Меткая стрела

Мэ­эл-ба­тор всю свою дол­гую жизнь сос­тя­зал­ся в борь­бе со мно­гими уда­лыми и силь­ны­ми ба­тора­ми, но ни­ког­да его спи­на не ка­салась зем­ли — ник­то не мог его по­бороть. Род­ной на­род ба­тора гор­дился его си­лой, умом и сме­кал­кой. По со­седс­тву жил дру­гой мо­лодой, но хвас­тли­вый и за­вис­тли­вый ба­тор Э­элэн. На­падать на чу­жие зем­ли, от­би­вать чу­жой скот бы­ло пер­вым за­няти­ем это­го ба­тора.

Прос­лы­шав о си­ле и сла­ве Мэ­эла, хвас­тли­вый ба­тор ре­шил сра­зить­ся с со­седом. Для это­го он соб­рал трис­та во­инов и дви­нул­ся с ни­ми на ро­дину ба­тора Мэ­эла. При­быв с вой­ском на гра­ницу, Э­элэн-ба­тор че­рез по­сыль­но­го из­вестил ста­рого ба­тора:

«Ты, ког­да-то, го­ворят, по­бил мо­его от­ца. По­это­му я при­шел к те­бе с вой­ною. Мо­лодой ще­нок всег­да зу­баст — мо­лодой ба­тор всег­да си­лен. Поп­ро­буй ус­то­ять про­тив ме­ня. Жду от­ве­та до сле­ду­юще­го сол­нца, пос­ле это­го сра­зу нас­ту­паю»…

Мэ­эл-ба­тор спо­кой­но, как и по­доба­ет его го­дам и опы­ту, при­нял дер­зкий вы­зов и, в свою оче­редь, прис­лал от­вет че­рез по­сыль­но­го:

«Ес­ли хо­чешь ме­рять­ся си­лами — поп­ро­бу­ем».

По­лучив от­вет, Э­элэн-ба­тор сер­ди­то про­бур­чал:

— Ага, зна­чит, ты не жа­ле­ешь свои гни­лые жел­тые кос­ти — и пос­та­вил в ши­рокой сте­пи Шам­ша мно­го вой­лоч­ных юрт и стал ждать рас­све­та.

В ту же ночь Мэ­эл-ба­тор дви­нул­ся в по­ход про­тив вра­га. Са­мое уди­витель­ное бы­ло то, что ста­рый ба­тор шел на бит­ву без вой­ска. Он взял с со­бой толь­ко один лю­бимый кос­тя­ной лук и од­ну хо­рошо опе­рен­ную стре­лу с же­лез­ным на­конеч­ни­ком. А так­же приг­ла­сил с со­бой од­но­го луч­ше­го наб­лю­датель­но­го охот­ни­ка-сле­допы­та. Вот и все вой­ско опыт­но­го Мэ­эл-ба­тора.

Ста­рый ба­тор и его раз­ведчик дол­го шли по ши­рокой сте­пи Шам­ша, прис­лу­шива­ясь к ноч­ным шо­рохам тра­вы. На­конец, они уви­дели мно­жес­тво ог­ней. Сколь­ко их бы­ло, труд­но под­счи­тать, как нель­зя под­счи­тать боль­шой та­бун ло­шадей, сбив­ший­ся в ку­чу сре­ди сте­пи. Это го­рели кос­тры, раз­ве­ден­ные во­ина­ми Э­элэн-ба­тора.

— Мно­го вой­ска при­вел ба­тор чу­жой зем­ли. Спра­вим­ся ли? — спро­сил охот­ник-сле­допыт, с тре­вогой пог­ля­дывая на жел­тые ог­ни кос­тров, ко­торых не под­счи­тать са­мому опыт­но­му та­бун­щи­ку или ча­бану.

