Семьдесят языков

В преж­нее счас­тли­вое вре­мя жил охот­ник, не знав­ший про­махов и не воз­вра­щав­ший­ся до­мой с пус­ты­ми ру­ками. Но как-то раз не до­был он ни пти­цы, ни зве­ря и на ис­хо­де дня при­кор­нул под сос­ной. Спит и ви­дит во сне, буд­то нап­лы­ва­ет на не­го со всех сто­рон жел­тый и си­ний ту­ман. От­крыл охот­ник гла­за, а ту­ман и в са­мом де­ле сжи­ма­ет­ся вок­руг не­го плот­ным коль­цом. В ис­пу­ге охот­ник схва­тил­ся бы­ло за лук, уже и те­тиву на­тянул, но из ту­мана до­нес­ся че­лове­чес­кий го­лос:

— Не стре­ляй в ме­ня, я не при­чиню те­бе зла!

В тот же миг обер­нулся ту­ман ог­ненно-жел­тым зме­ем с пес­тры­ми крыль­ями и го­ворит:

— Вот уже ко­торый год бо­рем­ся мы с ядо­вито-си­ним зме­ем и не мо­жем одо­леть друг дру­га. По­моги мне!

— И рад бы по­мочь, да не знаю чем, — от­ве­ча­ет охот­ник.

При­вел его змей на ши­рокую по­ляну и го­ворит:

— Здесь мы каж­дый день схо­дим­ся с ядо­вито-си­ним зме­ем, се­год­ня мы схлес­тнем­ся с ним в смер­тель­ном по­един­ке. Триж­ды взле­тим мы в под­не­бесье, триж­ды свер­знем­ся на зем­лю. А на чет­вертый раз ока­жет­ся ядо­вито-си­ний змей на­вер­ху, ста­нет он ме­ня одо­левать. В это вре­мя я и по­вер­ну к те­бе его го­лову. Выс­тре­ли и по­пади в единс­твен­ный глаз мо­его зак­ля­того вра­га!

На дру­гой день спря­тал пес­трок­ры­лый змей мет­ко­го охот­ни­ка в со­сед­ней с по­ляной ло­щин­ке, а сам стал сво­его вра­га под­жи­дать.

На рас­све­те при­летел ядо­вито-си­ний змей и крик­нул так, что го­ры сод­рогну­лись:

— Вы­ходи на по­еди­нок!

Вы­шел ог­ненно-жел­тый змей с пес­тры­ми крыль­ями, оп­ле­ли они друг дру­га мо­гучи­ми те­лами, и пош­ла меж ни­ми борь­ба не на жизнь, а на смерть. Триж­ды взле­тели по­един­щи­ки в под­не­бесье, триж­ды уда­рились о сы­рую зем­лю. На чет­вертый раз ока­зал­ся ог­ненно-жел­тый змей по­вер­женным, стал ядо­вито-си­ний змей одо­левать. Пос­ледним уси­ли­ем по­вер­нул жел­тый змей го­лову сво­его вра­га в сто­рону охот­ни­ка. Уви­дел тот пос­ре­ди зме­ино­го лба вы­пучен­ный глаз ве­личи­ной с ча­шу, выс­тре­лил из лу­ка и по­пал точ­но в цель. По­тек из смер­тель­ной ра­ны ядо­витый ту­ман, выт­равляя все жи­вое на сво­ем пу­ти.

Нак­рыл ог­ненно-жел­тый змей мет­ко­го охот­ни­ка сво­им кры­лом и не вы­пус­кал три дня, по­ка ту­ман не рас­се­ял­ся. А ког­да про­яс­не­ло, стал змей бла­года­рить охот­ни­ка:

— Без те­бя не по­бедить бы мне сво­его зак­ля­того вра­га, сот­во­рив­ше­го мно­жес­тво бед на зем­ле. Он прог­ла­тывал каж­дый день по три зве­ря из мо­их вла­дений, по три ог­ненных змея — мо­их под­данных. Он ис­тре­бил бы весь наш род, доб­равшись до мо­их де­тей и прес­та­релых ро­дите­лей. Но ты при­шел на по­мощь и спас нас. Пой­дем со мной в стра­ну ог­ненных зме­ев, я хо­чу от­бла­года­рить те­бя.

