Как бог Рa наказал людей

Прош­ло мно­го вре­мени с тех пор, как сол­нечный бог Ра соз­дал всех бо­гов, мир и жи­вущих в нем лю­дей.

Ра жил на зем­ле и пра­вил Егип­том — зем­ля­ми Та-Ке­мет. Пра­вить го­сударс­твом Ра по­мога­ли две бо­гини. Юж­ная часть Егип­та на­ходи­лась под пок­ро­витель­ством бо­гини-кор­шу­на Нех­бет. Имя «Нех­бет» оз­на­ча­ет «ро­зовый ло­тос». Этот цве­ток счи­тал­ся эм­бле­мой юж­ной час­ти стра­ны. Эм­бле­мой же се­вер­но­го Егип­та был па­пирус, и пок­ро­витель­ни­ца се­вера, бо­гиня-коб­ра, зва­лась по цве­ту па­пиру­са — У­ад­жет, что оз­на­чало «зе­леная».

Мно­го-мно­го сто­летий жизнь тек­ла сво­им че­редом, по раз и нав­сегда за­веден­но­му по­ряд­ку, ус­та­нов­ленно­му все­могу­щими бо­гами. Но вре­мя сде­лало свое де­ло: стал Ра ста­рым и дрях­лым. Кос­ти его прев­ра­тились в се­реб­ро, зо­лотом ста­ли его ру­ки и но­ги, а во­лосы ок­ра­сились в цвет ла­зури­та.

И вот пе­рес­та­ли лю­ди бо­ять­ся ста­рого, ког­да-то все­могу­щего бо­га. Не стра­шен был боль­ше Ра, бог сол­нца, вла­дыка все­лен­ной. И вос­ста­ли лю­ди про­тив бо­га, стре­мясь свер­гнуть его власть. Они во­ору­жились и пош­ли к двор­цу Ра, же­лая убить его и зах­ва­тить трон.

Проз­нал Ра о злых за­мыс­лах лю­дей и ре­шил на­казать их за не­пови­нове­ние. Но как это сде­лать? Уш­ла его бы­лая мощь, нет боль­ше сил у Ра рас­пра­вить­ся с не­покор­ны­ми.

И при­думал Ра соз­вать всех бо­гов и ре­шить всем вмес­те, как сле­ду­ет пос­ту­пать.

Выб­рал Ра на­деж­ных гон­цов и при­казал им:

— Иди­те к бо­гам и со­зови­те всех сю­да. Пусть явят­ся ко мне Шу и Теф­нут, Геб и Нут! Пусть при­дет Нун, из ко­торо­го я сам вы­шел, пусть при­дут бо­ги, ко­торые бы­ли со мной вмес­те в Ну­не, ког­да еще ни­чего не бы­ло на зем­ле; бо­ги, древ­нее ко­торых нет на све­те. И пусть с Ну­ном при­дет вся его сви­та!

Ста­ли со­бирать­ся в путь гон­цы; на про­щанье Ра пре­дуп­ре­дил их:

— Смот­ри­те толь­ко, при­веди­те всех бо­гов ко мне так, что­бы ник­то не ви­дел, чтоб лю­ди ни­чего не уз­на­ли. Пусть при­дут они ко мне в Ве­ликий зал, и каж­дый ска­жет, что он ду­ма­ет. Пусть же это бу­дет в глу­бокой тай­не.

При­вели всех бо­гов, соб­ра­лись они в Ве­ликом за­ле и при­ветс­тво­вали все бо­га Ра, ца­ря все­лен­ной, упав ниц пе­ред ним.

А лю­ди тем вре­менем уже ок­ру­жали дво­рец Ра и го­тови­лись к прис­ту­пу.

И вот об­ра­тил­ся Ра к соб­равшим­ся ста­рей­шим бо­гам:

— Вы все, бо­ги-пред­ки! Вот смот­ри­те — лю­ди, ко­торых я сам соз­дал, вос­ста­ли про­тив ме­ня, за­дума­ли злые де­ла. Ска­жите мне, что бы вы сде­лали с ни­ми за это? Я не хо­тел их на­казы­вать преж­де, чем уз­наю ваш со­вет!

Мо­гучий бог воз­ду­ха Шу, его сын, ска­зал:

— О вла­дыка наш, ве­ликий Ра, за­чем те­бе нуж­ны на­ши со­веты? Бес­по­щад­ная рас­пра­ва — вот на­каза­ние, ко­торо­го они зас­лу­жива­ют. Ес­ли бы ты да­же соб­рал всех муд­рей­ших бо­гов во гла­ве с То­том, и они бы три го­да ду­мали, как ус­ми­рить мя­теж­ни­ков, все рав­но они не при­дума­ли бы ни­чего дру­гого. Убей лю­дей!