— Поп­ро­бу­ем, — за­гадоч­но улыб­нулся слав­ный ба­тор, — хо­рошие со­баки-ов­чарки не счи­та­ют, сколь­ко вол­ков на­пало на ота­ру овец, а хва­та­ют за гор­ло во­жака волчь­ей стаи, ко­торая пос­ле то­го раз­бе­га­ет­ся… Слу­шай ста­рого ба­тора — иди в ши­рокую степь Шам­ша, где го­рят кос­тры во­инов чу­жой зем­ли. Там, сре­ди мно­гих юрт, най­ди са­мую боль­шую, са­мую бо­гато ук­ра­шен­ную юр­ту. В ней, я ду­маю, от­ды­ха­ет сам Э­элэн-ба­тор. Ска­жи ему, что я про­шу у не­го на труб­ку та­баку, так как, то­ропясь в по­ход, за­был до­ма ки­сет. А сам в это вре­мя при­мечай, ка­ков из се­бя чу­жой ба­тор, сколь­ко вер­шков его те­ло в дли­ну и ши­рину, в ка­ком мес­те сво­ей юр­ты он пос­то­ян­но си­дит, по­едая жир­ную ба­рани­ну. По­том най­дешь ме­ня на той, се­вер­ной го­ре и рас­ска­жешь, что ви­дел. Иди, мой друг сме­ло…

Вско­ре раз­ведчик был сре­ди мно­гих вой­лоч­ных юрт. И уви­дел са­мую боль­шую и бо­гато ук­ра­шен­ную юр­ту, ос­тро­конеч­ную, из бе­лого вой­ло­ка. Ког­да он по­дошел к юр­те, то ус­лы­шал мо­гучий го­лос, до­носив­ший­ся из-за бе­лого вой­ло­ка. Раз­ведчик сме­рил гла­зами раз­ме­ры юр­ты. Вы­сота ее бы­ла боль­ше вось­ми ша­гов, ши­рина — боль­ше шес­тнад­ца­ти. Стра­жа про­пус­ти­ла раз­ведчи­ка в юр­ту, так как он был без ору­жия и хо­рошо объ­яс­нил, за­чем при­шел к чу­жому ба­тору.

Э­элэн-ба­тор си­дел на бе­лых вой­ло­ках пря­мо под ды­мохо­дом, упер­шись пле­чами в ска­ты юр­ты. По обе­им сто­ронам ве­лика­на в двух боль­ших кот­лах ки­пел жел­тый чай. У каж­до­го кот­ла ра­бота­ло чет­ве­ро слуг. Они по­дава­ли ба­тору чай чаш­ку за чаш­кой, ко­торые он осу­шал до дна од­ним мо­гучим глот­ком.

Раз­ведчик поз­до­ровал­ся, ска­зал:

— Наш ба­тор про­сил у те­бя для зна­комс­тва та­баку. То­ропясь в по­ход, он за­был свой ки­сет до­ма.

— Зна­чит, ре­шил ста­рый вер­блюд во­евать, — ус­мехнул­ся Э­элэн-ба­тор, — ну что ж, пе­редай ему мой та­бак: пусть еще раз по­курит пе­ред смертью, по­ка у не­го не по­чер­нел жи­вот.

И ве­ликан от­сы­пал из сво­его ки­сета креп­кий крас­ный та­бак.

Раз­ведчик вер­нулся к сво­ему ба­тору, ко­торый под­жи­дал его на се­вер­ной го­ре, и под­робно пе­редал обо всем, что ви­дел. Не за­был пе­редать и хвас­тли­вые сло­ва ба­тора чу­жой зем­ли.

— Вот он ка­кой, — спо­кой­но улыб­нулся Мэ­эл-ба­тор, — Ну, что ж, пос­мотрим, чей жи­вот впе­ред по­чер­не­ет…

И он об­ра­тил­ся к раз­ведчи­ку-сле­допы­ту:

— А те­перь, мой друг, воз­вра­щай­ся об­ратно, но уже пол­зи, что­бы не за­мети­ла стра­жа Э­элэн-ба­тора. Я ду­маю, он съ­ел мно­го ба­рани­ны и до сих пор пь­ет свой жел­тый чай. Ду­маю, выпь­ет еще ве­дер де­сять, по­ка не за­валит­ся спать. На­до то­ропить­ся, по­ка он си­дит, под­пе­рев пле­чами по­толок сво­ей юр­ты. Под­ползи к юр­те Э­элэ-ба­тора с се­вер­ной сто­роны и вы­секи ог­ни­вом ис­кру как раз нап­ро­тив спин­но­го хреб­та чу­жого ве­лика­на. Пос­ле это­го быс­тро от­бе­ги в сто­рону, по­том пос­лу­шай, что бу­дет в юр­те…

