Царствование Осириса

Стар­шие братья, ро­див­ши­еся пер­вы­ми — Оси­рис и Гор — бы­ли друж­ны меж­ду со­бой, и толь­ко млад­ший, Сет, лю­то не­нави­дел Оси­риса. Он не­нави­дел его за то, что Оси­рис кра­сив и все его лю­бят, за то, что день рож­де­ния Оси­риса был счас­тли­вым и все де­ла, на­чатые в этот день, кон­ча­лись ус­пешно. А день рож­де­ния Се­та счи­тал­ся нес­час­тли­вым: в этот день нель­зя бы­ло прис­ту­пать ни к ка­кому де­лу, так как оно ни­ког­да не при­води­ло к доб­ру. Но боль­ше все­го злил­ся Сет из-за то­го, что Оси­рис ро­дил­ся пер­вым и как стар­ший сын дол­жен был по­лучить трон от­ца и власть над всей стра­ной.

А Оси­рис ни­чего не за­мечал. Доб­рый и до­вер­чи­вый, он лю­бил всех, и все ок­ру­жа­ющие ка­зались ему та­кими же хо­роши­ми, как он сам.

С тре­вогой сле­дили за сы­новь­ями Геб и Нут, их бес­по­ко­ила зло­ба Се­та, его ко­вар­ные нас­мешки и злые ша­лос­ти по от­но­шению к стар­ше­му бра­ту. Не раз го­ворил Геб же­не: «За­щити Оси­риса от Се­та и ох­ра­няй его, что­бы он не по­гиб». И Нут зор­ко сле­дила за сы­новь­ями и не да­вала в оби­ду крот­ко­го Оси­риса.

Вы­рос­ли братья. Оси­рис же­нил­ся на бо­гине Иси­де, а Сет взял в же­ны ее сес­тру Неф­ти­ду.

Прош­ло мно­го лет, и стар­шие бо­ги сос­та­рились. Стал дрях­лым и не­мощ­ным Ра, лю­ди пе­рес­та­ли его по­читать и бо­ять­ся. Сос­та­рил­ся и Геб и не мог уже уп­равлять стра­ной и дер­жать в по­вино­вении сво­их под­данных. И ре­шили бо­ги уда­лить­ся от лю­дей, под­нять­ся на не­бо и в сол­нечной бар­ке днем объ­ез­жать зем­лю по не­бес­но­му Ни­лу, а ночью спус­кать­ся под зем­лю и плыть в ноч­ной бар­ке по под­земной ре­ке. Царс­тво свое Геб пе­редал стар­ше­му сы­ну Оси­рису, му­жес­твен­но­му и доб­ро­му юно­ше, и его вер­ной под­ру­ге — же­не Иси­де.

Труд­на бы­ла жизнь лю­дей в то вре­мя. Егип­тя­не бы­ли ди­ким и тем­ным на­родом. Они пи­тались ко­рень­ями рас­те­ний и пло­дами, ко­торые на­ходи­ли в за­рос­лях кус­тарни­ков и трос­тни­ков. Они ло­вили мел­ких жи­вот­ных, убе­гая со стра­хом от круп­ных хищ­ни­ков, а во вре­мя за­сухи, ког­да нас­ту­пал страш­ный го­лод, они иног­да наб­ра­сыва­лись да­же друг на дру­га.

Лю­ди бы­ли не­вежес­твен­ны — не зна­ли це­леб­ных трав, не уме­ли ле­чить са­мые прос­тые бо­лез­ни и час­то уми­рали еще в мо­лодос­ти. У них не бы­ло ни пись­мен­ности, ни за­конов. Се­ления враж­до­вали друг с дру­гом, и враж­да эта то и де­ло вы­лива­лась в кро­вавые по­бо­ища.

По­это­му муд­рый и доб­рый Оси­рис, став ца­рем, ре­шил, что преж­де все­го нуж­но дать на­роду зна­ния.

Он разъ­яс­нил лю­дям, ка­кие пос­тупки бла­город­ны, а ка­кие нет, ус­та­новил с по­мощью бо­га То­та спра­вед­ли­вые за­коны. Оси­рис на­учил лю­дей уз­на­вать съ­едоб­ные рас­те­ния, он по­казал, как на­до вспа­хивать зем­лю, се­ять яч­мень и пше­ницу, как убе­речь по­севы от за­сухи, по­ливая по­ля во­дой из Ни­ла, как со­бирать уро­жай и сох­ра­нять его, что­бы не бы­ло го­лода. Оси­рис на­учил лю­дей раз­во­дить са­ды и ви­ног­радни­ки. Это из­ба­вило стра­ну от за­сух и го­лода.

