Учё­ная со­бака

Жил-был де­ревен­ский бо­гач. Не умел он ни пи­сать, ни чи­тать, но счи­тал се­бя пер­вым че­лове­ком в де­рев­не. За жад­ность и злой ха­рак­тер од­но­сель­ча­не нев­злю­били его. Бы­ла у бо­гача лю­бимая со­бака Азор. Час­тень­ко он го­вари­вал сво­ему бат­ра­ку Мар­ты­ну:

— Зна­ешь, Мар­тын, эта со­бака ум­нее те­бя: она всё по­нима­ет, вот толь­ко го­ворить не уме­ет. Ес­ли бы бы­ли шко­лы для со­бак, я бы не по­жалел де­нег, что­бы на­учить мою со­баку го­ворить.

А Мар­тын са­молю­бивым пар­нем ока­зал­ся. Горь­ко ему бы­ло, что хо­зя­ин толь­ко и зна­ет, что пот­чу­ет его обид­ны­ми сло­вами, а дер­жит впро­голодь — лишь бы он но­ги не про­тянул. Тер­пел он, тер­пел по­ка ста­ло ему нев­мочь, и ре­шил рас­кви­тать­ся с хо­зя­ином.

— Не­уже­ли ты не зна­ешь, что есть шко­лы для со­бак? — спро­сил он од­нажды у хо­зя­ина.

— Что за вздор! — сер­ди­то прер­вал его бо­гач.

— Сов­сем не вздор, хо­зя­ин. Не­дав­но мой ста­рый при­ятель лес­ни­чий рас­ска­зывал, что есть шко­ла, где ум­ных со­бак учат го­ворить и рас­ска­зывать всё, что они ви­дят и слы­шат.

— Чу­дес­но! — об­ра­довал­ся хо­зя­ин. — А ты зна­ешь, где эта шко­ла?

— Лес­ни­чий ска­зал, что шко­ла эта да­леко за на­шим ле­сом и го­рой, а до­рога ту­да сто­ит двад­цать крон.

— Ну что ж, — двад­цать, так двад­цать! Возь­ми зав­тра Азо­ра и от­ве­ди его в шко­лу.

— Лад­но, толь­ко за обу­чение там бе­рут сто крон, — за­метил бат­рак.

— Эх, ку­да ни шло! Не обед­нею я без ста крон! — мах­нул ру­кой бо­гач.

«По­годи же ты, — по­думал Мар­тын, — я те­бя про­учу. Мне за ра­боту не пла­тишь уже год, а на та­кую глу­пость де­нег не жа­ле­ешь».

На дру­гой день хо­зя­ин от­счи­тал бат­ра­ку сто двад­цать крон, дал ему на до­рогу ку­сок хле­ба и ще­поть со­ли, а для со­баки — боль­шой око­рок.

По­вёл Мар­тын Азо­ра в лес к лес­ни­чему, ко­торый при­ходил­ся ему ку­мом. Се­ли они за стол, вы­пили, за­куси­ли, да и съ­ели весь око­рок, а со­баке бро­сили кость. Дол­го сме­ял­ся лес­ни­чий, уз­нав, ка­кое де­ло при­вело к не­му бат­ра­ка.

— Ос­тавь со­баку у ме­ня, — пред­ло­жил он. — Здесь жи­вой ду­ши не бы­ва­ет, ник­то ни­чего не уз­на­ет.

Гос­тил Мар­тын у ку­ма три дня, а на чет­вёртый вер­нулся в де­рев­ню. Расс­про­сил его хо­зя­ин, как се­бя ве­дёт со­бака в шко­ле.

— Жаль, что ты не по­шёл со мной, хо­зя­ин! — от­ве­тил бат­рак. — Не ус­пе­ли мы вой­ти в класс, как Азор­ка сел за пар­ту и на­вос­трил уши. Учи­телю пон­ра­вилась со­бака, и он ска­зал, что бу­дет учить её це­лый год. Я зап­ла­тил ему за обу­чение сто крон, а ког­да при­ду за Азор­кой, на­до бу­дет зап­ла­тить ещё сто.

