О зо­лотых рыб­ках

Пос­по­рили од­нажды рез­чик по де­реву и зо­лотых дел мас­тер, чье ре­мес­ло луч­ше. Спо­рили они, ссо­рились, и при­шел к ним ко­роль. Ста­ли они про­сить, что­бы он рас­су­дил их. Ко­роль ска­зал, что ре­мес­ло у обо­их хо­рошее, но, что­бы на­вер­ня­ка оп­ре­делить, ве­лел каж­до­му сде­лать вещь и са­мим срок наз­на­чить, а тог­да и ре­шение бу­дет, чье ре­мес­ло луч­ше. Зо­лотых дел мас­тер про­сил не­делю сро­ку, а рез­чик про­сил две не­дели. На том и ра­зош­лись.

Не­деля про­ходит, при­носит зо­лотых дел мас­тер ко­ролю зо­лотых ры­бок, ко­торые са­ми пла­ва­ют, ес­ли их в во­ду пус­тить. Ко­ролю ра­бота очень пон­ра­вилась, и стал он ждать, что при­несет рез­чик. Си­дит он как-то во двор­це у от­кры­того ок­на и смот­рит на ули­цу. Тут раз­дался вдруг силь­ный шо­рох, ко­роль и ог­ля­деть­ся не ус­пел, вдруг в ком­на­ту вле­тел на де­ревян­ных крыль­ях рез­чик. Сде­лал он та­кие крылья, что лю­бой че­ловек мог прик­ре­пить их и ле­тать, как пти­ца.

По­дивил­ся ко­роль, ве­лел поз­вать зо­лотых дел мас­те­ра и пох­ва­лил обо­их за ве­ликое их мас­терс­тво, а кто луч­ше из них, не смог ска­зать. Но на­перед за­казал им спо­рить под стра­хом смер­ти. По­том бо­гато наг­ра­дил их и от­пустил. А для зо­лотых ры­бок ве­лел ко­роль ус­тро­ить пруд на про­точ­ном ручье, что­бы во­да в нем всег­да све­жая бы­ла.

Был у ко­роля ма­лень­кий сын, он час­то с эти­ми рыб­ка­ми иг­рал. Тут на­чалась вой­на, и ко­роль ушел во­евать, а сы­на до­ма ос­та­вил. Иг­рал ма­лень­кий принц с рыб­ка­ми, иг­рал и ду­ма­ет: «Что же они все толь­ко в пру­ду пле­щут­ся, на­до пос­мотреть, как они по ручью поп­лы­вут» — и вы­пус­тил он зо­лотых ры­бок в ру­чей. Рыб­ки плы­ли, плы­ли, да и уп­лы­ли.

Ис­пу­гал­ся принц, по­бежал за ни­ми по бе­регу ручья, да не дог­нал. Что он от­цу те­перь ска­жет, ког­да тот вер­нется с вой­ны? И вспом­нил принц, что есть у ко­роля спря­тан­ные крылья. Отыс­кать бы крылья и уле­теть на них по­даль­ше. По­бежал принц во дво­рец, на­шел крылья, при­ладил, и — толь­ко его и ви­дели.

Ле­тел он, ле­тел, и за­хоте­лось ему есть. Ви­дит, вни­зу пас­тух па­сет сви­ней. Спус­тился принц на зем­лю, крылья снял, спря­тал, по­дошел к сви­нопа­су и поп­ро­сил­ся в по­мощ­ни­ки, обе­щал пас­ти сви­ней за од­ни хар­чи. Сви­нопас был ста­рый, принц ему приг­ля­нул­ся, он и взял его се­бе в под­паски. И стал принц пас­ти по­росят.

Си­дит, бы­вало, принц, за по­рося­тами смот­рит, а сам ду­доч­ки вы­реза­ет, по­том на­чал он на ду­доч­ке иг­рать и по­росят тан­це­вать учил.

Пас он как-то под ок­на­ми ко­ролев­ско­го двор­ца, и уви­дала его прин­цесса, как он по­рося­там иг­ра­ет, по­диви­лась прин­цесса его за­бавам и по­росячь­им тан­цам. Но боль­ше все­го смот­ре­ла прин­цесса на мо­лодо­го сви­нопа­са — так он ей пон­ра­вил­ся. И не ди­во — был очень при­гож и хо­рош со­бою принц. За­метил и сви­нопас прин­цессу, и она ему то­же пон­ра­вилась. Час­то при­гонял он свое ста­до под ок­на двор­ца. Да что про­ку — раз­ве к прин­цессе в по­кои пус­ти­ли бы сви­нопа­са!

