Рa и змей

Рa был ве­ликий бог. Он соз­дал се­бя са­мого. Он сот­во­рил не­бо и зем­лю, во­ду и ды­хание жиз­ни, огонь, бо­гов и лю­дей. Он соз­дал зве­рей, птиц и рыб и стал ца­рем всех лю­дей и бо­гов. Ве­лико бы­ло его мо­гущес­тво и мно­го имен бы­ло у не­го.

И бы­ла Иси­да — муд­рая бо­гиня. Она зна­ла мно­гое о не­бе и о зем­ле. Но ей бы­ло ма­ло это­го. За­хоте­ла Иси­да стать по­доб­ной са­мому Ра и по­лучить власть да­же над сол­нечным бо­гом.

Мно­го кол­дов­ских за­гово­ров зна­ла Иси­да, но не бы­ло в них ни­какой вол­шебной си­лы, по­ка она не про­из­несла име­ни то­го, над кем она кол­до­вала. Ведь бы­ло из­вес­тно, что у бо­гов и лю­дей есть нес­коль­ко имен. Есть име­на обыч­ные, да­ва­емые при рож­де­нии и слу­жащие обыч­ным об­ра­зом. А есть имя тай­ное, зак­лю­ча­ющее в се­бе жиз­ненную си­лу жи­вуще­го. Зна­ющий это тай­ное имя с по­мощью кол­довс­тва мо­жет по­лучить пол­ную власть над тем, кто это имя но­сит. По­ка Иси­да не зна­ла тай­но­го име­ни Ра, не име­ло ее кол­довс­тво влас­ти над ве­ликим бо­гом. И за­дума­ла Иси­да уз­нать его тай­ное имя.

И вот сос­та­рил­ся Ра, ста­ли дро­жать у не­го ру­ки и но­ги и ста­ла спи­на гнуть­ся к зем­ле. Ви­дела Иси­да, что ос­ла­бел не­ког­да мо­гучий бог, тог­да под­ня­ла она с зем­ли пыль, раз­ме­шала ее со сво­ей слю­ной и вы­лепи­ла из это­го змея. Кол­довс­твом ожи­вила она это­го змея, и был это мо­гучий змей с ядо­виты­ми зу­бами, от ко­торо­го ник­то не мог уй­ти жи­вым.

По­ложи­ла Иси­да змея на до­рогу, по ко­торой со­вер­шал Ра об­ход всей зем­ли.

И ког­да шел ве­ликий бог, как фа­ра­он — да бу­дет он жив, здрав и нев­ре­дим — впе­реди сво­их те­лох­ра­ните­лей, ужа­лил его змей, и слов­но огонь об­жег но­гу Ра.

И бог от­крыл рот и зак­ри­чал, и го­лос его дос­тиг не­ба, и бо­ги уди­вились: «Что это?» — и ста­ли расс­пра­шивать Ра о том, что же с ним слу­чилось.

А Ра упал на до­рогу, и не бы­ло сил у не­го от­ве­чать, он весь дро­жал, и яд за­ливал его те­ло, как Нил за­лива­ет зем­лю во вре­мя по­ловодья.

Соб­рался бог с си­лами и ска­зал сво­им приб­ли­жен­ным:

— Ужа­лило ме­ня неч­то смер­то­нос­ное. Сер­дце мое чувс­тву­ет это, но я не ви­жу ни­чего и не знаю, кто сде­лал это со мной. Ни­ког­да не чувс­тво­вал я по­доб­ной бо­ли, и нет бо­ли силь­нее этой… Я вы­шел, что­бы ос­мотреть все, что мною соз­да­но, и ког­да я про­ходил че­рез Еги­пет, уку­сил ме­ня змей, ко­торо­го я не знаю. Мое сер­дце в ог­не, я весь дро­жу и страш­но бо­лит мое те­ло. Пусть ко мне при­дут все мои де­ти, все бо­ги, уме­ющие кол­до­вать!

Приш­ли все и с ры­дани­ями сто­яли око­ло от­ца. И приш­ла Иси­да, ве­ликая вол­шебни­ца, чьи ча­ры ис­це­ля­ют боль­ных и воз­вра­ща­ют жизнь умер­шим.

И спро­сила она бо­га, ли­цемер­но гля­дя на не­го:

— Что это с то­бой, мой бо­жес­твен­ный отец? Не змей ли ужа­лил те­бя? Я окол­дую его сво­ими ча­рами и зас­тавлю его от­пустить те­бя!

Бог опять пов­то­рил свой рас­сказ о том, как его уку­сил змей:

— И вот те­перь я хо­лод­нее во­ды и го­рячее ог­ня, я весь в по­ту, все те­ло мое дро­жит. Я не ви­жу не­ба, и жар на мо­ем ли­це, как зной­ным ле­том.

Тог­да ска­зала Иси­да:

— Ска­жи мне твое имя, бо­жес­твен­ный отец! От­крой мне свое тай­ное имя, и я смо­гу тог­да из­гнать яд из те­бя, ибо бу­дет жить тот, чье имя я про­из­не­су.

И от­ве­тил Pa:

— Я ве­ликий бог, у ме­ня мно­го имен. Я тот, ко­торый соз­дал не­бо и зем­лю, го­ры и все, что на­ходит­ся на них. Я от­кры­ваю гла­за — и ста­новит­ся свет­ло, я зак­ры­ваю гла­за — и нас­ту­па­ет мрак. Я тот, кто по­веле­ва­ет раз­ли­вами Ни­ла и кто сот­во­рил пла­мя. Я — Хеп­ри ут­ром, Ра — днем и Атум ве­чером! Но од­но имя тай­ное, и оно скры­то во мне. Ник­то не дол­жен знать это­го име­ни, что­бы не бы­ло ни у ко­го влас­ти на­до мной, что­бы ник­то не мог кол­до­вать мо­им име­нем.

Но яд не вы­ходил из те­ла Ра, и боль не ути­хала.

Тог­да Иси­да ска­зала:

— Не про­из­нес ты сво­его нас­то­яще­го име­ни. Ска­жи мне его, и яд уй­дет из тво­его те­ла.

А яд все силь­нее жег Ра, и жар его был силь­нее, чем пла­мя.

Тог­да Ра ска­зал Иси­де свое тай­ное имя, и она ста­ла про­из­но­сить зак­ли­нание:

— Ска­зал бог свое имя. Пусть жи­вет Ра, а яд пусть ум­рет.

Зна­ла те­перь Иси­да тай­ное имя и име­ла власть над Ра и над ядом, что был внут­ри не­го. Вы­шел пос­ле это­го яд из те­ла Ра, и боль ос­та­вила его.

И бы­ла до­воль­на Иси­да тем, что по­лучи­ла власть над Ра, и вос­клик­ну­ла:

— Знаю я Ра под его собс­твен­ным тай­ным име­нем!

С тех пор по­чита­ют Иси­ду как ве­ликую кол­дунью, пок­ро­витель­ни­цу ма­гии и за­гово­ров. В не­кото­рых го­родах Егип­та ее счи­та­ют не ме­нее мо­гущес­твен­ной, чем сам ве­ликий сол­нечный бог. Нич­то не мо­жет ус­то­ять про­тив чар ве­ликой бо­гини. При слу­чае Иси­да да­же мо­жет рас­простра­нить свое кол­довс­тво на Ра и зас­та­вить его вы­пол­нить свою во­лю.