Муд­рый Тот ста­ратель­но по­могал Оси­рису в его де­лах. Он дал лю­дям пись­мен­ность, обу­чил их ме­дици­не, ас­тро­номии — на­уке наб­лю­дения за звез­да­ми, ма­тема­тике и дру­гим на­укам.

Же­на Оси­риса Иси­да на гла­зах у всех взя­ла зре­лые ко­лосья и, рас­те­рев их меж кам­ней, по­каза­ла лю­дям, как де­лать му­ку и печь ле­пеш­ки. Оси­рис вы­давил ви­ног­радный сок и сам вы­пил пер­вую ча­шу ви­на, а там, где нель­зя бы­ло раз­во­дить ви­ног­радни­ки, он по­казал, как при­готов­лять пи­во из яч­ме­ня.

Оси­рис зап­ре­тил лю­дям уби­вать друг дру­га; он на­учил их мас­те­рить ору­жие для охо­ты и ору­дия для об­ра­бот­ки зем­ли. Во всем по­мога­ла Оси­рису Иси­да и его пер­вый по­мощ­ник — бог Тот, ко­торо­му Оси­рис по­ручил тво­рить суд и ре­шать по спра­вед­ли­вос­ти все де­ла.

Эти бо­ги на­учи­ли лю­дей му­зыке и тан­цам. В Егип­те нас­ту­пила счас­тли­вая жизнь, это бы­ли луч­шие дни зо­лото­го ве­ка. Лю­бовь к Оси­рису, доб­ро­му и му­жес­твен­но­му, на­пол­ни­ла сер­дца бла­годар­ных лю­дей. Они проз­ва­ли его Вен­нофре, что зна­чит прек­расный.

От­пра­вил­ся Оси­рис, соп­ро­вож­да­емый му­зыкан­та­ми и пев­ца­ми, в пу­тешес­твие и вско­ре пре­об­ра­зил дру­гие зем­ли так же, как не­ког­да пре­об­ра­зил Та-Ке­мет Еги­пет. Ни ра­зу не при­бег­нув к на­силию, по­коряя сер­дца лю­дей толь­ко крас­но­речи­ем и доб­ром, Оси­рис под­чи­нил се­бе боль­шинс­тво пле­мен. Да­же стар­шие бо­ги приз­на­ли его муд­рость и под­чи­нились его влас­ти.

По­ка бог пу­тешес­тво­вал, в Егип­те пра­вила его же­на Иси­да. Она бы­ла бо­гиней кол­довс­тва и ма­гии. Вмес­те с То­том она учи­ла лю­дей со­вер­шать ре­лиги­оз­ные об­ря­ды, тво­рить чу­додей­ствен­ные зак­ли­нания и де­лать аму­леты, спа­са­ющие от бед. Кро­ме то­го, доб­рая бо­гиня на­учи­ла жен­щин вес­ти до­маш­нее хо­зяй­ство и ста­ла пок­ро­витель­ни­цей до­маш­не­го оча­га.

Шло вре­мя, и вот уже двад­цать во­семь лет ми­нуло с тех пор, как Оси­рис стал ца­рем. За го­ды его царс­тво­вания Еги­пет из­ме­нил­ся до не­уз­на­ва­емос­ти. По­яви­лось мно­го но­вых го­родов, а ста­рые уве­личи­лись во мно­го раз, пе­реки­нулись с чер­ной пло­дород­ной зем­лей на пес­ки, а ок­ра­ины до­тяну­лись уже до са­мого вос­точно­го пред­горья. Там, на ок­ра­ине, в те­ни вы­соких пальм, сто­яли рос­кошные усадь­бы вель­мож. Бли­же к бе­регу Ни­ла се­лил­ся нез­натный люд: тес­но ле­пились друг к дру­гу дво­рики с не­бога­тыми ла­чуга­ми из кир­пи­ча-сыр­ца.

