Сказка о Правде и Кривде

Эта сказ­ка воз­никла под вли­яни­ем ми­фов об Оси­рисе и Го­ре. Так же как в ми­фе, млад­ший брат не­нави­дит стар­ше­го и ста­ра­ет­ся его из­вести, но ему не уда­ет­ся осу­щес­твить это до кон­ца. Мсти­телем за стар­ше­го бра­та выс­ту­па­ет его сын, ко­торый в су­де бо­гов до­бива­ет­ся ис­ти­ны и на­каза­ния млад­ше­го бра­та зло­дея.

Сказ­ка на­писа­на на свит­ке па­пиру­са, на­чало ее обор­ва­но, но по даль­ней­ше­му со­дер­жа­нию сказ­ки мож­но до­гадать­ся, как она на­чина­ет­ся.

Вот что про­изош­ло.

Бы­ли два бра­та от од­но­го от­ца и от од­ной ма­тери. Прав­да бы­ло имя стар­ше­го бра­та, Крив­да — млад­ше­го.

Стар­ший брат был доб­рым и кра­сивым юно­шей. Не бы­ло слу­чая, чтоб Прав­да ко­го-ни­будь об­ма­нул, оби­дел или пос­ту­пил не по спра­вед­ли­вос­ти.

Все лю­били Прав­ду. Один толь­ко млад­ший брат — урод­ли­вый кар­лик не­нави­дел стар­ше­го, по­тому что ему за­видо­вал, и ста­рал­ся его по­губить.

И вот од­нажды Крив­да за­казал у ре­мес­ленни­ка до­рогой кин­жал с нож­на­ми. Ког­да за­каз был го­тов, кар­лик взял хле­ба в ко­том­ку и по­сох и сде­лал вид, что от­прав­ля­ет­ся в даль­ний путь.

Он при­шел к до­му Прав­ды и дал на сох­ра­нение стар­ше­му бра­ту этот кин­жал. Прав­да приг­ла­сил бра­та в дом и по­ложил кин­жал в сун­дук.

— Не вол­нуй­ся, до­рогой брат, от­прав­ляй­ся в до­рогу со спо­кой­ным сер­дцем. Я сох­ра­ню кин­жал до тво­его воз­вра­щения.

А Крив­да да­леко не стал ухо­дить. Под­го­ворил ко­вар­ный кар­лик слу­жан­ку Прав­ды, и она тай­но вы­нула кин­жал из сун­ду­ка и от­да­ла его Крив­де.

Об­ра­довал­ся Крив­да, ибо пос­чи­тал, что нас­та­ло вре­мя для на­чала зло­го де­ла про­тив Прав­ды.

При­бежал Крив­да к до­му бра­та и стал тре­бовать свой кин­жал об­ратно. По­шел Прав­да к сун­ду­ку, а кин­жа­ла нет.

— Кин­жал ис­чез, и я не знаю, кто его взял. Но не огор­чай­ся. В мо­ей кла­довой есть раз­ные дра­гоцен­ные кин­жа­лы. Вы­бирай лю­бой. Мо­жешь взять да­же два или три кин­жа­ла вза­мен по­терян­но­го.

— Как! Ты по­терял мой кин­жал? О, зло­дей! — зак­ри­чал Крив­да. — Я те­бе не ве­рю. Ты не по­терял, ты ук­рал мой кин­жал, и это зло дол­жно быть на­каза­но! Где най­дет­ся дру­гой та­кой кин­жал? Мой кин­жал был очень до­рогой. У не­го лез­вие бы­ло та­кое ши­рокое, как Нил во вре­мя по­ловодья, ру­ко­ят­ка, как де­рево из Кол­то­са, а ру­бины на ру­ко­ят­ке бы­ли ве­личи­ной с го­ру.

— Раз­ве мо­жет быть кин­жал та­ким боль­шим? — уди­вил­ся доб­рый Прав­да. Возь­ми в мо­ей кла­довой лю­бые дра­гоцен­ности и сде­лай се­бе кин­жал, ка­кой те­бе нра­вит­ся.

От­ка­зал­ся Крив­да, не стал слу­шать Прав­ду.

