Легенда о сотворении мира

От­ку­да на зем­ле по­яви­лись лю­ди и жи­вот­ные, де­ревья и кус­тарни­ки, тра­вы и зла­ки? Ког­да ста­ло све­тить сол­нце — яр­кое сол­нце, рас­се­ива­ющее мрак, про­гоня­ющее ноч­ные стра­хи? Кто за­жег в не­бе звез­ды и по­мес­тил ме­сяц, что­бы он ночью за­менял сол­нце? Как по­яви­лись на зем­ле лю­ди и что ожи­да­ет че­лове­ка пос­ле смер­ти?

Эти воп­ро­сы вол­но­вали лю­дей в са­мые да­лекие вре­мена, мно­го ты­сяч лет то­му на­зад. За­думы­вались над этим и древ­ние егип­тя­не, оби­тате­ли Ниль­ской до­лины, края Та-Ке­мет — «Чер­ной Зем­ли», как они ее на­зыва­ли в про­тиво­полож­ность «Крас­ной Зем­ле» — мер­твой пус­ты­не.

Жи­тели Та-Ке­мет пос­тро­или го­рода, воз­двиг­ли рос­кошные двор­цы и хра­мы. Один за дру­гим плы­ли ка­рава­ны гру­женых то­вара­ми ко­раб­лей. В го­родах тру­дились ис­кусные ре­мес­ленни­ки, соз­да­ющие прек­расные тво­рения. Ты­сячи ра­бочих стро­или изо дня в день гро­мад­ные пи­рами­ды, ко­торым суж­де­но бы­ло прос­то­ять ве­ка.

Егип­тя­нам ка­залось, что вся ок­ру­жа­ющая их при­рода и не­бес­ные све­тила, рас­те­ния, го­ры — оду­шев­ле­ны. Все это жи­вые су­щес­тва, мо­гущес­твен­ные бо­ги, об­ла­да­ющие без­мерной властью, и от них за­висят бла­гопо­лучие и жизнь лю­дей.

Бо­гов древ­ние егип­тя­не пред­став­ля­ли се­бе в об­ра­зе ска­зоч­ных ге­ро­ев и гроз­ных чу­довищ, они на­деля­ли их мощью и спо­соб­ностью по­могать или вре­дить лю­дям. Всех бо­гов бы­ло ве­ликое мно­жес­тво, ведь за каж­дым яв­ле­ни­ем при­роды сто­ял бог или де­мон.

Важ­ную роль в Древ­нем Егип­те иг­рал ре­лиги­оз­ный центр — свя­щен­ный го­род И­уну — Го­род Стол­бов (в этом го­роде в честь бо­гов и фа­ра­онов егип­тя­не воз­двиг­ли мно­жес­тво вы­соких че­тырех­гран­ных стол­бов-обе­лис­ков). Гре­ки да­ли это­му го­роду свое наз­ва­ние — Го­род Сол­нца — Ге­ли­ополь.

В го­роде Ге­ли­опо­ле рас­ска­зыва­ли та­кую ле­ген­ду о сот­во­рении ми­ра.

Не всег­да цве­ла и бла­го­уха­ла Чер­ная Зем­ля. Дав­ным-дав­но, мно­го лет на­зад, на мес­те го­родов с их хра­мами и двор­ца­ми, шум­ны­ми рын­ка­ми и пло­щадя­ми, на мес­те оро­ша­емых по­лей ни­чего не бы­ло. Имен­но — ни­чего. Не бы­ло да­же зем­ли. Пов­сю­ду прос­ти­рались без­бреж­ные во­ды — «ве­ликое озе­ро». Это не бы­ла ны­неш­няя во­да, а древ­няя, пер­воздан­ная, во­да бес­край­не­го и без­донно­го оке­ана Нун.

Ока­менев­шие, хо­лод­ные во­ды Ну­на, ка­залось, на­веч­но зас­ты­ли в не­под­вижнос­ти. Не бы­ло ни воз­ду­ха, ни теп­ла, ни све­та: всю­ду ца­рил мрак пер­воздан­ный Ха­ос, и нич­то не на­руша­ло по­коя.

Шли го­ды, про­ходи­ли сто­летия, но еще не су­щес­тво­вало вре­мени, и не бы­ло ни­кого, кто бы ис­числил его. Дол­го, очень дол­го ни­чего не ме­нялось в ми­ре. Но вот од­нажды за­колы­хались древ­ние во­ды, зап­леска­лись, и на по­вер­хнос­ти их по­явил­ся ве­ликий бог Атум-Ра.

