Кум Ма­тей и кум Ир­жи

Как-то в праз­дник соб­рался кум Ма­тей на­вес­тить сво­его дру­га, ку­ма Ир­жи. Не­пода­лёку от до­ма ку­ма Ир­жи повс­тре­чал его сы­ниш­ку.

— Что твой отец де­ла­ет? — спра­шива­ет.

— Да вот толь­ко что со­бирал­ся обе­дать, а ког­да уви­дел, что за гум­на­ми вы иде­те, встал из-за сто­ла и ве­лел все ку­шанья уб­рать.

— А что так?

— Отец го­ворит, что вы у нас мно­го бы съ­ели, так луч­ше пусть ма­ма всё спря­чет.

— И ку­да же она всё поп­ря­тала?

— Гу­ся в пе­чур­ку, око­рок на печь, кол­ба­сы с ка­пус­той на шес­ток, пи­роги в шкаф, а два жба­на пи­ва под лав­ку.

Кум Ма­тей не стал боль­ше расс­пра­шивать маль­чи­ка, ус­мехнул­ся и по­шёл сво­ей до­рогой.

— Здо­рово, кум, — при­ветс­тво­вал его Ир­жи, ког­да гость пе­решаг­нул че­рез по­рог. — Вот жаль, что не при­шёл ты на ми­нут­ку рань­ше: мог бы с на­ми по­обе­дать. А мы толь­ко-толь­ко из-за сто­ла. И, как на­роч­но, се­год­ня у нас ни­чего от обе­да не ос­та­лось. Не знаю, чем те­бя и угос­тить.

— Ни­как не мог я, ми­лый кум, рань­ше прий­ти. В пу­ти за­дер­жался. По­нима­ешь, прик­лю­чилось со мной по до­роге чу­до.

— А что та­кое?

— Иду это я за гум­на­ми, смот­рю — пол­зёт в тра­ве боль­шу­щая змея. Ну, ду­маю, на­до убить. Убил, пос­мотрел по­том — ну и уди­витель­ная змея по­палась! Го­лова ог­ромная, не мень­ше то­го око­рока, что у вас на пе­чи ле­жит. Са­ма тол­стая, вро­де гу­ся, ко­торый у вас в пе­чур­ке спря­тан, и длин­ная, как кол­ба­сы, свёр­ну­тые вон на том шес­тке. И что же ты ду­ма­ешь: мя­со у неё ока­залось бе­лое-бе­лое. Точь-в-точь, как сдоб­ные пи­роги, за­пер­тые у вас в шка­фу. А кро­ви из той змеи вы­тек­ло столь­ко, сколь­ко пи­ва в двух жба­нах, что там под лав­кой сто­ят.

Хо­рошо всё Ма­тей ра­зуз­нал!

Стыд­но ста­ло ку­му Ир­жи за свою жад­ность. Ве­лел он же­не всё на стол ста­вить и гос­тя пот­че­вать.