— Ты ук­рал мой кин­жал, зло дол­жно быть на­каза­но! — ска­зал он и по­вел бра­та к судь­ям.

Он рас­ска­зал судь­ям о том, что он до­верил бра­ту дра­гоцен­ный кин­жал, а брат его по­терял.

— А кин­жал тот был не­обык­но­вен­ный! Та­кого кин­жа­ла не бы­ло на све­те и его не­воз­можно воз­местить. Лез­вие у не­го бы­ло, как Нил во вре­мя по­ловодья, а ру­бин в ру­ко­ят­ке был ве­личи­ной с го­ру…

— От­веть, Прав­да, — спро­сили судьи, — вер­но ли то, что го­ворит твой брат? Брал ли ты дра­гоцен­ный кин­жал у сво­его бра­та, а те­перь не воз­вра­ща­ешь?

— Да, это так, — от­ве­тил прос­то­душ­но Прав­да, — я брал у Крив­ды кин­жал и не знаю, ку­да он про­пал. Пусть возь­мет вза­мен че­го хо­чет.

Приз­на­ли судьи Прав­ду ви­нов­ным и спро­сили Крив­ду:

— Ка­кого же ты тре­бу­ешь при­гово­ра?

Об­ра­довал­ся Крив­да, что по­лучи­лось так, как он и за­мыш­лял, и ска­зал:

— Пусть на­кажут Прав­ду за это, ос­ле­пив его на оба гла­за, и пусть Прав­да ста­нет ра­бом-прив­ратни­ком в мо­ем до­ме.

Так за­кон­чил Крив­да свою речь.

Судьи сог­ла­сились со всем, что ска­зал Крив­да, и свер­ши­ли над Прав­дой при­говор, и сле­пой юно­ша стал ра­бом-прив­ратни­ком в до­ме у сво­его млад­ше­го бра­та.

Но и тут не ос­та­вил в по­кое Крив­да сво­его бра­та. Уви­дел Крив­да, как кро­ток и кра­сив ос­тался Прав­да, хоть и был нез­ря­чим, и ре­шил сов­сем из­ба­вить­ся от не­го. Поз­вал он двух слуг и ве­лел им от­вести Прав­ду в пус­ты­ню и ос­та­вить его там.

— Возь­ми­те Прав­ду — мо­его ра­ба, — при­казал он слу­гам, — и от­ве­дите его в пус­ты­ню, в то мес­то, где жи­вет злой лев и ль­ви­ца, и убей­те его там, пусть лю­ди ду­ма­ют, что зве­ри рас­терза­ли его.

Под­ня­лись слу­ги вмес­те с Прав­дой вверх на хол­мы, где пус­ты­ня, и Прав­да до­гадал­ся обо всем. Он стал про­сить слуг не вы­пол­нять при­каза­ния бра­та:

— Не пос­ту­пай­те со мной, как ска­зал брат, от­пусти­те ме­ня, и я уй­ду да­леко от до­ма бра­та. Крив­ду же мож­но об­ма­нуть, ска­зав, что все бы­ло сде­лано, как он ве­лел.

По­жале­ли слу­ги Прав­ду, так как зна­ли его доб­ро­ту, и сде­лали, как он про­сил. От­пусти­ли они Прав­ду, а Крив­де ска­зали, что вы­пол­ни­ли при­каза­ние.

— Бо­ги воз­награ­дят вас! — ска­зал Прав­да и по­шел один бро­дить по све­ту, не ви­дя до­роги и не ве­дая ку­да.

Так хо­дил он по пус­ты­не три дня и обес­си­лел от жа­ры и жаж­ды. На чет­вертый день до­шел он до не­ко­его до­ма. Ус­тал он от ходь­бы и лег от­дохнуть в те­ни у под­но­жия хол­ма, не­дале­ко от усадь­бы. А в до­ме том жил знат­ный че­ловек со сво­ей до­черью.

Выш­ли из до­му де­вуш­ки, прис­лужни­цы до­чери хо­зя­ина. Они за­мети­ли от­ды­ха­юще­го Прав­ду и уви­дали кра­соту его, рав­ной ко­торой не бы­ло во всей стра­не. При­бежа­ли де­вуш­ки до­мой и рас­ска­зали о прек­расном юно­ше. Дочь хо­зя­ина ве­лела при­вес­ти в дом юно­шу и, уви­дев его кра­соту, сра­зу же в не­го влю­билась.

