У страха глаза велики

— На­до за во­дой схо­дить, — вздох­ну­ла ба­буш­ка и от­пра­вилась к ко­лод­цу. Внуч­ка то­же взя­ла свои ма­лень­кие ве­дер­ки и пос­пе­шила вслед за ба­буш­кой.

— Ку­да вы, ку­да вы без ме­ня?! — за­кудах­та­ла ку­рица-хох­латка и, под­хва­тив ве­дер­ки ве­личи­ной с чаш­ку, по­бежа­ла вслед за внуч­кой.

— Всем хо­чет­ся пить, пить, пить! — за­пища­ла мыш­ка и, под­хва­тив свои ве­дер­ки ве­личи­ной с на­пер­сток, ки­нулась до­гонять ку­рицу.

Наб­ра­ли они во­ды из ко­лод­ца и по­тяну­лись гусь­ком к до­му. Впе­реди идет ба­буш­ка, не­сет боль­шие вед­ра, пол­ные во­ды. Вслед за ней ша­га­ет внуч­ка, не­сет вед­ра по­мень­ше. Не от­ста­ет от внуч­ки ку­рица-хох­латка, не­сет вед­ра ве­личи­ной с чаш­ку. Вслед за ку­рицей се­менит мыш­ка, не­сет вед­ра ве­личи­ной с на­пер­сток, пол­ные до кра­ев сту­деной во­ды.

Ста­ли они про­ходить ми­мо сос­ны, под ко­торой зад­ре­мал при­томив­ший­ся за­яц. И на­до же та­кому слу­чить­ся, что — не поз­же, не рань­ше — сор­ва­лась с вет­ки сос­но­вая шиш­ка и щел­кну­ла зай­ца по но­су. Пе­репу­гал­ся за­яц, бро­сил­ся бе­жать, но спро­сонья не за­метил иду­щих по тро­пин­ке и ткнул­ся в но­ги ба­буш­ке. Вскрик­ну­ла ба­буш­ка, вы­рони­ла вед­ра. Еще боль­ше пе­репу­гал­ся за­яц, прыг­нул что есть сил и сбил с ног внуч­ку. Упа­ла внуч­ка, про­лила во­ду. По­катил­ся за­яц ку­барем, на­летел на ку­рицу. Заг­ре­мели вед­ра ве­личи­ной с чаш­ку, за­кудах­та­ла хох­латка, за­била крыль­ями. Гля­дя на это, бро­сила мыш­ка свои ве­дер­ки ве­личи­ной с на­пер­сток и за­та­илась под бли­жай­шим ло­пухом.

А за­яц при­пус­тил в сто­рону ле­са, толь­ко его и ви­дели.

«Ес­ли б я рас­те­рялась, то зад­рал бы ме­ня этот мед­ведь», — по­дума­ла ба­буш­ка.

«Ес­ли б не моя лов­кость, то не спас­тись бы мне от это­го вол­ка», — по­дума­ла внуч­ка.

«Толь­ко уда­ча спас­ла ме­ня от хищ­ной ли­сы», — по­дума­ла ку­рица.

«Толь­ко на­ход­чи­вость из­ба­вила ме­ня от ко­шачь­их ког­тей», — по­дума­ла мыш­ка, вы­бира­ясь из-под ло­пуха.

А за­яц за­бил­ся в гус­той ель­ник и дол­го ду­мал о том, как го­няли его под вы­сокой сос­ной да на уз­кой тро­пе злые охот­ни­ки, как кри­чали они, как гре­мело кру­гом. «Чу­дом жив ос­тался», — ре­шил за­яц.