Похороны Осириса

Сун­дук с те­лом Оси­риса Иси­да от­несла в ук­ромное мес­то, на­ходив­ше­еся в Дель­те Ни­ла. Заб­ро­сав его вет­ка­ми и прик­рыв листь­ями паль­мы, бо­гиня от­пра­вилась к сво­ей сес­тре Неф­ти­де.

Неф­ти­да бы­ла же­ной Се­та. Но пос­ле то­го, как всем ста­ло из­вес­тно о зло­дей­стве крас­ногри­вого бо­га, Неф­ти­да сбе­жала от не­го. Зная, что рас­сви­репев­ший Сет бу­дет прес­ле­довать ее и без­жа­лос­тно отом­стит, ес­ли най­дет, Неф­ти­да скры­лась в глу­хом угол­ке сре­ди бо­лот и жи­ла там вмес­те с сы­ном — ша­кало­голо­вым бо­гом Ану­бисом, втай­не рож­денным ею от Оси­риса.

К ним и нап­ра­вилась Иси­да. Она хо­тела вмес­те с сес­трой оп­ла­кать уби­того Оси­риса и с по­четом его по­хоро­нить.

А в это вре­мя Сет охо­тил­ся в тех мес­тах на ди­ких зве­рей. Ночь бы­ла лун­ная, свет­лая, и Сет за­метил на бе­регу зна­комый ящик. Он ки­нул­ся к не­му, от­крыл крыш­ку и уви­дел уби­того бра­та. Да­же мер­твый Оси­рис был стра­шен Се­ту.

— Вот, ока­зыва­ет­ся, ку­да те­бя при­били вол­ны! — Сет не знал, что Иси­да наш­ла гроб. — Я ви­жу, ты до сих пор не по­хоро­нен! Но я по­хоро­ню те­бя по-цар­ски, так, как ни­кого еще не хо­рони­ли!

Он в ярос­ти вы­тащил те­ло Оси­риса, раз­ре­зал его на че­тыр­надцать кус­ков и раз­бро­сал их по всей еги­пет­ской зем­ле. Те­перь-то уж не со­берет Иси­да те­ло сво­его му­жа и ни­каким кол­довс­твом она не смо­жет ожи­вить его! Так вновь над­ру­гал­ся Сет над сво­им бра­том.

Вер­ну­лась Иси­да вмес­те с Неф­ти­дой и Ану­бисом к то­му мес­ту, где на­ходил­ся гроб.

— Здесь был Сет! — ска­зала Неф­ти­да. — Смот­ри, сес­тра! Вот его сле­ды!

Они бро­сились к сун­ду­ку и уви­дели, что он пуст. Без­мерно бы­ло го­ре Иси­ды. Она лишь ти­хо про­мол­ви­ла:

— Ско­ро у ме­ня ро­дит­ся сын. Он отом­стит за смерть от­ца!

— Так пусть же ско­рей нас­ту­пит этот день! — вос­клик­нул Ану­бис. — А сей­час мы дол­жны соб­рать те­ло Оси­риса по час­тям: я мо­гу их срас­тить при по­мощи сна­добий и це­леб­ных трав. Так не бу­дем же мед­лить и от­пра­вим­ся на по­ис­ки. Пусть каж­дый из нас, най­дя ка­кую-ли­бо часть, пос­та­вит в том мес­те над­гроб­ную пли­ту. Чем боль­ше бу­дет плит, тем по­том труд­нее Се­ту бу­дет най­ти нас­то­ящую мо­гилу. К то­му же эти пли­ты бу­дут на­поми­нать лю­дям, ка­кой доб­рый бог пра­вил ими рань­ше и ка­кой зло­дей царс­тву­ет те­перь. Лю­ди пе­рес­та­нут при­носить жер­твы Се­ту и по­несут их к над­гро­би­ям Оси­риса.

— Сын мой, ты из­рек муд­рые сло­ва, — ска­зала Неф­ти­да, — так мы и пос­ту­пим.

И вновь пош­ли они бро­дить по всей стра­не, со­бирая раз­бро­сан­ные кус­ки те­ла Оси­риса. В каж­дом мес­те, где они на­ходи­ли их, они ус­тра­ива­ли гроб­ни­цу и хо­рони­ли сле­пок то с ру­ки, то с но­ги, с гру­ди, или го­ловы. Вот по­чему жи­тели раз­ных го­родов — Аба­тона и Аби­доса, Алек­сан­дрии и Са­иса, Бу­сири­са и Мем­фи­са, Фи­ле и Коп­то­са, Пе­лузия и Нав­кри­тиса и дру­гих — спо­рили меж­ду со­бой о том, где по­хоро­нен Оси­рис.

Две­над­цать дней про­дол­жа­лись по­ис­ки ос­танков Оси­риса.

Ану­бис обо­шел пус­ты­ню, Неф­ти­да — го­ры, Иси­да же в трос­тни­ковой ладье пла­вала по ре­кам и бо­лотам. С тех пор кро­коди­лы, жи­вущие в во­де, из ува­жения к бо­гине не тро­га­ют тех, кто пла­ва­ет в па­пирус­ных лод­ках.