Так ска­зал Шу, и бо­ги сог­ла­сились. Под­нялся Ра, про­из­нес зак­ли­нание и коб­ра Урей, дре­мав­шая на его ко­роне, за­шипе­ла и свер­кну­ла гла­зами. Из глаз змеи, по­доб­но мол­ни­ям, вы­лете­ли рас­ка­лен­ные лу­чи. Пу­щен­ные мя­теж­ни­ками стре­лы вспых­ну­ли и сго­рели в воз­ду­хе, не до­летев до двор­ца.

Но лю­ди не ки­нулись врас­сыпную. Они от­сту­пили в пус­ты­ню и ук­ры­лись в гор­ной рас­се­лине, ку­да не мог­ли дос­тать гу­битель­ные лу­чи змеи Урея.

— Все лю­ди убе­жали в пус­ты­ню и скры­лись в ска­лах. Что де­лать? Как те­перь дос­тать мя­теж­ни­ков? — сно­ва спро­сил Ра.

За­шуме­ли бо­ги, со­веща­ясь. Ник­то не хо­тел сам ид­ти бо­роть­ся со мно­жес­твом злых лю­дей. Тог­да выс­ту­пил впе­ред ста­рей­ший бог Нун и ска­зал:

— Ты ве­лик, Ра! Ты бог бо­лее ве­ликий, чем тот, из ко­торо­го ты вы­шел. Кре­пок твой трон и ве­лик страх пе­ред то­бой. Пош­ли ус­ми­рить мя­теж. Пош­ли близ­ко­го тво­его, са­мого лю­бимо­го, то­го, кто бли­же всех к те­бе, как гла­за твои и уши. От­правь твою дочь, Око твое, на­казать тех, кто за­мыс­лил зло про­тив те­бя!

И бо­ги пов­то­рили:

— Пош­ли Око свое, свою дочь Хат­хор. Пусть она пой­дет в пус­ты­ню и по­разит там лю­дей. Ведь нет ни­кого силь­нее Ока тво­его, ког­да она прев­ра­ща­ет­ся в бо­гиню Сох­мет.

Хат­хор же име­ла об­лик юной де­вуш­ки, она бы­ла бо­гиней ве­селья, люб­ви, пляс­ки и му­зыки. Го­лову ее ук­ра­шала ко­рона в ви­де зо­лото­го дис­ка и ко­ровь­их ро­гов. Эти ро­га сим­во­лизи­рова­ли не­бо — егип­тя­не час­то изоб­ра­жали не­беса в ви­де ко­ровы со звез­да­ми на жи­воте. В ру­ке она дер­жа­ла му­зыкаль­ный инс­тру­мент систр с гир­лянда­ми бу­бен­чи­ков. Ког­да бо­гиня встря­хива­ла сис­тром, бу­бен­чи­ки из­да­вали ме­лодич­ный звон.

Сов­сем не по­доба­ло та­кой бо­гине тво­рить воз­мездие и уби­вать лю­дей.

Но вот воп­ло­тилась по при­казу сво­его от­ца Хат­хор в гроз­ную и сви­репую бо­гиню Сох­мет, чье имя оз­на­ча­ет «мо­гучая». Гнев этой бо­гини был стра­шен, он при­носил за­сухи, эпи­демии и мор. Егип­тя­не бо­ялись этой бо­гини до ужа­са и по­это­му изоб­ра­жали ее как ль­ви­цу или как жен­щи­ну с ль­ви­ной го­ловой.

С кро­вожад­ным ре­вом ри­нулась Сох­мет в пус­ты­ню, в го­ры, где спря­тались лю­ди, и при­нялась бес­по­щад­но их тер­зать за не­пови­нове­ние ве­лико­му бо­гу. Гор­ные скло­ны и рав­ни­ны оро­сились кровью…

И вот уви­дел Ра, что лю­ди уже дос­та­точ­но на­каза­ны, сов­сем ма­ло ос­та­лось их в жи­вых, уце­лев­ших от лю­той ль­ви­цы.

И сжа­лил­ся ста­рый Ра над людь­ми, не по­желал их ги­бели и по­велел бо­гине прек­ра­тить ис­треб­ле­ние. Но Сох­мет опь­яне­ла от кро­ви и про­дол­жа­ла гу­бить лю­дей. Ни­какие уве­щева­ния не дей­ство­вали на нее. Все пос­ланцы Ра в стра­хе бе­жали от обе­зумев­шей ль­ви­цы.

Но ре­шил Ра да­ровать жизнь ос­тавшим­ся лю­дям, что­бы не ис­чезли с ли­ца зем­ли те, ко­го он ког­да-то сам соз­дал. По со­вету муд­ро­го бо­га То­та он хит­ростью ре­шил от­влечь гнев­ную Сох­мет от кро­ви и убий­ств.

Ра поз­вал слуг и при­казал:

— При­веди­те ко мне быс­тро­ногих гон­цов. Пусть по­бегут они так же быс­тро, как тень за те­лом.

Гон­цов не­мед­ленно при­вели к ца­рю, и пос­лал их Ра к юж­ной гра­нице Егип­та на ос­тров Эле­фан­ти­ну. Там в го­рах есть ка­мено­лом­ни, а в них до­быва­ют крас­ный ка­мень «ди­ди».