Жи­лые квар­та­лы го­родов на­ходи­лись на вос­точном бе­регу Ни­ла. А за­пад­ная часть лю­бого го­рода при­над­ле­жала мер­твым. Там егип­тя­не хо­рони­ли тех, кто ушел в Ду­ат. Бо­ги еще не на­учи­ли лю­дей де­лать му­мии, по­это­му те­ла, об­ла­чен­ные в пог­ре­баль­ное уб­ранс­тво, прос­то кла­ли в де­ревян­ные или ка­мен­ные фут­ля­ры — сар­ко­фаги и за­капы­вали в пе­сок. Толь­ко вы­сека­тели сар­ко­фагов и гро­бов­щи­ки жи­ли за ре­кой, око­ло сво­их мас­тер­ских. Су­да дос­тавля­ли им по ре­ке гра­нит и пес­ча­ник из ка­мено­ломен и кед­ро­вые брев­на из чу­жезем­ных стран. По но­чам на за­пад­ном бе­регу, в го­роде мер­твых, уны­ло вы­ли ша­калы свя­щен­ные жи­вот­ные бо­га пок­ро­вите­ля мер­твых Ану­биса.

В вос­точной же час­ти го­рода с ран­не­го ут­ра за­кипа­ла жизнь. Мно­гие лю­ди спе­шили по­рань­ше на ры­нок — ку­пить и про­дать свои то­вары. Пче­лово­ды тор­го­вали на пло­щадях ме­дом, пе­кари — пыш­ным хле­бом и ле­пеш­ка­ми, пи­вова­ры раз­ли­вали в круж­ки па­хучее яч­менное зелье; гон­ча­ры, вы­сека­тели ста­ту­эток и дру­гие ре­мес­ленни­ки гром­ко нах­ва­лива­ли свои то­вары. Кто-то воз­де­лывал де­ревья в са­ду, чи­нил зап­ру­ды в оро­ситель­ных ка­налах ли­бо брал чел­нок и от­прав­лялся на ре­ку ры­бачить.

Так про­дол­жа­лось до по­луд­ня, по­ка Ладья Ра не дос­ти­гала зе­нита. В пол­день жа­ра де­лалась уже не­выно­симой. Все жи­вое пря­талось в тень, лю­ди от­ды­хали в те­ни до­мов или паль­мо­вых рощ. К ве­черу го­рожа­не вновь со­бира­лись в люд­ных мес­тах или при­нима­лись каж­дый за свою ра­боту.

А вда­ли, у под­но­жия гор, кра­сова­лись двор­цы, в ко­торых жи­ли бо­ги…

Все жи­тели Та-Ке­мет лю­били сво­его по­вели­теля. Один Сет про­дол­жал не­нави­деть Оси­риса, и не­нависть и зло­ба его ста­нови­лись все ярос­тнее.

Чем боль­ше по­чита­ли Оси­риса, тем силь­нее ста­нови­лась за­висть Се­та, и он вмес­те со сво­ими друзь­ями, та­кими же злы­ми, как он сам, при­думы­вал, как по­губить Оси­риса, уб­рать его со сво­ей до­роги и вос­сесть на трон ца­рем вмес­то не­го. Его же­на Неф­ти­да ни­чего не зна­ла об этих за­мыс­лах, она неж­но лю­била сес­тру свою Иси­ду и му­жа ее Оси­риса и не поз­во­лила бы Се­ту вы­пол­нить его зло­дей­ские пла­ны.

За­то Иси­да, пом­ня за­веты Нут и Ге­ба, ох­ра­няла Оси­риса, обе­рега­ла его от Се­та, за­щища­ла его от все­го зло­го и враж­дебно­го. Иси­да бы­ла ве­ликой вол­шебни­цей, она ос­та­нав­ли­вала кровь, за­гова­рива­ла ра­ну от уку­са змеи, уме­ла вы­лечить че­лове­ка от бо­лез­ни, она сво­ими ча­рами про­гоня­ла вра­гов Оси­риса и раз­ру­шала их злые за­мыс­лы. Ни­чего не мог по­делать Сет со сво­им бра­том, по­ка тот на­ходил­ся под за­щитой Иси­ды.

Но вот как-то раз приш­лось Иси­де от­лу­чить­ся на дол­гий срок. Этим вос­поль­зо­вал­ся Сет. В од­ну из но­чей, ког­да Оси­рис креп­ко спал на сво­ей пос­те­ли, Сет ти­хонь­ко по­дос­лал к не­му сво­их по­мощ­ни­ков, что­бы ук­радкой снять с Оси­риса мер­ку. По этой мер­ке был сроч­но сде­лан де­ревян­ный сун­дук-гроб. Сун­дук по­лучил­ся очень боль­шим, так как Оси­рис был вы­соко­го рос­та, вы­ше всех лю­дей. Сет, дер­жа в уме ко­вар­ный план, ве­лел бо­гато ук­ра­сить этот сун­дук.