Ночь ста­ла еще тем­ней, ког­да сле­допыт вер­нулся к вой­лоч­ным юр­там вра­гов. Страж­ни­ки сто­яли че­рез каж­дые де­сять ша­гов, пе­рек­ли­ка­ясь меж­ду со­бой зыч­ны­ми го­лоса­ми. Но лов­кий сле­допыт-охот­ник про­полз на жи­воте меж­ду страж­ни­ками так, что не сло­мал и од­но­го су­хого сте­бель­ка в тра­ве. Он по­дошел к вы­сокой юр­те с се­вер­ной сто­роны, дос­тал ог­ни­во и вы­сек ис­кру как раз нап­ро­тив спин­но­го хреб­та ве­лика­на, ко­торый по-преж­не­му си­дел в сво­ей юр­те, гло­тал чай и раз­го­вари­вал гро­мопо­доб­ным го­лосом. Как толь­ко блес­ну­ла ис­кра, вы­сечен­ная ог­ни­вом, раз­ведчик от­ско­чил в сто­рону и в тот же миг ус­лы­шал мо­гучий свист стре­лы. Она при­лете­ла со сто­роны се­вер­ной го­ры, где си­дел Мэ­эл-ба­тор. Стре­ла прон­зи­ла бе­лую кош­му вы­сокой юр­ты и в тот же мо­мент раз­ведчик ус­лы­шал внут­ри юр­ты страш­ный го­лос ве­лика­на:

— До­воль­но! Не вре­мя пить чай. Чувс­твую в сво­ей спи­не ос­трое и хо­лод­ное же­лезо. От­ку­да оно? Бей­те тре­вогу!

Раз­дался рев тру­бы. Не­мед­ленно в ста­не при­шель­цев под­нялся шум, кри­ки ис­пу­ган­ных лю­дей, ржа­ние ло­шадей. Кос­тры по­гас­ли, и в пол­ной тем­но­те во­ины сши­бали друг дру­га, са­дились вмес­то бо­евых ко­ней на ко­ров, хва­тали вмес­то ко­пий и стрел по­ленья дров, на­дева­ли на го­ловы вмес­то ша­пок кот­лы, в ко­торых всю ночь ва­рили мя­со наг­раблен­ных ко­ров и овец…

Поль­зу­ясь су­мато­хой, сме­лый раз­ведчик-сле­допыт по­кинул сто­ян­ку чу­жого вой­ска и явил­ся на се­вер­ную го­ру к Мэ­эл-ба­тору. Тот выс­лу­шал его рас­сказ и спро­сил:

— Твой глаз и ру­ка не зна­ют оши­бок? Ты вы­сек ис­кру сво­им ог­ни­вом точ­но про­тив спин­но­го хреб­та хвас­ту­на?

— Да, мой глаз и ру­ка оши­бок не зна­ют, поч­тенный ба­тор, — скром­но от­ве­тил зна­мени­тый охот­ник-сле­допыт.

— До­воль­но! Ве­рю те­бе. Моя стре­ла ле­тела с боль­шой си­лой и мет­костью. Она сде­лала свое де­ло. Враг боль­ше не при­дет.

И двое слав­ных, пре­ис­полнен­ных ра­достью ба­торов спус­ти­лись с се­вер­ной го­ры в теп­лую лож­би­ну. Тут они раз­вя­зали свои по­ход­ные меш­ки. Сва­рили са­мое луч­шее мя­со. Вы­пили са­мое креп­кое и ду­шис­тое ар­хи. По­том лег­ли спать. Нас­ту­пило ут­ро. Све­жий се­вер­ный ве­тер уго­нял ос­татки чер­ных туч в ту сто­рону, от­ку­да при­шел со сво­им вой­ском хвас­тли­вый Э­элэн-ба­тор — лю­битель войн и чу­жого доб­ра.