Вспом­нил тут принц-сви­нопас про свои крылья и об­ра­довал­ся. При­ладил он их ве­чером, чтоб ник­то не ви­дал, и вле­тел к прин­цессе в от­кры­тое ок­но, а под ут­ро, еще за­тем­но, уле­тел. Дол­гое вре­мя ле­тал он в гос­ти к прин­цессе, и ник­то о том не до­гады­вал­ся.

Но нич­то веч­но не длит­ся, од­нажды все от­кры­лось. Прин­цесса при­казы­вала по ве­черам при­носить ей ужин на дво­их, и ког­да доз­нался про то ко­роль, за­подоз­рил не­доб­рое. Ве­лел он выс­ле­дить, кто к прин­цессе хо­дит. Пос­та­вили стра­жу под дверью, но ник­то че­рез две­ри к ней не хо­дил. И по­думал ко­роль: уж не в ок­но ли к прин­цессе гос­ти ла­зят? Поз­вал ка­мен­щи­ков, чтоб они под ок­ном у прин­цессы за­пад­ню пос­та­вили, а ей ве­лели ска­зать, что баш­ню ук­репля­ют, под­пи­ра­ют — как бы не раз­ва­лилась.

Ка­мен­щи­ки сде­лали все, как бы­ло ве­лено, ог­ромную за­пад­ню под ок­ном пос­та­вили. Прин­цесса спер­ва обес­по­ко­илась, а ког­да объ­яс­ни­ли ей ка­мен­щи­ки, буд­то они баш­ню ук­репля­ют, опять она ста­ла ве­село ждать сво­его лю­без­но­го пас­тушка. Он и при­летел, как всег­да, но, ког­да хо­тел в ок­но вой­ти, со страш­ным гро­хотом за­пад­ня зах­лопну­лась, и бед­ня­га не мог ни выб­рать­ся, ни ше­вель­нуть­ся.

Горь­ко зап­ла­кала прин­цесса, но и она не смог­ла за­пад­ню от­крыть. Принц ус­по­ка­ивал ее, как мог, уте­шал, что все хо­рошо кон­чится, так и ночь прош­ла.

Ут­ром при­шел ко­роль пог­ля­деть, кто по­пал­ся, и страш­но рас­сердил­ся, уви­дав в за­пад­не пас­ту­ха. При­казал он обо­их бро­сить в глу­бокую тем­ни­цу, а по­том каз­нить.

Нас­ту­пил день каз­ни. Съ­еха­лись ры­цари, и знат­ные па­ны, и прос­той на­род, и все стол­пи­лись пе­ред двор­цом. Вы­вели прин­ца с прин­цессой на по­мост. Тут принц-пас­тух поп­ро­сил ко­роля, чтоб раз­ре­шил он ему в сто­рон­ке пе­ред смертью с прин­цессой прос­тить­ся. Ко­роль раз­ре­шил. Принц-пас­тух от­вел прин­цессу в сто­рон­ку, дос­тал крылья, ко­торые всег­да пря­тал по­даль­ше, при­ладил их, взял на ру­ки прин­цессу, и оба они под­ня­лись вы­соко в не­бо. А вни­зу на­род сме­ять­ся стал и кри­чать:

— Черт унес доч­ку на­шего ко­роля! Черт унес доч­ку на­шего ко­роля!

И все по­вери­ли, да­же сам ко­роль, что черт унес прин­цессу.

А принц при­летел с прин­цессой к сво­ему от­цу-ко­ролю. Ста­рый отец нес­ка­зан­но об­ра­довал­ся им — ведь он дав­но счи­тал сво­его сы­на мер­твым. И сыг­ра­ли свадь­бу, шум­ную свадь­бу, гос­ти гу­ляли и пи­ли-ели на ней це­лую не­делю. Пос­ле свадь­бы пе­редал ко­роль сы­ну свое ко­ролевс­тво, и все вмес­те ста­ли счас­тли­во жить.

Прош­ло вре­мя, по­ехал мо­лодой ко­роль со сво­ей же­ной к ее от­цу про­щенья про­сить. А ко­роль ни доч­ку свою не уз­нал, ни пас­ту­ха.

За­гово­рил принц с ним, стал расс­пра­шивать, от­че­го нет у не­го де­тей. Ска­зал ко­роль, что бы­ла у не­го дочь, но не за­хотел приз­на­вать­ся, что ее унес черт. Принц все до­пыты­вал­ся: уз­нал бы ко­роль свою дочь пос­ле столь­ких лет раз­лу­ки? Тут прин­цесса бро­силась от­цу в но­ги, и оба они ста­ли про­сить у не­го про­щенья. Ко­роль на ра­дос­тях чуть ума не ли­шил­ся, прос­тил их и от­дал им свое ко­ролевс­тво, так что ста­ло у них со сво­им це­лых два.