Прош­ло не­кото­рое вре­мя, и вот во дво­рец Оси­риса при­бежал го­нец от Се­та.

— Сла­ва ца­рю всех лю­дей, да бу­дешь ты жив, здо­ров и бла­гопо­лучен. Мой хо­зя­ин Сет — твой брат — ус­тра­ива­ет зва­ный пир. Он сми­рен­но про­сит те­бя по­жало­вать се­год­ня в гос­ти и за­нять по­чет­ное мес­то за сто­лом.

— Ска­жи сво­ему хо­зя­ину, что я с бла­годар­ностью при­нимаю его приг­ла­шение, — от­ве­тил Оси­рис. — Сту­пай в сок­ро­вищ­ни­цу: я ве­лю слу­гам ода­рить те­бя бо­гаты­ми по­дар­ка­ми.

Ве­чером соб­рал Сет сво­их дру­зей-де­монов и ус­тро­ил пир. Бы­ло их чис­ло семь­де­сят два. И бы­ла сре­ди них кро­вожад­ная тем­но­кожая ца­рица Эфи­опии Асо. Оси­рис, об­ла­чен­ный в праз­днич­ные одеж­ды, ни­чего не по­доз­ре­вая, при­шел один, без сво­их те­лох­ра­ните­лей и без Иси­ды.

Его встре­тила боль­шая про­цес­сия му­зыкан­тов и ра­бов, нес­ших опа­хала. Они ска­зали слу­гам Оси­риса, что те мо­гут сей­час же, не до­жида­ясь сво­его гос­по­дина, воз­вра­щать­ся на­зад и от­ды­хать, по­тому что пир­шес­тво за­тянет­ся до ут­ра. А ут­ром ра­бы Се­та са­ми дос­та­вят Оси­риса до­мой.

Но­силь­щи­ки уш­ли. Ца­ря Егип­та тор­жес­твен­но, под му­зыку, про­води­ли в зал, где в ожи­дании гос­тей си­дел сам хо­зя­ин — крас­ногри­вый бог пус­ты­ни.

— При­вет те­бе, лю­бимый мой брат! — вос­клик­нул Сет. — Бла­года­рю те­бя, ты ока­зал ве­ликую честь мо­ему до­му. Сам царь Та-Ке­мет, сам ве­ликий Оси­рис бу­дет се­год­ня мо­им гос­тем!

Оси­риса уса­дили во гла­ве сто­ла на по­чет­ное мес­то. Вок­руг рас­се­лись за­говор­щи­ки — друзья Се­та, в сер­дце сво­ем не­нави­дев­шие его.

— Уго­щай­тесь, до­рогие гос­ти! От­ве­дай­те вот это­го яч­менно­го пи­ва. Бо­лее вкус­но­го на­пит­ка вы не най­де­те во всей зем­ле Та-Ке­мет!.. А вот паль­мо­вое ви­но! Эй, слу­ги! Не­сите но­вые кув­ши­ны! — нах­ва­ливал яс­тва Сет.

Ви­но дей­стви­тель­но бы­ло вкус­ным. Гос­ти — друзья Се­та — на­пере­бой рас­хва­лива­ли его, а по­том, не ску­пясь на пох­ва­лы, ста­ли пре­воз­но­сить са­мого Се­та. Ка­кой у не­го рос­кошный дво­рец! Ка­кой вид от­кры­ва­ет­ся из окон! Чу­дес­ная ме­бель из­го­тов­ле­на ис­кусней­ши­ми мас­те­рами, а ка­мено­тесы ук­ра­сили сте­ны ве­лико­леп­ны­ми рель­ефа­ми!

— Да, — сог­ла­сил­ся Сет. — Я мо­гу гор­дить­ся мо­ими ра­бами-ре­мес­ленни­ками. Ви­дите вы ту ста­тую в са­ду? Они вы­сек­ли ее за де­сять дней из цель­ной глы­бы гра­нита. А не­дав­но мне из­го­тови­ли сун­дук — та­кой ве­лико­леп­ный, что я не мо­гу най­ти дос­той­ных слов, что­бы опи­сать эту кра­соту! Пос­мотри­те са­ми, что это за чу­до. Эй, слу­ги! При­неси­те сун­дук!

