Сказка об обреченном царевиче

В этой сказ­ке про­яви­лась ве­ра лю­дей в то, что их судь­ба на­ходит­ся в ру­ках все­силь­ных бо­гов, и ник­то ни­ког­да не мо­жет уй­ти от пред­на­чер­та­ний не­бес­ных сил. Бес­по­мощ­ность че­лове­ка пе­ред гроз­ны­ми яв­ле­ни­ями при­роды и ве­ковой нес­пра­вед­ли­востью на зем­ле по­роди­ла мысль о том, что во­ля бо­гов оп­ре­деля­ет всю жизнь лю­дей.

Жил не­ког­да в Егип­те царь, и не бы­ло у не­го сы­новей. Царь был очень опе­чален этим и пос­то­ян­но мо­лил­ся бо­гам, что­бы они по­дари­ли ему нас­ледни­ка. И вот од­нажды бо­ги пред­ска­зали ца­рю, что у не­го ро­дит­ся сын.

Прош­ло не­кото­рое вре­мя, и сбы­лась во­ля бо­гов — у же­ны ца­ря ро­дил­ся маль­чик.

Приш­ли во дво­рец семь бо­гинь судь­бы — Семь Хат­хор — пос­мотре­ли на мла­ден­ца и ска­зали:

— Он по­гиб­нет от кро­коди­ла, или от змеи, или от со­баки.

Ус­лы­шали это слу­ги, быв­шие у ко­лыбе­ли ре­бен­ка, по­бежа­ли они к ца­рю и рас­ска­зали ему о пред­ска­зании бо­гов.

Опе­чалил­ся царь. За­дум­чи­во смот­рел он в ок­но вдаль — ту­да, где за ре­кой, в го­роде мер­тве­цов, как неп­риступ­ные ска­лы, вы­сились пи­рами­ды. Мно­го сто­летий на­зад бы­ли они пос­тро­ены, и ка­залось, вре­мя и рок не влас­тны над ни­ми. И за­хотел фа­ра­он из­бе­жать пред­ска­заний бо­гинь судь­бы. Он при­казал пос­тро­ить на вы­сокой го­ре в пус­тынном мес­те боль­шой ка­мен­ный дво­рец, бо­гато об­ста­вил кра­сивы­ми ве­щами из сво­его двор­ца, на­пол­нил слу­гами и по­селил в нем сво­его ма­лень­ко­го сы­на. Дво­рец был ок­ру­жен вы­сокой сте­ной, и ни­ког­да не дол­жен был вы­ходить ца­ревич из сво­его до­ма, вер­ные слу­ги ох­ра­няли его жизнь.

Прош­ло мно­го вре­мени, маль­чик рос в за­точе­нии. Он прев­ра­тил­ся в силь­но­го и кра­сиво­го юно­шу. Ни ра­зу за все вре­мя не до­велось ему вый­ти за ог­ра­ду. Сколь­ко не уп­ра­шивал он страж­ни­ков от­крыть во­рота, те ос­та­вались глу­хи к его прось­бам.

Но вот од­нажды он под­нялся на плос­кую кры­шу сво­его двор­ца и уви­дел, что по до­роге идет че­ловек, а за ним бе­жит со­бака.

— Что это? Кто бе­жит за че­лове­ком, ко­торый идет по до­роге? — спро­сил юно­ша у слу­ги, ко­торый сто­ял ря­дом с ним.

— Это со­бака, — от­ве­тил слу­га.

— Она мне очень нра­вит­ся. При­неси мне та­кую же со­баку! — поп­ро­сил юно­ша.

Что бы­ло де­лать? По­шел слу­га во дво­рец к ца­рю и рас­ска­зал ему обо всем.

Силь­но огор­чился царь и про­из­нес:

— Что ж, от судь­бы не уй­ти. Дай­те ему ма­лень­ко­го щен­ка, пусть не огор­ча­ет­ся ца­ревич!

И при­нес­ли юно­ше щен­ка.

Прош­ло еще нем­но­го вре­мени. Ще­нок прев­ра­тил­ся во взрос­ло­го пса. Это был вер­ный, пре­дан­ный пес, са­мый на­деж­ный друг юно­го ца­реви­ча. Пос­лал ца­ревич сво­его слу­гу к от­цу и по­велел пе­редать ему та­кие сло­ва:

— За­чем мне си­деть у се­бя во двор­це? Мне пред­ска­заны три судь­бы. И что бы я ни де­лал по сво­ему же­ланию, бо­ги все рав­но сде­ла­ют со мной то, что за­дума­ли! Так ес­ли мне суж­де­но, луч­ше я ум­ру на во­ле! Пусть мне бу­дет доз­во­лено ос­та­ток дней про­вес­ти так, как я хо­чу. А я хо­чу от­пра­вить­ся в пу­тешес­твие.