И так пон­ра­вил­ся Прав­да де­вуш­ке с пер­во­го взгля­да, что она по­дош­ла к не­му и ска­зала:

— Вой­ди в мой дом, прек­расный нез­на­комец. Будь мо­им суп­ру­гом.

Так Прав­да по­селил­ся в бо­гатом до­ме и стал там хо­зя­ином.

Но не­дол­го ос­та­вал­ся Прав­да во двор­це. Ско­ро он на­до­ел же­не, и она от­пра­вила его опять к во­ротам, сде­лав прив­ратни­ком.

А тем вре­менем у же­ны Прав­ды ро­дил­ся сын. Маль­чик был так кра­сив, что не бы­ло ни­кого по­доб­но­го ему во всей стра­не, он был по­хож на мо­лодо­го бо­га.

Ког­да маль­чик вы­рос, его от­да­ли в шко­лу пис­цов, и он стал хо­рошо учить­ся. Он на­учил­ся прек­расно пи­сать, вы­учил­ся всем ис­кусс­твам и прев­зо­шел во всем сво­их стар­ших то­вари­щей.

Тог­да то­вари­щи ста­ли спра­шивать его:

— Чей ты сын? Где твой отец?

Они сме­ялись над ним и драз­ни­ли его, го­воря:

— На са­мом де­ле у те­бя нет от­ца!

При­шел маль­чик до­мой и спро­сил у ма­тери:

— Как зо­вут мо­его от­ца? Я дол­жен ска­зать его имя мо­им то­вари­щам, так как они сме­ют­ся на­до мной, спра­шивая: «Где твой отец?», Так они го­ворят мне и драз­нят ме­ня.

Тог­да мать от­ве­тила:

— Ви­дишь ты сле­пого че­лове­ка, ко­торый си­дит у во­рот? Это отец твой.

Маль­чик страш­но рас­сердил­ся на мать.

— На­до бы­ло соз­вать всех лю­дей, что­бы они при­вели кро­коди­ла и ки­нули те­бя ему! — в сер­дцах гнев­но ска­зал он.

И по­шел он к от­цу, при­вел его в дом, уса­дил его в крес­ло око­ло се­бя, пос­та­вил ему под но­ги ска­ме­еч­ку, по­ложил пе­ред ним хлеб и зас­та­вил от­ца есть и пить.

По­том маль­чик спро­сил от­ца:

— Ска­жи, отец мой, кто ос­ле­пил те­бя, что­бы я мог отом­стить тво­ему обид­чи­ку?

Тог­да Прав­да от­ве­тил:

— Это сде­лал мой млад­ший брат.

И рас­ска­зал Прав­да сы­ну все, что с ним слу­чилось.

— Я сде­лаю так, что зло­дей по­несет на­каза­ние! Знай, отец: ты бу­дешь отом­щен! — вос­клик­нул сын Прав­ды.

И вот от­пра­вил­ся маль­чик ис­кать Крив­ду, что­бы отом­стить за от­ца.

Он взял с со­бой де­сять хлеб­цев, по­сох, па­ру сан­да­лий, бур­дюк и меч. Он пой­мал бы­ка, кра­сиво­го и силь­но­го, и от­пра­вил­ся ту­да, где пас­тух сте­рег ста­до Крив­ды.

Ска­зал маль­чик пас­ту­ху:

— Возь­ми у ме­ня де­сять хлеб­цев, по­сох, меч и па­ру сан­да­лий и сбе­реги мо­его бы­ка в тво­ем ста­де, по­ка я не вер­нусь из го­рода.

Мно­го дней на­ходил­ся бык в ста­де Крив­ды. Од­нажды при­шел Крив­да пос­мотреть на свое ста­до. И уви­дел он кра­сав­ца-бы­ка сво­его пле­мян­ни­ка. И был бык тот очень хо­рош, он очень пон­ра­вил­ся Крив­де.