Зас­толье воз­бужден­но за­шуме­ло. Ког­да ра­бы при­нес­ли сун­дук, все вскрик­ну­ли от вос­хи­щения и пов­ста­вали с мест.

Из­де­лие бы­ло во­ис­ти­ну дос­той­но бо­гов. По ук­ра­шен­ной чер­ным де­ревом по­вер­хнос­ти сун­ду­ка зме­ились зо­лотые лен­ты. В цен­тре по­лыхал ог­ромный ру­бин, изоб­ра­жав­ший сол­нце. Его ка­тил по не­бос­во­ду ла­зури­товый жук-ска­рабей — сим­вол Сол­нечно­го бо­га. Вок­руг вспы­хива­ли дра­гоцен­ные кам­ни — звез­ды. Сун­дук имел тя­желую крыш­ку, ук­ра­шен­ную ор­на­мен­том из зо­лотых и­ерог­ли­фов, об­рамлен­ных кру­жев­ной резь­бой.

— Ве­ликий Сет! — про­из­несла ца­рица Асо, за­чаро­ван­но гля­дя на сун­дук. Я сог­ласна от­дать все мои бо­гатс­тва, лишь бы толь­ко по­лучить это сок­ро­вище.

— И я! И я! — зак­ри­чали на­пере­бой де­моны, ста­ра­ясь не смот­реть на Оси­риса, что­бы по не­ос­то­рож­ности как-ни­будь се­бя не вы­дать.

— Ве­лико­леп­ная ра­бота, — веж­ли­во ска­зал Оси­рис. Ему то­же очень пон­ра­вил­ся сун­дук. Но бог был спо­ко­ен. Он ни­ког­да не те­рял го­ловы при ви­де бо­гатств.

— Ви­жу, я уго­дил вам, до­рогие гос­ти! — вос­клик­нул Сет. — Так и быть, я дам этот сун­дук од­но­му из вас. Я по­дарю этот сун­дук то­му, ко­му он при­дет­ся впо­ру, то­му, кто ля­жет в не­го, и за­пол­нит его сво­им те­лом так, что не ос­та­нет­ся сво­бод­но­го мес­та.

Слу­ги с тру­дом под­ня­ли тя­желую крыш­ку и гос­ти — а все это бы­ли друзья и по­мощ­ни­ки Се­та — один за дру­гим ло­жились в сун­дук, но он был слиш­ком ве­лик для них, ведь ник­то не был так вы­сок, как Оси­рис; Сет за­ранее все пре­дус­мотрел.

На­конец дош­ла оче­редь до Оси­риса. Ни­чего не по­доз­ре­вая, он встал, спо­кой­но нап­ра­вил­ся к ящи­ку и лег в не­го, вы­тянув­шись во весь свой ог­ромный рост, и сун­дук при­шел­ся ему как раз впо­ру, и в нем не ос­та­лось сво­бод­но­го мес­та.

Сет толь­ко это­го и ждал.

— Сок­ро­вище твое! — вос­клик­нул он.

Это бы­ло сиг­на­лом за­говор­щи­кам — они зах­лопну­ли и при­коло­тили крыш­ку.

— Этот сун­дук те­перь на­веки твой! — кро­вожад­но за­хохо­тал Сет. — Ум­ри в нем! Это твой гроб!

Де­моны об­мо­тали сун­дук-гроб сы­ромят­ны­ми рем­ня­ми и в тем­но­те вы­нес­ли его из до­му, спус­ти­лись не­замет­ны­ми тро­пин­ка­ми к Ни­лу и бро­сили сар­ко­фаг с Оси­рисом да­леко в во­ду, на се­реди­ну ре­ки.

Те­чени­ем под­хва­тило гроб и по­нес­ло его вниз по Ни­лу до са­мого Та­нит­ско­го устья. А там вол­на вы­нес­ла его в от­кры­тое мо­ре. С тех пор это устье счи­та­ет­ся у егип­тян не­навис­тным и прок­ля­тым.

И слу­чилось это на двад­цать вось­мом го­ду зем­но­го царс­тво­вания Оси­риса, в сем­надца­тый день треть­его ме­сяца Раз­ли­ва, ког­да сол­нце про­ходи­ло соз­вездие Скор­пи­она.