И вот, ког­да соб­ра­ли все час­ти те­ла Оси­риса и сло­жили их вмес­те, Ану­бис пог­ру­зил те­ло по­кой­но­го в бла­говон­ную смо­лу и про­питал его со­ком це­леб­ных рас­те­ний, пре­дох­ра­ня­ющих от тле­ния. Он про­из­нес зак­ли­нания, и раз­рознен­ные час­ти срос­лись в те­ло, так, что не ос­та­лось швов. Иси­да за­вер­ну­ла те­ло в чис­тые пе­лены, умас­ти­ла бла­го­уха­ющим мас­лом. Умер­ший бог ле­жал на пог­ре­баль­ном ло­же. Это бы­ла пер­вая на зем­ле му­мия. Имен­но с то­го дня сре­ди лю­дей Егип­та ут­вердил­ся обы­чай му­мифи­циро­вать сво­их по­кой­ни­ков.

Ану­бис за­жег вол­шебные фа­келы у вхо­да, что­бы злей­шие вра­ги Оси­риса Сет и его друзья — не смог­ли сю­да про­ник­нуть.

А Иси­да ры­дала над до­рогим по­кой­ни­ком, оро­шая его грудь го­рючи­ми сле­зами.

О, прек­расный юно­ша, при­ди в свой дом!
Вер­нись ко мне пос­ко­рее!
Жаж­ду я ви­деть ли­цо твое,
Ть­ма здесь пре­до мною,
Хоть Ра и на­ходит­ся в не­бе!
Сли­ва­ет­ся не­бо с зем­лею,
Тень на зем­ле се­год­ня.
Сер­дце мое пы­ла­ет от дол­гой раз­лу­ки с то­бою,
Сер­дце мое пы­ла­ет, от­вернул­ся ты от ме­ня!
А ведь ты не на­шел ни ра­зу во мне ви­ны!
Взры­ты обе Стра­ны и спу­таны до­роги,
В го­роде без ва­лов кре­пос­тных.
А я все ищу, же­лая уви­деть те­бя,
Ры­даю о люб­ви тво­ей ко мне!
При­ди! Не будь оди­ноким! Не будь да­леким!..
Бро­жу я од­на, блуж­дая в бо­лотах,
И мно­го злобс­тву­ют на сы­на тво­его.
Прош­ла я пу­ти, свер­ну­ла за то­бою,
Нап­расно по­кинув­шим ме­ня.

У из­го­ловья сто­яла Неф­ти­да: ло­мая ру­ки, в от­ча­янии скла­дывая их на гру­ди, пла­кала она вмес­те с сес­трой сво­ей Иси­дой.

Пла­чем мы по вла­дыке,
Не ис­чезла лю­бовь к те­бе сре­ди нас!
О, вла­дыка люб­ви,
О, царь Се­вера, гос­по­дин веч­ности,
Вер­нись к жиз­ни.
О, вла­дыка, ото­шед­ший в край без­молвия!
Вер­нись же к нам в преж­нем об­ра­зе тво­ем!

Вмес­те с дву­мя сес­тра­ми го­рева­ли ду­хи гор, по­лей и го­родов. Ус­лы­хав при­чита­ния Иси­ды и Неф­ти­ды, они сле­телись к пог­ре­баль­но­му ло­жу и ста­ли тан­це­вать та­нец пе­чали. Они уда­ряли в ла­доши, из­би­вали плет­ка­ми свои те­ла и рва­ли на се­бе во­лосы.

Приб­ли­жа­ет­ся Иси­да,
Приб­ли­жа­ет­ся Неф­ти­да,
Од­на — спра­ва,
Дру­гая — сле­ва.
Наш­ли они Оси­риса…
Спе­ши, спе­ши!
Плачь о бра­те тво­ем, Иси­да!
Плачь о бра­те тво­ем, Неф­ти­да!
Плачь о бра­те тво­ем!

Так ве­лика бы­ла скорбь Иси­ды, что ус­лы­хал Оси­рис плач же­ны сво­ей, и на­чала про­буж­дать­ся в нем жизнь. Но не мог он сов­сем вос­крес­нуть, так как жил еще на зем­ле его обид­чик Сет, не отом­ще­но бы­ло зло, ко­торое он при­чинил Оси­рису.

Че­тыр­надцать над­гроб­ных плит ус­та­нови­ли Иси­да и Неф­ти­да в Егип­те. И сбы­лись сло­ва Ану­биса: лю­ди ста­ли пок­ло­нять­ся этим над­гро­би­ям. Нап­расно на­де­ял­ся Сет, что егип­тя­не, за­быв Оси­риса, бу­дут по­читать лишь его од­но­го. Лю­ди пом­ни­ли доб­ро­го ца­ря, рас­ска­зыва­ли о нем и всей ду­шой не­нави­дели убий­цу. Жи­тели мно­гих го­родов (там, где сто­яли пли­ты) спо­рили о том, где же на­ходит­ся нас­то­ящее за­хоро­нение — то, в ко­тором на­ходит­ся му­мия Оси­риса, но не мог­ли прид­ти к сог­ла­шению. Не знал об этом и Сет и не мог, по­ка еще цар­ская власть бы­ла у не­го, раз­ру­шить мо­гилу.

Прош­ло вре­мя. И у Иси­ды ро­дил­ся сын. Бо­гиня наз­ва­ла его Го­ром. И ког­да Гор вы­рос, он отом­стил Се­ту за смерть от­ца и вос­ста­новил спра­вед­ли­вость, став ца­рем всей стра­ны.