Сер­дце ца­ря раз­ры­валось от го­ря, но про­тивить­ся во­ле сы­на он не стал. Он сог­ла­сил­ся с ним и раз­ре­шил ему пу­тешес­тво­вать.

Юно­шу сна­ряди­ли в пу­тешес­твие. И да­ли юно­ше ко­лес­ни­цу, зап­ря­жен­ную луч­ши­ми ло­шадь­ми, бо­евое ору­жие и пос­ла­ли с ним вер­но­го слу­гу.

Пе­реп­ра­вили ца­реви­ча на вос­точный бе­рег Ни­ла и ска­зали ему:

— Иди ку­да хо­чешь!

И за­хоте­лось ца­реви­чу от­пра­вить­ся на се­вер, че­рез пус­ты­ню, и со­бака его бе­жала за ним. Так шли они мно­го дней и пи­тались дичью, ко­торую ло­вили в пус­ты­не.

И доб­рался, на­конец, ца­ревич до царс­тва На­хари­ны (в се­вер­ной Си­рии).

У ца­ря На­хари­на бы­ла единс­твен­ная дочь. Он пос­тро­ил для нее дом и по­велел сде­лать в нем ок­на на вы­соте се­миде­сяти лок­тей от зем­ли. И соз­вал царь сы­новей всех пра­вите­лей стра­ны Ху­ру (в се­вер­ной Си­рии) и ска­зал им:

— Кто взбе­рет­ся в ок­но к мо­ей до­чери, тот ста­нет ее му­жем!

Прош­ло не­кото­рое вре­мя. Ежед­невно про­бова­ли соз­ванные юно­ши прыг­нуть в ок­но, но ник­то не смог дос­тигнуть ца­рев­ны.

И вот при­шел еги­пет­ский ца­ревич в этот го­род. Уви­дели его юно­ши и поз­ва­ли его к се­бе, да­ли ему ис­ку­пать­ся, на­кор­ми­ли ло­шадей, да­ли хлеб его слу­ге. Они на­тер­ли те­ло ца­реви­ча ду­шис­тым мас­лом, пе­ревя­зали ра­ны на его но­гах и на­конец спро­сили его:

— От­ку­да ты, прек­расный юно­ша?

Ца­ревич не за­хотел рас­ска­зывать им о сво­ей судь­бе и по­тому ре­шил скрыть от них, кто он та­кой:

— Я сын во­ена­чаль­ни­ка из Егип­та, — ска­зал он. — Мать моя умер­ла, отец мой же­нил­ся на дру­гой жен­щи­не. Ма­чеха воз­не­нави­дела ме­ня, и я убе­жал от нее.

Тог­да юно­ши об­ня­ли ца­реви­ча и рас­це­лова­ли его.

Ког­да прош­ло нес­коль­ко дней, он спро­сил у юно­шей:

— Что де­ла­ете вы здесь в этом го­роде?

Они от­ве­тили ему:

— Мы пы­та­ем­ся влезть в ок­но к цар­ской до­чери. Кто это сде­ла­ет, тот ста­нет ее му­жем.

— И я хо­тел бы поп­ро­бовать, — ска­зал ца­ревич. — Ког­да от­дохнут мои но­ги, я по­пыта­юсь это сде­лать.

Пош­ли юно­ши, как обыч­но, к до­му ца­рев­ны, и ца­ревич от­пра­вил­ся с ни­ми и сто­ял в сто­роне, и смот­рел, как они пры­га­ют в ок­но. Вдруг ца­рев­на по­вер­ну­ла го­лову и уви­дела еги­пет­ско­го ца­реви­ча. И был ца­ревич так прек­ра­сен со­бой, что ца­рев­на сра­зу по­люби­ла его.

Че­рез нес­коль­ко дней по­шел ца­ревич с юно­шами, по­дошел к до­му ца­рев­ны, прыг­нул вы­соко и вско­чил че­рез ок­но в ком­на­ту, где си­дела дочь на­харин­ско­го ца­ря. Она по­цело­вала и об­ня­ла ца­реви­ча.

