Детство и юность Гора

Рас­пра­вил­ся Сет с Оси­рисом и во­царил­ся в зем­ле Егип­та. И бы­ло его царс­тво­вание не­доб­рым для стра­ны. Он не лю­бил лю­дей, а лю­ди пом­ни­ли об Оси­рисе и не при­носи­ли Се­ту жертв.

Но вот вско­ре у Иси­ды ро­дил­ся сын — сын ца­ря Оси­риса. Бо­гиня наз­ва­ла его Го­ром.

В тай­не ото всех Иси­да рас­ти­ла ма­лыша и с не­тер­пе­ни­ем жда­ла то­го дня, ког­да он ок­репнет, воз­му­жа­ет и сде­ла­ет­ся не­побе­димым бо­гаты­рем. Тог­да отом­стит он Се­ту за убий­ство от­ца и ся­дет на прес­тол Та-Ке­мет. Ник­то дру­гой из бо­гов и лю­дей не ре­шал­ся ос­па­ривать трон у мо­гущес­твен­но­го Се­та.

Не зна­ла Иси­да, что ей де­лать, как убе­речь сы­на. Но вот од­нажды при­шел к ней бог Тот и пе­редал сло­ва сол­нечно­го бо­га Ра:

— Иди, о бо­жес­твен­ная Иси­да, в Дель­ту, ук­рой­ся со сво­им сы­ном от коз­ней Се­та, не ос­та­вит он в по­кое твое ди­тя! А ког­да вы­рас­тет Гор, ста­нет му­жес­твен­ным и ок­репнет его те­ло, ты по­можешь вер­нуть ему цар­ский трон, и ста­нет он вла­дыкой Обе­их Зе­мель.

Соб­ра­лась в путь Иси­да, и тем­ной ночью уш­ла тай­ком из до­му. Ник­то не ви­дел, как шла она сво­им пу­тем, ник­то не уз­нал бо­гини в бед­но оде­той жен­щи­не с ре­бен­ком на ру­ках.

Так дос­тигла она бо­лот дель­ты Ни­ла, и ры­баки пе­ревез­ли ее на ос­тров. На ос­тро­ве рос гус­той трос­тник-па­пирус и ук­ры­вал вся­кого, кто был там. Пос­тро­ила Иси­да ша­лаш из трос­тни­ка. В нем кор­ми­ла и вос­пи­тыва­ла она сво­его сы­на.

Но од­нажды ед­ва не нас­тигла Го­ра бе­да. Опас­но бы­ло для не­го зной­ное ды­хание пус­ты­ни; по­дул страш­ный ве­тер Хам­син, ве­тер Се­та, жар про­ник в за­рос­ли, и пла­мя ох­ва­тило Го­ра.

— О го­ре, го­ре, — зак­ри­чала Неф­ти­да, — по­зови­те Иси­ду!

Крик ее был так си­лен, что он раз­бу­дил Ге­ба:

— За­чем ты кри­чишь? За­чем зо­вешь?

— Пла­мя на­кину­лось на это­го ре­бен­ка!

— Пусть от­не­сут маль­чи­ка к его ма­тери, и она спа­сет его!

При­бежа­ла Иси­да и по­туши­ла огонь мо­локом сво­ей гру­ди. Так вновь спас­ла бо­гиня сы­на.

Прош­ло не­кото­рое вре­мя, и как-то сно­ва уш­ла Иси­да с ос­тро­ва да­леко в го­род за едой, а Гор ос­тался один иг­рать ря­дом с ша­лашом. Ве­село рез­вился ре­бенок, как вдруг нас­ту­пил на скор­пи­она. Ужа­лил скор­пи­он Го­ра, и ста­ло по­кидать его ды­хание жиз­ни.

А Иси­да, ни­чего не зная, шла до­мой. Но ког­да она вер­ну­лась, страш­ная кар­ти­на пред­ста­ла пе­ред ней: ее Гор, ее зо­лотой прек­расный мла­денец, ле­жал не­под­вижно на сво­ем ло­же, гла­за его бы­ли на­пол­не­ны сле­зами, ру­ки опу­щены вниз, ли­цо ис­ка­жено от стра­даний, а сер­дце поч­ти пе­рес­та­ло бить­ся.

Бро­силась Иси­да к ре­бен­ку и крик­ну­ла:

— Вот я! Сей­час я ис­це­лю те­бя! — и да­ла ему грудь. Но от вол­не­ния про­пало у нее мо­локо, а Гор хо­тел есть, но ни­чего не бы­ло у ма­тери.