— Я есть, я су­щес­твую! — вос­клик­нул он, и Ха­ос сод­рогнул­ся от гро­мопо­доб­но­го го­лоса, воз­вестив­ше­го на­чало жиз­ни. — Я сот­во­рю мир! Я сде­лаю это, ибо мое мо­гущес­тво ве­лико — я су­мел сам се­бя соз­дать из вод оке­ана! Нет у ме­ня от­ца, нет ма­тери; я пер­вый бог во Все­лен­ной, и я сот­во­рю дру­гих бо­гов!

А вок­руг, как и преж­де, все бы­ло объ­ято неп­рогляд­ным мра­ком и мер­твен­ным без­молви­ем. В оке­ане не бы­ло да­же клоч­ка твер­дой зем­ли, на ко­торый мог­ла бы сту­пить но­га бо­га. Вос­па­рил Атум-Ра над без­дной, про­из­нес зак­ли­нание, и вот сре­ди волн и пен­ных брызг вы­рос­ла пер­вая су­ша — холм Бен-Бен.

За­думал в сер­дце сво­ем Атум-Ра соз­дать бо­гов, пред­ста­вил он се­бе их об­ра­зы… и вы­дох­нул из сво­его рта пер­во­го бо­га Шу (Воз­дух) и вып­лю­нул пер­вую бо­гиню Теф­нут (Вла­га).

Но пер­вые бо­ги мгно­вен­но по­теря­лись в кро­меш­ной тем­но­те, ца­рящей вок­руг.

Опе­чалил­ся бог Атум-Ра. Мо­жет быть, Шу и Теф­нут заб­лу­дились в оке­ане, а мо­жет, и по­гиб­ли в без­дне.

В от­ча­янии Атум-Ра выр­вал у се­бя глаз и по­велел ему ид­ти на ро­зыс­ки про­пав­ших де­тей. Яр­ко све­тясь и слов­но сол­нце оза­ряя все вок­руг, пош­ло бо­жес­твен­ное Око на по­ис­ки. Вза­мен это­го гла­за Атум-Ра сот­во­рил се­бе но­вый.

Не ско­ро наш­ло Око по­теряв­шихся во мра­ке де­тей и дос­та­вило их к от­цу. Об­ра­довал­ся Атум-Ра. И прев­ра­тил он глаз свой в змею и по­мес­тил Сол­нечное Око се­бе на лоб. В честь это­го с дав­них пор глаз-змей ук­ра­ша­ет ко­роны бо­гов и фа­ра­онов. Зо­вут это­го змея Урей. Зор­ко смот­рит Урей вдаль, и ес­ли за­меча­ет вра­гов, то унич­то­жа­ет их лу­чами све­та, ис­хо­дящи­ми из его глаз.

Ста­ли пер­вые бо­ги жить на хол­ме Бен-Бен. И вот бог Шу же­нил­ся на бо­гине Теф­нут. От этих двух бо­гов, от со­еди­нения Воз­ду­ха и Вла­ги, ро­дились Геб (Зем­ля) и Нут (Не­бо), а они в свою оче­редь по­роди­ли двух бо­гов и двух бо­гинь: Оси­риса, Се­та, Иси­ду и Неф­ти­ду.

Ста­ло те­перь бо­гов все­го де­вять. Так и воз­никла Ве­ликая Де­вят­ка бо­гов — Эн­не­ада, как ее на­зыва­ли гре­ки.

Зап­ла­кал Атум-Ра от ра­дос­ти, ви­дя тво­рения рук сво­их, и оро­сил сле­зами зем­лю. Воз­никли из слез лю­ди и рас­се­лились по все­му све­ту. И за­тем соз­дал Атум-Ра мно­гих дру­гих бо­гов.

По дру­гой ле­ген­де, пер­вых лю­дей вы­лепил из гли­ны на гон­чарном кру­ге ба­рано­голо­вый бог Хнум. Его час­то изоб­ра­жали на ба­рель­ефах дер­жа­щим пе­ред со­бой ста­нок с ма­лень­кой фи­гур­кой че­ловеч­ка на гон­чарном кру­ге.

Здесь же, в Ге­ли­опо­ле, су­щес­тво­вало кра­сивое пре­дание о том, что бог Ра ро­дил­ся в об­ли­ке прек­расно­го мла­ден­ца из бе­лого ло­тоса. Этот ло­тос вы­рос пря­мо из вод пер­воздан­но­го оке­ана, бу­тон рас­крыл­ся, и Ра вы­летел от­ту­да, не­ся ми­ру дол­гождан­ный свет сол­нца. Пер­вичный оке­ан, Мрак и Ха­ос изоб­ра­жали в об­ра­зе древ­не­го ста­рика Ату­ма, в от­ли­чие от мла­ден­ца-Сол­нца.