— И пя­тисот не по­жалею, лишь бы про­гово­рил мой пес, — вос­клик­нул бо­гач. — И уж по­том бе­реги­тесь, лен­тяи! Азор­ка бу­дет мне док­ла­дывать, что вы де­ла­ете и о чём го­вори­те. А как вый­ду с ним на ули­цу, вся де­рев­ня со­берёт­ся пог­ла­зеть да по­дивить­ся на та­кое чу­до.

Не прош­ло и пол­го­да, пос­лал хо­зя­ин Мар­ты­на про­ведать Азо­ра, спра­вить­ся об его ус­пе­хах. Дал он бат­ра­ку де­нег на до­рогу, ку­сок хле­ба и ще­поть со­ли, а со­баке гос­ти­нец пос­лал — боль­шой коп­че­ный око­рок.

И опять Мар­тын от­пра­вил­ся к сво­ему ку­му. Съ­ели они око­рок, по­мог Мар­тын ку­му ско­сить се­но, и на чет­вёртый день вер­нулся до­мой.

Хо­зя­ин пер­вым де­лом спро­сил у не­го, здо­ров ли Азор­ка, учит­ся ли при­леж­но.

— Здо­ров, здо­ров, хо­зя­ин. При­мер­ный уче­ник Азор­ка, быс­тро прод­ви­га­ет­ся впе­рёд и уже чи­та­ет по скла­дам. Учи­тель его пох­ва­лил и ска­зал, что Азор­ка ско­ро нач­нёт го­ворить.

Про­шёл год. Пос­лал бо­гач бат­ра­ка за со­бакой. Дал он ему сто крон для учи­теля и ещё двад­цать на до­рогу, дал ло­моть хле­ба и ще­поть со­ли, а для Азор­ки — коп­че­ный око­рок. По­шёл Мар­тын к ку­му, по­ели они, вы­пили. По­мог он ку­му за­пас­ти на зи­му дров и на чет­вёртый день вер­нулся.

— А где же Азор­ка? — спро­сил хо­зя­ин.

— Ис­портил­ся наш Азор­ка, — от­ве­тил бат­рак. — На­вер­ное, дру­гие со­баки на не­го дур­но пов­ли­яли, по­тому что он был ум­ный, поч­ти­тель­ный пес. А те­перь та­кое го­ворит — уши вя­нут. Ес­ли бы ты толь­ко слы­шал! Го­ворит, что ты глу­пый заз­най­ка и лжец, что ты прис­во­ил по­лови­ну об­щинно­го пас­тби­ща и со­сёшь из бед­ня­ков кровь, ссу­жая им день­ги под вы­сокие про­цен­ты, что ты свою собс­тве­ную сес­тру об­вёл вок­руг паль­ца и по­дыма­ешь ру­ку да­же на род­ную мать. А ещё он гро­зил­ся, что как толь­ко вер­нётся до­мой, то рас­ска­жет всей де­рев­не о тво­их зло­дей­ствах. Эти неп­ристой­ные сло­ва так ме­ня ра­зоз­ли­ли, что я при­вязал ему ка­мень на шею и бро­сил его в ре­ку.

Бо­гача слов­но гро­мом по­рази­ло.

— Ть­фу, ка­кой неб­ла­годар­ный пёс! — воз­му­тил­ся он. — Столь­ко де­нег я ис­тра­тил на не­го, а он ре­шил от­пла­тить мне чёр­ной неб­ла­годар­ностью! Хо­рошо ты сде­лал, Мар­тын. Ес­ли бы Азор­ка вер­нулся, он бы ос­ра­мил ме­ня на всю де­рев­ню.

С тех пор бо­гатый кресть­янин и слы­шать не хо­тел о том, что­бы взять со­баку в свой дом. Учё­ный Азор ос­тался у лес­ни­ка, а го­ворить так и не вы­учил­ся.