Ужас ох­ва­тил Иси­ду. Ка­кой враг сде­лал зло ее сы­ну? Кто при­дет ей на по­мощь? Лю­бимый муж в гро­бу, сра­жен­ный вра­гами, уби­тый тем, кто за­мыш­ля­ет зло про­тив ее мла­ден­ца. Кто же при­дет к ней на по­мощь?

И зак­ри­чала от но­вого го­ря Иси­да, и до­шел ее крик до не­ба, и ус­лы­хали его бо­ги. По­велел Ра бо­гам ис­це­лить Го­ра. Яви­лась бо­гиня-вла­дычи­ца бо­лот и ста­ла ус­по­ка­ивать Иси­ду:

— Не бой­ся, не вол­нуй­ся за сы­на. За­рос­ли трос­тни­ка неп­ро­ходи­мы смерть не прой­дет че­рез них; не смо­жет Сет вой­ти сю­да и нас­тигнуть Го­ра. Ищи нас­то­ящую при­чину бо­лез­ни; ре­бен­ка, ве­ро­ят­но, уку­сила змея или скор­пи­он!

Тог­да Иси­да нак­ло­нилась к ре­бен­ку, от­кры­ла его ро­тик и слу­шала его сла­бое ды­хание. И уз­на­ла она бо­лезнь сво­его бо­жес­твен­но­го ре­бен­ка — он ужа­лен скор­пи­оном.

За­мета­лась Иси­да с Го­ром на ру­ках, как ры­ба, бро­шен­ная на жа­ров­ню:

Ужа­лен Гор! Ужа­лен не­вин­ный мла­денец, си­рота, отец ко­торо­го убит вра­гами! Ужа­лен сын мой, ко­торо­го я ле­ле­яла, ко­торо­го я рас­ти­ла, как мсти­теля за от­ца!

А маль­чик пла­кал и кри­чал от бо­ли, и ни­кого не бы­ло, кто бы мог ему по­мочь.

Тог­да ос­та­нови­лась Сол­нечная Ладья, вста­ло сол­нце и мрак спус­тился на зем­лю.

Спус­тился из Ладьи к Иси­де пос­ла­нец бо­гов, муд­рый Тот.

— Я при­шел к те­бе из Сол­нечной Ладьи. Знай, что Ра ве­да­ет о тво­ем нес­частье и по­ка не выз­до­рове­ет Гор, сол­нце не сдви­нет­ся с мес­та — не рас­се­ет­ся ть­ма, не бу­дет све­та!

Так ска­зал Тот, но Иси­да не мог­ла боль­ше ви­деть стра­даний сво­его ре­бен­ка.

— Что ты мед­лишь, Тот, — зак­ри­чала она. — Ведь ты мо­жешь ис­це­лить ди­тя. Смот­ри, как му­читель­ны его стра­дания от яда скор­пи­она! Он ум­рет, и тог­да нас­ту­пит мой ко­нец! О, Гор! Гор! Ос­тань­ся на зем­ле, — в от­ча­янии ры­дала она, при­жимая мла­ден­ца к гру­ди, и Неф­ти­да — ее сес­тра — пе­чаль­но сто­яла ря­дом.

— Не бой­ся, не бой­ся, бо­гиня Иси­да! Не плачь, Неф­ти­да! Знаю я зак­ля­тие про­тив яда, знаю сло­ва, что из­го­нят смерть, — ус­по­ко­ил сес­тер Тот.

И про­из­нес Тот над ре­бен­ком вол­шебное зак­ли­нание, ска­зал тай­ные сло­ва, что­бы из­гнать из его те­ла зме­иный яд:

— Про­будись, Гор, за­щита твоя креп­ка! Об­ра­дуй сер­дце сво­ей ма­тери! Ли­куй­те вы, на­ходя­щи­еся в не­бе, и ты, Гор, за­щит­ник сво­его от­ца! Уда­лись же, яд! Бу­дет бро­дить дух ть­мы, не бу­дет он ви­деть во мра­ке, по­ка не ис­це­лит­ся Гор для ма­тери сво­ей Иси­ды! Вый­ди же на зем­лю, о яд, и об­ра­ду­ют­ся все сер­дца, ког­да ра­золь­ет­ся свет сол­нца!

Так го­ворил Тот, и по ме­ре то­го, как он про­из­но­сил зак­ли­нания, яд вы­ходил из те­ла Го­ра, и ре­бенок стал ожи­вать. И ког­да бы­ло окон­че­но зак­ли­нание, ис­це­лен­ный Гор сно­ва стал ве­сел и здо­ров.