Охот­ник сог­ла­сил­ся, и они спус­ти­лись в глу­бокое под­зе­мелье, на сте­нах ко­торо­го си­яло мно­жес­тво дра­гоцен­ных кам­ней, а на всем пу­ти и обочь его ле­жали ог­ненно-жел­тые змеи, свер­нувшись коль­ца­ми. Ми­новав мно­жес­тво ком­нат, приш­ли они на­конец к оча­гу, у ко­торо­го си­дели ро­дите­ли ог­ненно-жел­то­го змея с пес­тры­ми крыль­ями. Рас­ска­зал он от­цу с ма­терью о сво­ем спа­сите­ле, об из­ба­вите­ле всех ог­ненно-жел­тых зме­ев, и в бла­годар­ность за это взя­лись ста­рики обу­чить мет­ко­го охот­ни­ка се­миде­сяти язы­кам.

— Ста­нешь, — го­ворят, — по­нимать язык зве­рей и птиц, бу­кашек и рыб, де­ревь­ев и трав. Но мо­жешь вза­мен это­го взять столь­ко зо­лота и дра­гоцен­ных кам­ней, сколь­ко за­хочешь.

— Хо­чу знать семь­де­сят язы­ков! — ре­шил охот­ник.

— Но ес­ли ты от­кро­ешь­ся ко­му-ни­будь в том, что по­нима­ешь все жи­вое на све­те, — те­бя ждет по­гибель, — пре­дуп­ре­дили ог­ненно-жел­тые змеи. — Не бо­ишь­ся это­го?

— Нет, не бо­юсь, — от­ве­чал мет­кий охот­ник.

На­учи­ли его ог­ненные змеи се­миде­сяти язы­кам и про­води­ли до­мой. Идет охот­ник, вдруг слы­шит, при­озер­ные мы­ши и пти­цы су­дачат меж­ду со­бой:

— С вос­точной сто­роны ле­тит сю­да ядо­витый змей, что­бы отом­стить за уби­того соб­ра­та. Выт­ра­вит он вок­руг озе­ра все до пос­ледней тра­вин­ки. Что нам де­лать, как нам быть?

Не­дол­го ду­мая, ски­нул охот­ник свой дэ­гэл, на­тянул его на пень и ку­шаком под­по­ясал. А сам взял ка­мышин­ку в зу­бы и за­лез в озе­ро. Си­дит он под во­дой, че­рез ка­мышин­ку ды­шит, змея под­жи­да­ет.

Ров­но в пол­день при­летел с вос­то­ка ядо­витый змей, выт­равляя все жи­вое на сво­ем пу­ти. Толь­ко рас­ки­нул он свои крылья над озе­ром, как вы­пус­тил мет­кий охот­ник свою стре­лу. Про­шила она нас­квозь ядо­вито­го змея, стал он на зем­лю па­дать и в это вре­мя уви­дел под кры­лом яр­кий дэ­гэл. «Хоть еще од­ну жи­вую ду­шу ус­пею по­губить пе­ред смертью», — ре­шил ядо­витый змей. Ки­нул­ся он на на­ряжен­ный в дэ­гэл да под­по­ясан­ный ку­шаком пень, об­вил его ту­гими коль­ца­ми, сжег дот­ла и дух ис­пустил.

От­пра­вил­ся охот­ник даль­ше. Идет ми­мо до­ма бо­гача и слы­шит — со­бака ла­ет:

— К нам не за­ходи! Хо­зя­ин наш скуп. Те­бя не на­кор­мит.

Свер­нул охот­ник на дру­гую сто­рону. Идет ми­мо вет­хо­го до­ма, а со­бака бед­ня­ка тяв­ка­ет:

— За­ходи, доб­рый че­ловек! Наш хо­зя­ин за­колет чер­но­го ба­рана, те­бя на­кор­мит, мне кос­точки дос­та­нут­ся!

За­шел охот­ник в бед­няцкий дом. Хо­зя­ин на ра­дос­тях пос­ледне­го ба­рана за­колол и угос­тил гос­тя. Бро­сил охот­ник мяс­ную кость со­баке. Ста­ла со­бака ее грызть, по­виз­ги­вая:

— Угос­тил ме­ня гость, я то­же на доб­ро доб­ром от­ве­чу, всю ночь не сом­кну глаз, бу­ду дом ка­ра­улить.

Вот в глу­хую пол­ночь, ког­да все ус­ну­ли, яви­лись вол­ки и за­выли:

— У-у-у бед­ня­ка не ос­та­лось ни од­но­го ба­рана, при­дет­ся съ­есть его ста­рую ло­шаден­ку-у-у.

А со­бака им в от­вет:

— Толь­ко пос­мей­те! Я так за­лаю, что раз­бу­жу хо­зя­ина, раз­бу­жу на­шего гос­тя. Возь­мет он свой ту­гой лук, свои ка­леные стре­лы и пе­рес­тре­ля­ет вас. Иди­те луч­ше к бо­гачу, у не­го ло­шади по­жир­нее на­шей бу­дут.