По­бежал слу­га к ца­рю, что­бы об­ра­довать его этим из­вести­ем:

— Один че­ловек дос­тиг ок­на тво­ей до­чери!

Спро­сил царь:

— Чей он сын? Ка­кой пра­витель его отец?

— Он сын еги­пет­ско­го во­ена­чаль­ни­ка, он убе­жал из Егип­та от злой ма­чехи.

— Раз­ве я от­дам свою дочь за­муж за бег­ле­ца из Егип­та? Пусть он воз­вра­ща­ет­ся об­ратно, по­ка я не при­казал его обез­гла­вить!

Приш­ли слу­ги к ца­реви­чу и пе­реда­ли ему по­веле­ние ца­ря:

— Ухо­ди ту­да, от­ку­да ты при­шел!

Но ца­рев­на вос­клик­ну­ла:

— Ес­ли его от­ни­мут у ме­ня, то, кля­нусь бо­гом Ра, я пе­рес­та­ну пить, есть и сра­зу ум­ру!

До­ложи­ли об этом ца­рю, и он при­казал к ве­черу убить юно­шу. Но ца­рев­на уз­на­ла об этом и ска­зала слу­гам:

— Кля­нусь бо­гом Ра, как толь­ко сол­нце зай­дет, я ум­ру. Я не про­живу ни ча­су доль­ше, чем юно­ша!

Опять пе­реда­ли ца­рю ее сло­ва, и при­казал царь при­вес­ти к не­му юно­шу и свою дочь.

Ис­пу­гал­ся ца­ревич и зад­ро­жал всем те­лом, ког­да уви­дел ца­ря. Но царь, уви­дев, как он прек­ра­сен, об­нял его, рас­це­ловал и ска­зал:

— Рас­ска­жи мне все о се­бе, юно­ша, ведь ты те­перь для ме­ня сде­лал­ся род­ным сы­ном.

От­ве­тил юно­ша ца­рю:

— Я сын еги­пет­ско­го во­ена­чаль­ни­ка. Моя мать умер­ла, а мой отец же­нил­ся на дру­гой жен­щи­не; она воз­не­нави­дела ме­ня, и я от нее убе­жал.

Тог­да царь от­дал ему в же­ны свою дочь и по­дарил им дом, и слуг, и по­ле, и скот, и мно­го вся­кого доб­ра. Юно­ша и его мо­лодая же­на по­сели­лись там и жи­ли без­за­бот­но.

И вот од­нажды, ког­да прош­ло уже мно­го дней пос­ле то­го, как они по­жени­лись, рас­ска­зал ца­ревич же­не о сво­ей судь­бе, на ко­торую он об­ре­чен:

— Мне пред­ска­заны три судь­бы: я по­гиб­ну от кро­коди­ла, от змеи или от со­баки!

— Так при­кажи убить твою со­баку, ко­торая бе­га­ет за то­бой! вос­клик­ну­ла мо­лодая жен­щи­на.

— Я не мо­гу пос­ту­пить так, — от­ве­тил ца­ревич. — Я взял ее ма­лень­ким щен­ком и сам вы­рас­тил ее! Этот пес — са­мое пре­дан­ное мне су­щес­тво. Ес­ли я его те­перь убью, я ста­ну пре­дате­лем.

Ца­рев­на очень бо­ялась за жизнь сво­его му­жа, она обе­рега­ла его и ни­ког­да не поз­во­ляла ему вы­ходить од­но­му.

За­хоте­лось од­нажды ца­реви­чу по­сетить Еги­пет, и он от­пра­вил­ся в до­рогу вмес­те со сво­ей же­ной.

Оба они не зна­ли, что уже в тот день, ког­да они по­кину­ли На­хари­ну, кро­кодил, пред­назна­чен­ный судь­бой ца­реви­чу, вы­лез из ре­ки и пос­ле­довал за ни­ми. Ос­та­новил­ся ца­ревич со сво­ей же­ной в од­ном го­роде, что­бы от­дохнуть от пу­тешес­твия. И кро­кодил ос­тался не­пода­леку в во­до­еме.

В том во­до­еме оби­тал во­дяной дух. Этот дух ре­шил спас­ти сы­на ца­ря и не да­вал кро­коди­лу вы­ходить на су­шу.