— Яд умер! По­гаше­но его пла­мя, прон­завшее сы­на Иси­ды. Иди­те в свои до­ма. Жив Гор для сво­ей ма­тери! — об­легчен­но ска­зал Тот.

Ког­да Гор выз­до­ровел, об­ра­тил­ся Тот ко всем жи­телям Та-Ке­мет:

— Слу­шай­те ме­ня! Слу­шай­те все и пом­ни­те: все дол­жны бе­речь Го­ра, за­ботить­ся о нем и спа­сать его. Гор — сын фа­ра­она Обе­их Зе­мель, да бу­дет он жив, здрав и бла­гопо­лучен. И при­дет вре­мя ему стать ца­рем и пра­вить людь­ми! Ес­ли же вы не бу­дете де­лать это­го, то зем­ля не ста­нет рож­дать, и при­дет го­лод, во­царят­ся мрак и за­пус­те­ние.

И сно­ва Не­бес­ная Ладья во­зоб­но­вила свой ход, за­си­яло сол­нце и рас­се­ял­ся мрак.

Прош­ло вре­мя. Гор — сын Иси­ды вы­рос и стал кра­сивым юно­шей. Ок­репло его те­ло, и дос­тиг он боль­шой си­лы.

Сет же уз­нал о сы­не Иси­ды и по­мыш­лял о том, что­бы убить его.

И вот вы­шел Гор про­тив Се­та, от­кры­то выз­вал он его на бой.

Но не­дос­та­ло сил у юно­ши, слиш­ком мо­гуч был его враг. Сет выр­вал у Го­ра глаз, упал Гор, и из­ру­бил Сет по­вер­женно­го на мел­кие ку­соч­ки. На шесть­де­сят че­тыре час­ти раз­ру­бил он Го­ра и раз­бро­сал их по всей зем­ле.

На по­мощь Го­ру при­шел бог Тот. Соб­рал он все час­ти во­еди­но, срас­тил их, и вот сно­ва ожил Гор, толь­ко нет гла­за у не­го.

— Вот те­бе твой глаз. Сту­пай с ним к мо­гиле Оси­риса и дай му­мии от­ца тво­его глаз. Прог­ло­тит му­мия глаз и об­ни­мешь ты от­ца сво­его, ибо бу­дет отец твой жив, — ска­зал Тот юно­ше.

Гор так и пос­ту­пил. Му­мия прог­ло­тила глаз, ожил Оси­рис, и об­нял от­ца сво­его Гор. Вот что про­изош­ло по кол­довс­тву То­та.

Вос­крес Оси­рис, но не вер­нулся на зем­лю, где пра­вил крас­ногри­вый Сет. Он уда­лил­ся в Заг­робный Мир и стал там ца­рем и судь­ей над все­ми умер­ши­ми.

Тог­да при­шел к от­цу юный Гор и ска­зал ему:

— Я при­шел, что­бы уви­деть мо­его от­ца Оси­риса! Я отом­щу Се­ту за зло­де­яние, за му­ки, ко­торые он при­чинил те­бе, за стра­дания ма­тери мо­ей Иси­ды.

— Сын мой! Ты про­иг­рал пер­вый бой с Се­том. Го­тов ли ты вновь встре­тить­ся с ним? По­думай: Сет мо­гуч. Зна­ешь ли ты, как с ним сра­жать­ся?

— Я го­тов с ним бить­ся! — от­ве­чал Гор, не за­думы­ва­ясь.

— От­веть мне, ка­кой из пос­тупков ты счи­та­ешь са­мым бла­город­ным?

От­ве­чал Гор:

— По­мочь то­му, кто пос­тра­дал не­вин­но.

Оси­рис по­нял, что сын его спра­вед­лив и добр. И спро­сил его вновь:

— Ка­кое жи­вот­ное бо­лее все­го мо­жет при­годить­ся во­инам в бою?

— Боль­ше все­го поль­зы в сра­жении от ко­ня, — ска­зал Гор.

И уди­вил­ся Оси­рис, ведь са­мое мо­гучее жи­вот­ное — это лев.

— Лев по­лезен то­му, кто за­щища­ет­ся, конь же прес­ле­ду­ет убе­га­юще­го. Я со­бира­юсь на­падать в бою, а не за­щищать­ся!

Так от­ве­тил от­цу Гор, и об­ра­довал­ся Оси­рис. Уви­дел он, что си­лен его сын, храбр и го­тов к сра­жению.

И по­шел Гор ис­кать Се­та, что­бы сра­зить­ся с ним и отом­стить за от­ца.