Медведь

Жил-был бед­ный по­суд­ник. С ут­ра до но­чи мас­те­рил он де­ревян­ную ут­варь, этим и кор­мился.

Вот по­шел он од­нажды на бе­рег мо­ря вы­рубить мяг­кую да гиб­кую вет­ку для об­ру­ча на ту­есок, уви­дел крас­ную бе­резу и уже то­пор над нею за­нес, как го­ворит бе­реза че­лове­чес­ким го­лосом:

— Не гу­би ме­ня, доб­рый че­ловек! Не ру­би мо­их крас­ных вет­вей. Про­си, что за­хочешь. Лю­бое твое же­лание ис­полню.

— Будь по-тво­ему, — сог­ла­сил­ся по­суд­ник. — Толь­ко сде­лай ме­ня куп­цом.

И дня не прош­ло, как раз­бо­гател вче­раш­ний бед­няк, куп­цом сде­лал­ся. На под­ворье у не­го ра­бот­ни­ков — не сос­чи­тать, в ам­ба­рах раз­но­го то­вару ви­димо-не­види­мо, в ту­гой мош­не де­нег пол­но. А сам быв­ший по­суд­ник по дво­ру хо­дит, на слуг сво­их пок­ри­кива­ет. Но ско­ро на­до­ела ему та­кая жизнь. Опять по­шел быв­ший по­суд­ник к крас­ной бе­резе.

— Хо­чу быть ца­рем! — го­ворит.

Ог­ля­нуть­ся не ус­пел, как сде­лалось вок­руг не­го див­ное царс­тво, да­же слу­ги в том царс­тве в боб­ро­вых шап­ках хо­дят, а бо­гатые лю­ди низ­ко кла­ня­ют­ся ца­рю-ба­тюш­ке. И ник­то не вспо­мина­ет, что был он ког­да-то бед­ным по­суд­ни­ком. «Од­на бе­реза об этом зна­ет», — ду­ма­ет но­во­ис­пе­чен­ный царь. А раз так, ре­шил он сру­бить крас­ную бе­резу.

Ска­зано — сде­лано. От­пра­вил­ся царь в соп­ро­вож­де­нии сво­его вой­ска на бе­рег мо­ря. Уви­дев крас­ную бе­резу, ки­нулись слу­ги с ос­тры­ми то­пора­ми ис­полнять цар­ское по­веле­ние. Но за­шуме­ла бе­реза все­ми вет­вя­ми, за­гово­рила че­лове­чес­ким го­лосом:

— Ог­ля­нитесь а сво­его ца­ря.

Ог­ля­нулись слу­ги и ви­дят: царь прев­ра­тил­ся в мед­ве­дя и пус­тился бе­жать в дре­мучий лес. Но раз­ве убе­жишь от са­мого се­бя.

Вот по­чему бу­ряты го­ворят, что мед­ведь преж­де был ца­рем, а встре­тив­шись с гла­зу на глаз, обя­затель­но об­ра­тят­ся к не­му со сло­вами: «Царь-че­ловек, ус­ту­пи до­рогу!» — и мед­ведь сво­рачи­ва­ет, рас­ска­зыва­ет та­еж­ный на­род.