан и го­ворит:

— Ни за ка­кие день­ги не про­дам те­бе, Муйо, все­го Стам­бу­ла, а вот по­лови­ну — по­купай. А там уж как-ни­будь вдво­ем бу­дем царс­тво­вать.

А Муйо в от­вет:

— Лад­но. Зав­тра ут­ром при­несу те­бе день­ги.

На дру­гой день Муйо ут­ром с день­га­ми не при­шел. Сул­тан ве­лел его при­вес­ти. Муйо при­шел трез­вым и соз­нался, что у не­го нет ни гро­ша, — где же ему меч­тать о по­куп­ке Стам­бу­ла или хо­тя бы по­лови­ны его! Сул­тан тут же ве­лел его каз­нить за то, что он сов­рал и сыг­рал с ним та­кую шут­ку. Муйо стал про­сить про­щения, а ког­да уви­дел, что это не по­мога­ет, ска­зал:

— Те­бе лег­ко ме­ня по­губить. Но про­шу те­бя, ока­жи мне пе­ред смертью пос­леднюю ми­лость. Ра­зыщи в сво­ем царс­тве трех че­ловек: ни­щего, у ко­торо­го нет ни гро­ша за ду­шой, сле­пого, ко­торый ни­чего не ви­дит, и ка­леку, у ко­торо­го нет ног; при­кажи при­вес­ти их сю­да, на­кор­ми и на­пои их до­сыта, и мы пос­мотрим, что они бу­дут де­лать.

Сул­тан сог­ла­сил­ся. Ско­ро наш­ли та­ких лю­дей, при­вели, по­сади­ли ря­дыш­ком, да­ли им есть и пить. Ког­да они угос­ти­лись на сла­ву, сле­пой и го­ворит:

— Хва­ла бо­гу и бла­город­но­му сул­та­ну за то, что на­кор­мил нас бе­лым хле­бом и на­по­ил крас­ным ви­ном!

А ка­лека без­но­гий как на­пус­тился на не­го:

— Ах ты черт сле­пой! От­ку­да ты мо­жешь знать, что хлеб бе­лый и ви­но крас­ное, ко­ли не ви­дишь? Вот сей­час как пну но­гой!

— Бей за мой счет, я пла­чу, — под­держал ни­щий.

Бек­ри-Муйо и го­ворит сул­та­ну:

— Вот ви­дишь, бла­город­ный сул­тан, что де­ла­ет ви­но? Сле­пой — без глаз, ка­лека — без ног и ни­щий — без гро­ша, а ког­да на­пились, у сле­пого по­яви­лись гла­за, у ка­леки — но­ги, а у ни­щего — день­ги. Так вот и мне вче­ра ка­залось, что я бо­гач и мо­гу ку­пить Стам­бул.

Сул­тан по­нял, прос­тил Бек­ри-Муйо и да­ровал ему жизнь. Но с той по­ры за­думал­ся: что за си­лу име­ет ви­но и по­чему по нем так тос­ку­ют пь­яни­цы? Ре­шил он сам его от­ве­дать и од­нажды ве­чером при­казал при­нес­ти са­мого луч­ше­го ви­на. На дру­гой день он за­немог. Как толь­ко весть об этом раз­неслась по двор­цу, со всех сто­рон сбе­жались ле­кари. Но сул­тан ска­зал:

— Ме­ня мо­жет вы­лечить толь­ко Бек­ри-Муйо. Не­мед­ленно при­веди­те его.

Бек­ри-Муйо при­шел. Сул­тан рас­ска­зал ему про свой не­дуг и спра­шива­ет, как быть.

— Вы­пей то, что вче­ра пил, и боль в го­лове сра­зу прой­дет, — от­ве­тил Бек­ри-Муйо.

Тог­да сул­тан спра­шива­ет:

— А что же де­лать, ес­ли сно­ва за­болит го­лова?

— Пей еще, — от­ве­ча­ет Муйо.

— До ка­ких же пор?

— По­ка у те­бя ни­чего не ос­та­нет­ся, кро­ме оде­яла, как у ме­ня.