Приш­ли вол­ки на бо­гаче­во под­ворье и за­выли:

— У-у-у бед­ня­ка ло­шадь ста­ра, у бо­гача все ло­шади справ­ные, мы приш­ли за са­мой жир­ной!

— Са­мая жир­ная — се­рая ко­была, — от­ве­ча­ют со­баки спя­щего бо­гача. — Да­вай­те съ­едим ее вмес­те, а то ску­пой хо­зя­ин нас сов­сем не кор­мит.

Зад­ра­ли вол­ки се­рую ко­былу и вмес­те с со­бака­ми ее съ­ели.

А бед­няк на дру­гое ут­ро сно­ва стал гос­тя пот­че­вать, сно­ва ки­нул охот­ник кость хо­зяй­ской со­баке. Вы­бежа­ла она про­вожать гос­тя и го­ворит ему:

— У бо­гача на под­ворье есть бы­чок-двух­ле­ток, в ко­тором все бо­гаче­во счастье. Вот бы те­бе зав­ла­деть им.

По­шел охот­ник к бо­гачу, вы­тор­го­вал у не­го быч­ка-двух­летка.

— Бе­ри, — го­ворит бо­гач и по­казы­ва­ет на це­лое ста­до быч­ков.

А со­бака бед­ня­ка тут как тут:

— Тяв, тяв, — го­ворит. — Бе­ри быч­ка с пе­жиной на пра­вом ухе.

За­ар­ка­нил охот­ник быч­ка и по­вел бы­ло до­мой. Но за­мычал бы­чок на пол­до­роге:

— Мо-о-е счастье, мол, у бо­гача на под­ворье ос­та­лось, не пош­ло со мной!

— Вид­но, не лег­ко заб­рать счастье у бо­гато­го, — вздох­нул охот­ник и от­пустил быч­ка.

До­шел охот­ник до до­ма, слы­шит — ста­рая со­бака го­лос по­да­ет:

— Наш хо­зя­ин вер­нулся! Наш хо­зя­ин вер­нулся!

— Где он? Где он? — об­ра­дова­лась мо­лодая.

Ста­ли они вок­руг охот­ни­ка пры­гать, лас­кать­ся ста­ли, то и де­ло по­виз­ги­вая:

— Где же так дол­го был? Хо­зяй­ка сов­сем пе­рес­та­ла нас кор­мить, за­то лу­пит пу­ще преж­не­го.

— Ты по­чему со­бак не кор­мишь? По­чему бь­ешь их чем ни по­падя? — с по­рога на­кинул­ся охот­ник на же­ну.

«Три го­да до­ма не был. От­ку­да бы ему знать про это?» — уди­вилась же­на.

Вот од­нажды, ког­да охот­ник и его же­на лег­ли спать, из-под юр­ты выш­ли две мы­ши, од­на из ко­торых го­ворит:

— Как бы нам по­пить мо­лока из мо­лоч­но­го озе­ра?

— Ты ух­ва­ти ме­ня пок­репче зу­бами за хвост, — от­ве­ча­ет дру­гая, — я попью, а по­том те­бя по­дер­жу.

Так и сде­лали. Пе­реве­силась од­на в ко­тел с мо­локом, а дру­гая ее за хвост дер­жит. Вот на­пилась в охот­ку пер­вая мышь, по­меня­лись они мес­та­ми. Пь­ет мыш­ка мо­локо и при­гова­рива­ет:

— Дер­жи ме­ня, му­женек, пок­репче!

— Да я и так креп­ко дер­жу! — до­нес­лось в от­вет. Хвост выс­коль­знул из зу­бов го­воря­щего, мыш­ка бул­тыхну­лась в ко­тел с мо­локом и на­чала то­нуть.

— На ко­го же ты нас по­кину­ла! Как же я без те­бя ма­лых де­ток вы­кор­млю?! — зап­ри­читал ее му­женек.

Ус­лы­шал все это охот­ник, рас­сме­ял­ся, встал с пос­те­ли и вы­тащил мышь из кот­ла с мо­локом. А же­на все ви­дит, все при­меча­ет.

— Над чем это ты сме­ял­ся? — спра­шива­ет. — И как уз­нал о том, что мышь в ко­тел по­пала?

— Рас­сме­ял­ся я, вспом­нив за­бав­ный слу­чай, — от­ве­ча­ет охот­ник. — А мышь уви­дел, же­лая мо­лока на­пить­ся.

