Волк простофиля

Од­нажды го­лод­ный волк в по­ис­ках пи­щи брёл по до­роге и, уви­дев па­сущу­юся на лу­гу ло­шадь, ска­зал ей:

— Ло­шадь, я те­бя съ­ем.

— Ну что ж, ешь, — ска­зала ло­шадь. — Толь­ко преж­де проч­ти, что у ме­ня на ко­пыте на­писа­но.

Стал волк рас­смат­ри­вать, что на­писа­но у ло­шади на ко­пыте. А ло­шадь как ляг­нёт его ко­пытом по го­лове — так наш волк по тра­ве и по­катил­ся.

А ло­шадь тем вре­менем и скры­лась.

Оч­нулся волк, поб­рёл даль­ше и оха­ет:

— Ни­ког­да я не был гра­моте­ем. И ка­кой шай­тан уго­раз­дил ме­ня чи­тать, что на ко­пыте на­писа­но?

Вот идёт волк и встре­ча­ет со­баку охот­ни­ка.

— Со­бака, я те­бя съ­ем, — го­ворит он.

— Хо­рошо, съ­ешь, — от­ве­ча­ет со­бака. — Толь­ко по­моги мне сна­чала из кус­тарни­ка при­несён­ную до­бычу дос­тать: я са­ма-то уж ста­ра ста­ла — пло­хо ви­жу.

— Хо­рошо, — сог­ла­ша­ет­ся волк.

Со­бака по­вела вол­ка в ча­щу кус­тарни­ка, где её хо­зя­ином-охот­ни­ком был зап­ря­тан кап­кан, а воз­ле не­го бро­шена при­ман­ка — ку­сок ста­рой го­вяди­ны.

— Вот здесь, по­ищи в кус­тах, — го­ворит со­бака.

По­лез волк сду­ру в кус­ты за мя­сом да и по­пал но­гою в кап­кан. А со­бака что есть ду­ху пом­ча­лась пос­ко­рее до­мой, что­бы при­вес­ти с со­бой хо­зя­ина-охот­ни­ка.

Тут толь­ко по­нял волк, в ка­кую бе­ду он по­пал; пе­рег­рыз се­бе ла­пу да на трёх но­гах на­силу убе­жал в своё ло­гово, до­рогой ру­гая се­бя на чём свет сто­ит:

— Ду­рень я, ду­рень. И за­чем со­баку пос­лу­шал?

Вот прош­ло не­кото­рое вре­мя. Сно­ва волк про­голо­дал­ся и по­шёл отыс­ки­вать се­бе пи­щу. Бро­дил он вок­руг де­рев­ни и уви­дел: на око­лице у ам­ба­ра свиньи ро­ют­ся. По­дошёл к ним волк и го­ворит:

— Свиньи, я вас съ­ем.

— Ко­ли хо­чешь, ешь, — от­ве­ча­ют свиньи. — Толь­ко сна­чала пос­лу­шай, как мы пес­ни по­ём.

— Ну что ж, пой­те, а я пос­лу­шаю, — сог­ла­ша­ет­ся волк.

Свиньи ста­ли кру­жить­ся вок­руг из­го­роди и под­ня­ли та­кой ог­лу­шитель­ный визг, что при­бежа­ли лю­ди с пал­ка­ми и, уви­дев вол­ка, при­нялись бить его.

На­силу волк выр­вался и еле но­ги уво­лок.

Убе­гая, он сно­ва при­нял­ся ру­гать се­бя за оп­лошность.

— И по­делом, — го­ворит он, — мне, ду­раку се­рому. Толь­ко боль­ше я уж ничь­их слов слу­шать­ся не бу­ду и пер­во­го, кто мне по­падёт­ся, живь­ём съ­ем.

И по­пада­ет­ся ему навс­тре­чу че­ловек — из ле­су дро­ва ве­зёт.

— Ну, те­перь-то я те­бя съ­ем! — го­ворит волк. И уж сов­сем но­ровит на че­лове­ка бро­сить­ся.

— Ну, что же, ешь, я го­тов, — го­ворит че­ловек. — Толь­ко те­бе на зем­ле ме­ня съ­есть не­удоб­но: зас­лы­шат мои со­баки, при­бегут, от­ни­мать ме­ня бу­дут. Ведь так?

— Так, — от­ве­ча­ет волк.

— Ну вот. А чтоб ник­то те­бе не ме­шал, за­лезем оба на де­рево. Там ты и съ­ешь ме­ня.

— Хо­рошо, — сог­ла­ша­ет­ся волк.

Че­ловек быс­тро взоб­рался на де­рево и кри­чит вол­ку:

— По­лезай и ты!

— Не мо­гу взоб­рать­ся, — от­ве­ча­ет волк. — Ког­ти не бе­рут.

А че­ловек это и без то­го знал.

— Ну хо­рошо, — от­ве­ча­ет он. — Вот я бро­шу те­бе свер­ху ве­рёв­ку, ты про­сунь в неё го­лову, и я те­бя за­тащу на­верх.

Сде­лал че­ловек на кон­це ве­рёв­ки пет­лю и бро­сил её вол­ку. Волк жи­во про­сунул го­лову в пет­лю и кри­чит че­лове­ку:

— Тя­ни!

Сос­ко­чил че­ловек с де­рева, ух­ва­тил­ся за ко­нец ве­рёв­ки да и по­тянул вол­ка вверх. Пет­ля ту­го стя­нула шею вол­ка, — тут ему и смерть приш­ла.