За­пер он кро­коди­ла в осо­бое по­меще­ние и прис­та­вил к не­му слу­гу-ве­лика­на, ко­торый не да­вал кро­коди­лу вы­ходить от­ту­да. Толь­ко ночью, ког­да кро­кодил за­сыпал, шел ве­ликан на ули­цу, что­бы по­дышать воз­ду­хом, но как толь­ко всхо­дило сол­нце, ве­ликан сно­ва был на сво­ем мес­те и сто­рожил от­вра­титель­ное чу­дови­ще. И так про­дол­жа­лось ежед­невно в те­чение двух ме­сяцев.

И вот од­нажды ца­ревич весь день си­дел до­ма. Ког­да нас­ту­пила ночь, он лег на свою кро­вать и креп­ко ус­нул. Же­на его на­пол­ни­ла ча­шу пи­вом и пос­та­вила ее на пол, а са­ма се­ла око­ло му­жа и ох­ра­няла его сон. Вдруг из но­ры в по­лу вы­лез­ла ог­ромная змея, что­бы уку­сить спя­щего юно­шу. Но ца­рев­на пос­та­вила пе­ред зме­ей ча­шу с пи­вом. Змея на­пилась пи­вом, опь­яне­ла и зас­ну­ла тут же на по­лу. Тог­да ца­рев­на взя­ла то­пор, раз­ру­била змею на час­ти и пос­ле это­го раз­бу­дила му­жа.

— Смот­ри, бог от­дал те­бе в ру­ки од­ну из тво­их трех су­деб! Он от­даст те­бе и дру­гие!

Ца­ревич при­нес бла­годар­ность бо­гу Ра и каж­дый день сла­вил его в сво­их мо­лит­вах.

Че­рез нес­коль­ко дней по­шел ца­ревич по­гулять не­дале­ко от до­ма, и, так как он ни­ког­да не вы­ходил один, со­бака бе­жала за ним.

— Мой са­мый вер­ный друг! Раз­ве мо­жешь ты ме­ня убить? Нет. Судь­ба пош­лет мне на по­гибель дру­гую со­баку.

— Нет! Я — твоя судь­ба! — вдруг про­рычал пес че­лове­чес­ким го­лосом.

Пес ос­ка­лил зу­бы и прыг­нул, но­ровя вце­пить­ся в гор­ло. Юно­ша ед­ва увер­нулся от клы­ков и в ужа­се бро­сил­ся бе­жать, при­зывая на по­мощь.

Но пес бе­жал быс­трей. Он уже го­тов был схва­тить юно­шу. Сын ца­ря в стра­хе прыг­нул в пруд.

И вдруг вы­лез кро­кодил, схва­тил ца­реви­ча и по­тащил его. Кро­кодил ута­щил юно­шу на дно и при­нес в пе­щеру, где оби­тал во­дяной дух. Здесь он раз­жал че­люс­ти и вы­пус­тил свою жер­тву.

— Я — твоя судь­ба! — про­гово­рило вод­ное чу­дови­ще. — Знай: я бы дав­но те­бя убил, ес­ли бы не во­дяной дух. Я по­щажу те­бя, ес­ли ты мне по­можешь убить во­дяно­го ду­ха. Поб­ла­года­ри его за то, что он обе­регал твою жизнь, а сам ис­подтиш­ка ударь его но­жом.

— Нет! — гор­до от­ве­тил сын фа­ра­она. — Пусть луч­ше я по­гиб­ну, чем пре­дам то­го, кто ме­ня бес­ко­рыс­тно за­щищал.

— Тог­да я убью те­бя! Пусть свер­шится твоя судь­ба! Я убью и съ­ем те­бя зав­тра, — ска­зал кро­кодил и за­пер юно­шу в пе­щере.

И вот, ког­да нас­ту­пил сле­ду­ющий день и лу­чи сол­нца оза­рили зем­лю…

На этом мес­те обор­ван па­пирус, и мы не зна­ем кон­ца сказ­ки. Но его лег­ко уга­дать. В та­ких сказ­ках пред­ска­зание судь­бы всег­да ис­полня­ет­ся. Ца­ревич из­бе­жал смер­ти от змеи, со­баки и, ви­димо, из­бе­жит ее от кро­коди­ла. Но ско­рей все­го, ца­ревич обя­затель­но по­гиб­нет по дру­гой при­чине, с ко­торой со­бака, змея и кро­кодил свя­заны ка­ким-ни­будь не­ожи­дан­ным об­ра­зом.

Воз­можно, мы так ни­ког­да и не уз­на­ем, что же про­изош­ло с ца­реви­чем, ес­ли не най­дут па­пирус, где бу­дет окон­ча­ние этой сказ­ки.