Так рас­ска­зыва­ли о сот­во­рении ми­ра жре­цы го­рода И­уну. Го­род И­уну Ге­ли­ополь — был глав­ным куль­то­вым цен­тром сол­нечно­го бо­га Ра.

Од­на­ко в раз­ных круп­ных го­родах бы­ли свои бо­ги-пок­ро­вите­ли, и по­чита­лись они го­раз­до боль­ше, чем в дру­гих го­родах Егип­та. Жре­цы-слу­жите­ли та­ких бо­гов стре­мились при­дать их куль­ту как мож­но боль­шее зна­чение. В не­кото­рых го­родах су­щес­тво­вали свои вер­сии воз­никно­вения ми­ра и лю­дей.

В древ­ней­шей сто­лице Егип­та го­роде Хи-Ка-Пта твор­цом ми­ра счи­тал­ся бог Пта (или Птах), пок­ро­витель ре­месел и ис­кусств. Птах соз­дал се­бя сам, за­тем соз­дал Ату­ма, — а уже Атум сот­во­рил мир, дей­ствуя «по во­ле Пта­ха». Птах на­делил бо­гов мо­гущес­твом, «вдох­нул в лю­дей жизнь», дал лю­дям за­коны и пись­мен­ность, со­об­щил им ма­гичес­кие зак­ли­нания, на­учил их пок­ло­нять­ся бо­гам, оро­шать по­ля, стро­ить до­ма, вы­секать ста­туи и мно­гому дру­гому.

Мем­фис по вли­янию со­пер­ни­чал с Ге­ли­опо­лем и мес­тные жре­цы-бо­гос­ло­вы вклю­чили в свой миф о сот­во­рении ми­ра мно­гих бо­гов, при­над­ле­жав­ших раз­ным ре­лиги­оз­ным цен­трам, и под­чи­нили их Пта как твор­цу все­го.

«Бо­ги, воз­никшие из Пта:…

Пта-Нун, Отец, соз­давший Ату­ма,

Пта-На­унет, Мать, ро­див­шая Ату­ма,

Ве­ликий Пта — сер­дце и язык Де­вят­ки бо­гов…

Она воз­никла из сер­дца, воз­никла из мыс­ли в об­ра­зе Ату­ма. Ве­лик и мо­гуч Пта, дав­ший си­лу свою всем бо­гам и их бо­жес­твен­ным ду­хам Ка че­рез это сер­дце и язык.

И ста­ли су­щес­тво­вать Гор и Тот в об­ра­зе Пта. И ста­ло так, что сер­дце и язык зав­ла­дел каж­дым чле­ном, поз­нав, что Пта — в те­лах и ус­тах всех бо­гов и лю­дей, ско­та, прес­мы­ка­ющих­ся и всех жи­вых тва­рей, ибо все за­думан­ное ис­полня­ет­ся по же­ланию его…»

В го­роде Шму­ну или Гер­мо­поле, как его на­зыва­ли гре­ки, учи­ли по-дру­гому. По кра­сивой мес­тной ле­ген­де, в пер­воздан­ную ть­му Ха­оса вле­тела бе­лая пти­ца Ве­ликий Го­готун, и ее го­лос про­резал бес­ко­неч­ное без­молвие. Она снес­ла яй­цо, ко­торое рас­ко­лолось, и от­ту­да из­лился свет и вы­шел воз­дух. Свет дал на­чало жиз­ни на зем­ле, а воз­дух раз­де­лил не­бо и зем­лю.

Жре­цы Гер­мо­поля ут­вер­жда­ли, что их го­род сто­ит на са­мой древ­ней зем­ле. Имен­но на этом мес­те на­ходил­ся древ­ний Ос­тров пла­мени, на ко­тором ле­жало пер­вое яй­цо, и скор­лу­па его за­рыта в зем­ле Гер­мо­поля. Здесь по­чита­лись и са­мые древ­ние бо­ги в Егип­те — бо­ги пер­вично­го Ха­оса. Бо­гов бы­ло во­семь, от­сю­да и наз­ва­ние го­рода Шму­ну — го­род Вось­ми. По­это­му, счи­тали мес­тные жре­цы, толь­ко Гер­мо­полю дол­жна при­над­ле­жать ве­дущая роль во всей стра­не.

Са­мое за­меча­тель­ное — это то, что при та­ком оби­лии раз­ных взгля­дов в Древ­нем Егип­те не бы­ло ни од­но­го уче­ния, ве­ра в ко­торое счи­талась бы обя­затель­ной и ис­кусс­твен­но на­вязы­валась. Лю­ди, ве­рящие и пок­ло­ня­ющи­еся од­но­му бо­гу, не враж­до­вали с те­ми, кто ста­вил вы­ше дру­гих бо­гов.