Не ус­по­ко­ил та­кой от­вет охот­ни­кову же­ну, са­ма не спит всю ночь и му­жу не да­ет: ска­жи да ска­жи, от­че­го сме­ял­ся? Дол­го кре­пил­ся охот­ник, на­конец го­ворит:

— Ес­ли я соз­на­юсь, то ум­ру в тот же миг!

Же­на и это­му не ве­рит, еще боль­ше прис­та­ет. На­до­ело то охот­ни­ку, и он ре­шил­ся:

— Будь по-тво­ему, ес­ли у те­бя ни кап­ли жа­лос­ти ко мне не ос­та­лось, я от­крою те­бе всю прав­ду. Толь­ко при­готовь все нуж­ное к по­хоро­нам!

При­казал он при­нес­ти кол­чан со стре­лами да лук и по­весить их над хой­мо­ром ря­дом с луч­шей сво­ей шу­бой, рас­по­рядил­ся выг­нать де­сять кот­лов та­расу­на и пос­та­вить там же, воз­ле хой­мо­ра, да еще на­казал пой­мать и при­вязать к стол­бу гне­дую ко­былу, что­бы за­колоть ее на по­мин­ки, и вдо­бавок при­вес­ти бе­лого ба­рана.

Же­на все быс­трень­ко при­гото­вила и го­ворит:

— Ну, те­перь рас­ска­зывай!

— Се­год­ня уже поз­дно, — вздох­нул охот­ник. — По­тер­пи до зав­тра, а я пе­рено­чую до­ма в пос­ледний раз.

Вот уже и ночь нас­ту­пила, а охот­ни­ку не спит­ся. Вы­шел он во двор, слы­шит — ов­цы и ба­раны пе­рего­вари­ва­ют­ся в са­рае меж­ду со­бой:

— Вот идет наш доб­рый хо­зя­ин, го­товый уме­реть по кап­ри­зу сво­ей вздор­ной же­ны. От­че­го он не зас­та­вит ее при­кусить язык? Муж­чи­на он или нет? Да еще соб­ра­лись за­колоть на по­мин­ки бе­лого ба­рана — на­шего во­жака. Как же мы без не­го пас­тись бу­дем? Кто по­кажет нам путь на во­допой, на са­мые луч­шие пас­тби­ща? Зап­лу­та­ем мы без не­го.

По­дошел охот­ник к ло­шади­ному за­гону, слы­шит — ко­ни меж­ду со­бой пе­рего­вари­ва­ют­ся:

— Вот идет наш доб­рый хо­зя­ин, го­товый уме­реть по кап­ри­зу сво­ей вздор­ной же­ны! От­че­го он не зас­та­вит ее при­кусить язык? Хо­зя­ин он в до­ме или нет? Да еще соб­ра­лись за­колоть на по­мин­ки на­шу гне­дую ко­былу, ко­торая зна­ет луч­шие вы­пасы и вы­гоны, уме­ет об­хо­дить сто­роной волчьи уро­чища.

По­дошел охот­ник к ко­ровь­ему за­гону, слы­шит — по­роз сог­нал всех ко­ров в один угол и стро­жит­ся на них, при­гова­ривая:

— Я один уп­равля­юсь с та­ким боль­шим ста­дом, а мой хо­зя­ин с од­ной же­ной не мо­жет спра­вить­ся.

По­вер­нул охот­ник до­мой, по­дошел к по­рогу юр­ты, а там две со­баки тяв­ка­ют. Ста­рая со­бака го­ворит:

— Мне не­дол­го жить ос­та­лось, уй­ду на тот свет вслед за хо­зя­ином, так что хо­зяй­ка не ус­пе­ет ме­ня по­бить еще раз.

А мо­лодая в от­вет:

— При­дет­ся и мне по­мереть, что­бы не­битой ос­тать­ся.

Боль­но и стыд­но ста­ло охот­ни­ку за свое ма­лоду­шие. «Да как же я мог ре­шить­ся на смерть?» — за­думал­ся он, воз­вра­ща­ясь в юр­ту.

Не ус­пел охот­ник прит­во­рить две­ри, а же­на опять за свое:

— Мо­жет быть, не ста­нем ждать до ут­ра; мо­жет быть, сей­час все рас­ска­жешь?

Рас­сердил­ся охот­ник и выг­нал вздор­ную да не в ме­ру лю­бопыт­ную же­ну из до­ма. А че­рез год же­нил­ся на дру­гой. Го­ворят, по­нима­ла она му­жа с по­лус­ло­ва, не ху­же, чем он — птиц и зве­рей.