Сорока и её птенцы

Од­нажды со­рока об­ра­тилась к сво­им птен­цам со сло­вами:

— Де­ти мои, вы уже вы­рос­ли, и нас­та­ло вре­мя вам са­мим до­бывать еду и жить сво­ей жизнью.

Ска­зала она так и, ос­та­вив гнез­до, по­лете­ла с птен­ца­ми в со­сед­нюю ро­щу. По­каза­ла им, как ло­вить мо­шек да бу­кашек, как из та­еж­но­го озе­ра во­ду пить. Но птен­цы ни­чего не хо­тят де­лать са­ми.

— По­летим об­ратно в гнез­до, — хны­чут они. — Как бы­ло хо­рошо, ког­да ты при­носи­ла нам вся­ких чер­вячков и пи­хала в рот. Ни­каких за­бот, ни­каких хло­пот.

— Де­ти мои, — вновь го­ворит им со­рока. — Вы уже ста­ли боль­ши­ми, а моя мать выб­ро­сила ме­ня из гнез­да сов­сем ма­лень­кой…

— А ес­ли нас подс­тре­лят из лу­ка? — спра­шива­ют птен­цы.

— Не бой­тесь, — от­ве­ча­ет со­рока. — Преж­де чем выс­тре­лить, че­ловек дол­го це­лит­ся, так что про­вор­ная пти­ца всег­да ус­пе­ет уле­теть.

— Все это так, — за­гал­де­ли птен­цы, — но что бу­дет, ес­ли че­ловек ки­нет в нас кам­нем? Та­кое мо­жет сде­лать лю­бой маль­чиш­ка, да­же не при­цели­ва­ясь.

— Для то­го что­бы взять ка­мень, че­ловек на­гиба­ет­ся, — от­ве­ча­ет со­рока.

— А ес­ли у че­лове­ка ока­жет­ся ка­мень за па­зухой? — спро­сили птен­цы.

— Кто сво­им умом до­шел до мыс­ли о спря­тан­ном за па­зухой кам­не, тот су­ме­ет спас­тись от смер­ти, — ска­зала со­рока и уле­тела прочь.