— Под­ни­мись на тот хол­мик и пос­мотри, что де­ла­ют на­ши вра­ги, — ска­зал вер­но­му раз­ведчи­ку Мэ­эл-ба­тор.

Тот под­нялся на хол­мик.

— Ви­жу, что юр­ты ра­зоб­ра­ны, и во­ины чу­жой зем­ли ухо­дят ту­да, от­ку­да приш­ли. На мес­те сто­ян­ки ос­та­лись толь­ко пе­пель­ные кру­ги от кос­тров да боль­шой ры­жий вер­блюд. Он ле­жит воз­ле то­го мес­та, где бы­ла вы­сокая юр­та чу­жого ба­тора.

— Пос­мотрим, ка­кого вер­блю­да они бро­сили там, — ус­мехнул­ся Мэ­эл-ба­тор и вмес­те с раз­ведчи­ком нап­ра­вил­ся к сто­ян­ке вра­га. И тут ока­залось, что ле­жит в сте­пи не боль­шой ры­жий вер­блюд, а сам уми­ра­ющий Э­элэн-ба­тор. Он слиш­ком тя­жел, а по­тому во­ины, в па­нике спе­шив­шие на юг, бро­сили сво­его во­жака на съ­еде­ние вол­кам.

Ба­торы-вра­ги, ни­ког­да до это­го не ви­дав­шие друг дру­га, встре­тились гла­зами. Э­элэн-ба­тор при­под­нялся на лок­тях с зем­ли и глу­хо ска­зал:

— Се­дой ба­тор, я мно­го слы­шал о те­бе. Го­ворят, что в борь­бе с силь­ней­ши­ми твоя спи­на ни­ког­да не ка­салась зем­ли. Это твоя стре­ла, пу­щен­ная с вер­ши­ны се­вер­ной го­ры, прон­зи­ла мою спи­ну? Ты стар го­дами, и я по­думал, что твои ру­ки и гла­за то­же пос­та­рели. И в этом я прос­чи­тал­ся. По­чему ты ре­шил убить ме­ня с даль­не­го рас­сто­яния?

— А по­чему ты при­шел сю­да из­да­лека? Ты ис­кал мо­ей смер­ти, а на­шел свою, — от­ве­тил Мэ­эл-ба­тор.

— Я че­ловек мо­лодой, мне еще на­до бы по­жить на зо­лотой зем­ле.

— Ес­ли ты хо­тел жить на зо­лотой зем­ле, так по­чему не жил на сво­ей зем­ле, а хо­тел от­нять мою зем­лю? Или те­бе тес­но ста­ло на зо­лотой зем­ле?

— До­пус­тим, ты прав, се­дой ба­тор. Но ты был неп­рав, ког­да пус­тил свою стре­лу ночью, из­да­лека, сквозь кош­му мо­ей юр­ты. Это не по пра­вилам бит­вы…

Мэ­эл-ба­тор рас­сме­ял­ся.

— Ког­да ты на­пал на на­шу зем­лю, ты раз­ве спра­шивал нас, на­падать те­бе или нет? И раз­ве пос­ле то­го мы бу­дем со­вето­вать­ся с то­бой, как нам убить те­бя?

Э­элэн-ба­тор, не най­дя что от­ве­тить, зак­рыл гла­за.

— Вынь свою стре­лу… — поп­ро­сил он Мэ­эл-ба­тора.

Се­дой ба­тор вы­нул стре­лу из спи­ны при­шель­ца, пос­ле че­го тот ис­пустил дух.

Так слав­ный Мэ­эл-ба­тор од­ним мо­гучим и мет­ким уда­ром стре­лы, нап­равлен­ной в ноч­ной тем­но­те на вы­сечен­ную ог­ни­вом ис­корку, ос­во­бодил зем­лю от на­шес­твия лю­того вра­га.

Так рас­ска­зыва­ют об этом ста­рики.