— За­коли для ме­ня это­го бы­ка, — ска­зал он пас­ту­ху, — я хо­чу от­ве­дать его мя­са.

— Это не мой бык, — от­ве­тил пас­тух. — Я не мо­гу это­го сде­лать. Что я вер­ну нас­то­яще­му хо­зя­ину?

— Весь мой скот у те­бя. От­дай вла­дель­цу бы­ка лю­бого дру­гого вза­мен.

И пас­тух пос­лу­шал­ся хо­зя­ина.

Ког­да маль­чик ус­лы­шал, что Крив­да заб­рал его бы­ка, он по­шел к пас­ту­ху Крив­ды и спро­сил:

— Где мой бык? Я не ви­жу его в тво­ем ста­де.

— Все ста­до пе­ред то­бой, — от­ве­тил пас­тух, — вы­бирай лю­бого!

— Здесь нет ни од­но­го бы­ка, рав­но­го мо­ему. Ког­да он сто­ит в Пай­сму­не (в цен­тре Егип­та), то ко­нец хвос­та дос­ти­га­ет за­рос­лей па­пиру­са (дель­ты Ни­ла). Ког­да один его рог ле­жит на го­рах вос­то­ка, то вто­рой рог ле­жит на го­рах за­пада, и Ве­ликая ре­ка — мес­то его от­ды­ха.

— Раз­ве бы­ва­ют та­кие бы­ки? — от­ве­тил пас­тух.

Но маль­чик не слу­шал его. Он взял с со­бой пас­ту­ха ту­да, где был Крив­да, и по­том вмес­те с Крив­дой по­шел в суд, где си­дели те же судьи, ко­торые ког­да-то су­дили спор обо­их брать­ев. Маль­чик пов­то­рил судь­ям все, что он ска­зал пас­ту­ху о бы­ке.

— Кля­нусь име­нем Pa, этот че­ловек убил мо­его бы­ка, что­бы на­сытить свое брю­хо! А рав­но­го это­му бы­ку не бы­ло в це­лом ми­ре. Ког­да мой бык сто­ял в цен­тре Егип­та, то ко­нец его хвос­та дос­ти­гал за­рос­лей па­пиру­са в дель­те Ни­ла. Ког­да один его рог ле­жал на го­рах вос­то­ка, то вто­рой рог был на го­рах за­пада.

Судьи ска­зали маль­чи­ку:

— Ты лжешь. Мы ни­ког­да не ви­дели та­кого боль­шо­го бы­ка, как ты рас­ска­зыва­ешь.

И тог­да маль­чик от­ве­тил:

— А раз­ве бы­ва­ет та­кой кин­жал, у ко­торо­го лез­вие, как Нил, ру­ко­ят­ка, как де­рево из Коп­то­са, а ру­бин в ру­ко­ят­ке ве­личи­ной с го­ру? Рас­су­дите же спра­вед­ли­во Прав­ду и Крив­ду, — при­бавил он, — так как я сын Прав­ды.

Тог­да выс­ту­пил Крив­да и ска­зал пе­ред су­дом:

— Как жив бог Амон и как жив фа­ра­он, — да бу­дет он здо­ров и бла­гопо­лучен, — ес­ли кто най­дет Прав­ду жи­вым, пусть ос­ле­пят ме­ня на оба гла­за и сде­ла­ют прив­ратни­ком в до­ме Прав­ды!

Тог­да вы­шел маль­чик и об­ра­тил­ся к судь­ям:

— Как жив бог Амон и как жив фа­ра­он, — да бу­дет он здо­ров и бла­гопо­лучен, — ес­ли Прав­да бу­дет най­ден жи­вым, пусть Крив­де да­дут сто па­лоч­ных уда­ров и ос­ле­пят его на оба гла­за, и сде­ла­ют его прив­ратни­ком в до­ме Прав­ды! Я — сын Прав­ды!

И маль­чик при­вел сво­его ос­леплен­но­го от­ца, и Крив­да был на­казан так, как он сам наз­на­чил се­бе в сво­ей клят­ве.

Так отом­стил сын за ос­кор­бле­ние сво­его от­ца. Кон­чился спор Прав­ды и Крив­ды, и спра­вед­ли­вость вос­торжес­тво­вала.