Кот, ба­ран и пе­тух

Жил у кресть­яни­на кот, толь­ко вот хо­зяй­ка, Ве­руна, силь­но нев­злю­била ко­тика, би­ла, тре­пала, есть сов­сем не да­вала. Не вы­тер­пел ко­тик и го­ворит:

— Ко­ли ты та­кая злая, те­перь са­ма ло­ви мы­шей.

И ушел из до­ма.

Идет он по ле­су, а навс­тре­чу ему ба­ран.

— Здо­рово, бяш­ка, ку­да путь дер­жишь? — спра­шива­ет кот.

А ба­ран ему от­ве­ча­ет:

— Ку­да гла­за гля­дят. Мой хо­зя­ин так оби­жал ме­ня, все поп­ре­кал, что от ме­ня ему один убы­ток, а поль­зы ни­какой. Вот и пус­кай те­перь сам о яг­ня­тах хло­почет и овец во­дит.

Пош­ли они вмес­те, кот и ба­ран, а навс­тре­чу им пе­тух. Они и спра­шива­ют его:

— Ку­да путь дер­жишь, пе­тушок?

— Ку­да гла­за гля­дят, — от­ве­ча­ет пе­тух. — Хо­зяй­ка ме­ня не кор­мит, каж­дой кро­хой поп­ре­ка­ет, все толь­ко ку­роч­кам да­ет, а я, го­ворит, и я­иц-то не не­су, и пенье мое ей до­куча­ет. Ну, а кра­сотой мо­ей ей лю­бовать­ся не­ког­да. Я и ушел от нее. Пус­кай са­ма те­перь о цып­ля­тах хло­почет, кур во­дит да от яс­тре­ба обе­рега­ет.

Пош­ли даль­ше втро­ем — кот, ба­ран и пе­тух. А де­ло-то к ве­черу, на­до и о ноч­ле­ге по­думать. Пе­тушок тог­да и спра­шива­ет:

— Где же мы, брат­цы, бу­дем но­чевать?

Ба­ран го­ворит:

— Не­пода­леку от­сю­да из­бушка есть, в ней и за­ночу­ем.

Ко­тику и пе­туш­ку бо­яз­но ста­ло, по­том все же сог­ла­сились.

Ба­ран и пе­тух го­ворят:

— Ко­тик, наш бра­тик, страш­но ведь, по­жалуй, в из­бушке но­чевать, ты ведь у нас са­мый ум­ный и лов­кий, сту­пай-ка про­ведай, кто там в из­бушке жи­вет?

Ко­тик по­бежал к из­бушке, весь двор обе­жал, все за­ко­ул­ки ог­ля­дел, в хле­ву и в са­рае по­бывал, ви­дит: все как сле­ду­ет быть, вез­де по­рядок, а ни­кого нет. По­бежал он, поз­вал ба­раш­ка с пе­туш­ком в из­бушку. Вот вош­ли они. Ко­тик на оча­ге в теп­лой зо­ле рас­тя­нул­ся, пе­тушок на шес­ток над печ­кой вско­чил. А ба­рашек улег­ся пос­ре­ди гор­ни­цы.

А в той из­бушке раз­бой­ни­ки жи­ли.

В пол­ночь вер­нулся один из них до­мой. За­ходит на кух­ню, хо­тел бы­ло в оча­ге огонь раз­вести, а кот как ца­рап­нет его по ли­цу, раз­бой­ник со стра­ху так и бряк­нулся. По­том вско­чил — и в гор­ни­цу, а там ба­ран его на ро­га под­дел да и шмяк об пол, а пе­тух с шес­тка как зак­ри­чит:

— А ну под­кинь его по­выше, я ему шею свер­ну!

Раз­бой­ник вко­нец пе­репу­гал­ся, под­хва­тил каф­тан — и ско­рее в окош­ко, на дво­ре уток и гу­сей вспо­лошил, они и да­вай кря­кать да га­гакать.

— Так, так, так его! — кри­чат ут­ки. А за ни­ми и гу­си:

— А-га-га, бей! А-га-га, бей!

Ум­ный ко­тик и го­ворит то­вари­щам:

— Пой­дем­те от­сю­да, брат­цы, вдруг наг­ря­нут друж­ки раз­бой­ни­ки, тог­да мы про­пали!

Пос­лу­шались его пе­тух и ба­ран. И пра­виль­но сде­лали. Толь­ко они уш­ли, за­яви­лись в из­бу две­над­цать раз­бой­ни­ков, все за­кут­ки обыс­ка­ли, весь двор об­ша­рили, да так ни­кого и не наш­ли.

А кот, ба­ран и пе­тух идут-бре­дут до­рогою. И взя­ла ба­раш­ка тос­ка, он и го­ворит:

— Не вер­нуть­ся ли нам, брат­цы, к на­шим хо­зя­евам? Пог­ля­дим, ка­ково им без нас жи­вет­ся, мо­жет, они по­доб­ре­ли?

И вер­ну­лись они каж­дый в свой дом. Ко­тик по­бежал в ам­бар* и сра­зу пой­мал мыш­ку, она там в ла­ре с му­кой хо­зяй­ни­чала.

Уви­дала ко­та хо­зяй­ка Ве­руна, об­ра­дова­лась:

— Здравс­твуй, ко­тень­ка, где же ты про­падал? Без те­бя прок­ля­тые мы­ши про­казят, то­го и гля­ди, нас с де­дом съ­едят. Ты, вер­но, го­лод­ный. На вот ми­соч­ку мо­лоч­ка! По­пей! Те­перь я, как ста­ну ко­ровуш­ку до­ить, неп­ре­мен­но те­бе мо­лоч­ка на­ливать бу­ду, толь­ко уж ты, по­жалуй­ста, не убе­гай от нас, жи­ви.

Ко­тик по­думал-по­думал и го­ворит:

— Что ж, я не прочь. Так-то неп­ло­хо жить.

И по­шел ло­вить мы­шей.

А тем вре­менем при­шел хо­зя­ин ба­рана в ов­чарню, смот­рит, на­шел­ся про­пащий ба­ран. Об­ра­довал­ся он и спра­шива­ет:

— Где ты так дол­го бро­дил? Хо­рошо, что до­мой вер­нулся, без те­бя у ме­ня ни яг­нят, ни овец, ни шер­сти, ни ту­лупа не бу­дет. Ну, уж те­перь я те­бе ста­ну всег­да ов­са под­сы­пать, толь­ко, по­жалуй­ста, не убе­гай от ме­ня, жи­ви.

Ба­рашек от­ве­ча­ет:

— Ну что ж, я не прочь. Так-то мож­но жить.

И ос­тался в ов­чарне.

Пош­ла хо­зяй­ка пе­туш­ка в ку­рят­ник, смот­рит, а он там, про­пащий. Пох­ва­лила она его, что до­мой вер­нулся, и го­ворит:

— До­рогой ты мой, без те­бя у ме­ня ни я­иц, ни цып­лят бы не ста­ло, без те­бя я за ку­рами не ус­ле­жу. Ты, уж по­жалуй­ста, боль­ше не ухо­ди, жи­ви.

При­нес­ла ему кру­пы, пше­ницы по­сыпа­ла, обе­щалась каж­дый день так кор­мить.

Пе­тушок об­ра­довал­ся, за­кука­рекал:

— Что ж, я не прочь. Так-то мож­но жить.

И ос­тался в ку­рят­ни­ке.

Ведь у вся­кого свое де­ло. Но за­то и пла­та дол­жна быть по де­лам.