Не­мед­ля от­пра­вились гон­цы вы­пол­нять по­руче­ние его ве­личес­тва, и ка­мень «ди­ди» сроч­но был дос­тавлен ца­рю бо­гов Ра.

По­велел бог Pa этот ди­ди смо­лоть в по­рошок, а слу­жан­ки в это вре­мя рас­терли яч­мень, что­бы из­го­товить пи­во.

По­ложи­ли по­рошок ди­ди в пив­ную мас­су, и по­лучи­лось пи­во крас­ное, как кровь. В семь ты­сяч кру­жек раз­ли­ли это пи­во. При­шел Ра с бо­гами и об­ра­довал­ся, уви­дев, что на­питок, при­готов­ленный по его при­казу, выг­ля­дит сов­сем как че­лове­чес­кая кровь.

Он поз­вал слуг и при­казал:

— Сне­сите эти со­суды ту­да, где она уби­ва­ет лю­дей, и вы­лей­те там пи­во!

Пош­ли слу­ги ночью и вы­пол­ни­ли при­каз бо­га.

И раз­ли­лось пи­во по по­лям и на­пол­ни­ло их крас­ной вла­гой, как по­велел его ве­личес­тво бог Ра. А ут­ром приш­ла бо­гиня, уви­дела по­ля, за­литые кровью; об­ра­дова­лась она и ста­ла пить эту кровь, зах­ле­быва­ясь от вос­торга. Мно­го этой кро­ви вы­пила бо­гиня, но так как это бы­ло хмель­ное пи­во, то она опь­яне­ла и пе­рес­та­ла уз­на­вать лю­дей. В из­не­може­нии ле­жала ль­ви­ца, и не бы­ло сил у нее го­нять­ся за но­выми жер­тва­ми.

По­дошел к Сох­мет бог сол­нца и ска­зал:

— Ус­по­кой­ся, лю­бимая моя дочь. При­ми свой преж­ний об­лик — об­лик юной бо­гини Хат­хор — и сту­пай от­ды­хать в мой дво­рец. Лю­ди ни­ког­да не за­будут, как жес­то­ко поп­ла­тились они за свою дер­зость.

Так и про­изош­ло. Сох­мет об­ра­тилась в юную Хат­хор, а Ра по­велел еже­год­но ус­тра­ивать праз­дник в честь бо­гини Хат­хор и при­носить ей в дар в хра­мы, пос­вя­щен­ные ей, со­суды с пи­вом.

И ста­ли лю­ди еже­год­но при­носить бо­гине пи­во в дар в день ее праз­дни­ка.

Так бы­ли спа­сены лю­ди по ве­лению Ра.

Сам же Ра ус­тал уп­равлять людь­ми и дер­жать их в по­вино­вении. Ос­ла­бел ве­ликий бог и не за­хотел он, что­бы уз­на­ли про это лю­ди и бо­ги, и ре­шил уда­лить­ся от лю­дей на не­бо.

Лю­бимая дочь Ра, бо­гиня не­ба Нут, прев­ра­тилась в не­бес­ную ко­рову, Ра сел ей на спи­ну и ска­зал:

— Воз­не­си ме­ня на не­бо! Там я бу­ду царс­тво­вать над ми­ром. Но пусть мои вра­ги — кро­коди­лы, змеи, гип­по­пота­мы и злые лю­ди — зна­ют: хоть я и уда­ля­юсь с зем­ли, я все рав­но ос­та­юсь влас­ти­телем Все­лен­ной. Я бу­ду без­жа­лос­тно пре­секать лю­бое зло, ко­торое они за­мыс­лят. Зем­ной же прес­тол я пе­редаю Ге­бу. Пок­ло­нитесь ему, бо­ги: от­ны­не он ваш по­вели­тель и царь.

Ска­зав это, Ра вру­чил Ге­бу — бо­гу зем­ли — цар­ский жезл.

И вот Нут стре­митель­но взмы­ла ввысь, уно­ся Ра на спи­не. Бог вет­ра и воз­ду­ха Шу соп­ро­вож­дал Ра в пу­ти на не­бо.

Вы­соко над зем­лей под­нялся Ра. Зад­ро­жала Нут от ви­да та­кой вы­соты, за­коле­балась ее ши­рокая спи­на. Тог­да Ра об­ра­тил­ся к бо­гу воз­ду­ха Шу и по­велел ему:

— Сын мой Шу, стань под до­черью мо­ей Нут, под­держи ее го­ловой сво­ей!

И сто­ит Шу, под­няв ру­ки под не­бом, и под­держи­ва­ет Нут ру­ками и го­ловой. Так обыч­но и изоб­ра­жали его ху­дож­ни­ки Егип­та.

С тех пор бог сол­нца Ра жи­вет на не­бе, где си­яет и све­тит на весь мир Сол­нечный диск.