Спор Гора и Сета

Вы­рос Гор, стал силь­ным, храб­рым юно­шей, мо­гущес­твен­ным бо­гом.

Час­то лю­бил он расс­пра­шивать мать об от­це, о его жиз­ни и смер­ти. И вот нас­ту­пило вре­мя ис­полнить Го­ру свой сы­нов­ний долг — отом­стить за от­ца. Ник­то не был стра­шен мо­лодо­му силь­но­му бо­гу, и он от­пра­вил­ся ис­кать сво­его про­тив­ни­ка, убий­цу от­ца — ко­вар­но­го Се­та. Все лю­били Го­ра, и в этой люб­ви бы­ла его си­ла.

— Я иду ис­кать Се­та, — ска­зал он ма­тери, — я мо­гуч, по­тому что все лю­ди лю­бят ме­ня, и сер­дце мое спо­кой­но. Пусть же тре­пещет сер­дце Се­та! Я иду ис­кать те­бя, зло­дей, и как толь­ко ты бу­дешь най­ден мною, я убью те­бя.

Под­нялся Гор вверх по Ни­лу, до­шел до Си­ута, и там на­шел он Се­та. Встре­тились про­тив­ни­ки, и на­чал­ся меж­ду ни­ми жес­то­кий бой. Де­сять дней шла борь­ба меж­ду дя­дей и пле­мян­ни­ком, не мог­ли они одо­леть друг дру­га.

Вот уже, ка­жет­ся, Сет на­чина­ет по­беж­дать, сла­бе­ет Гор, но Иси­да сво­им кол­довс­твом вли­ва­ет в Го­ра но­вые си­лы:

— Я го­ворю те­бе, я — твоя мать Иси­да, ты по­беди свою сла­бость!

И с но­вым ожес­то­чени­ем всту­па­ет Гор в по­еди­нок. Па­да­ет ду­хом Сет, но его по­мощ­ни­ки де­моны под­держи­ва­ют в нем бод­рость.

Вот из­ловчил­ся Сет, ки­нул ос­трый ка­мень и по­пал Го­ру пря­мо в глаз. За­качал­ся Гор, и Сет выр­вал глаз у юно­ши. С кри­ком бро­сил­ся Гор на Се­та, на­нес ему тяж­кие ра­ны и сло­мал ему бед­ро. Обес­си­лел Сет от ран и от борь­бы, и Гор креп­ко свя­зал его тол­сты­ми ве­рев­ка­ми.

Иси­да поз­ва­ла бо­га-вра­чева­теля То­та и с его по­мощью за­лечи­ла Го­ру ра­ны его, и он сно­ва стал ви­деть, как преж­де. Взял Гор свой выр­ванный глаз, что­бы от­дать его от­цу; по­шел он к Оси­рису и по­вел с со­бой свя­зан­но­го Се­та.

При­шел Гор к от­цу со сво­им плен­ни­ком. Взял он за ру­ку Се­та и по­дошел с ним к не­под­вижно ле­жаще­му Оси­рису.

— Встань! Прос­нись! Взгля­ни на тво­его сы­на, пос­мотри, что он сде­лал для те­бя! Он по­разил тво­его убий­цу, он при­вел к те­бе свя­зан­но­го Се­та.

Гор снял сан­да­лию с но­ги от­ца, пос­та­вил ее на го­лову Се­та в знак то­го, что он от­да­ет Се­та в под­чи­нение от­цу. И зад­ро­жал Сет под сан­да­ли­ей бра­та, страш­на бы­ла ему власть Оси­риса.

По­том Гор от­крыл Оси­рису рот и по­ложил в не­го свой выр­ванный глаз, го­воря:

— Отец, вот я при­шел к те­бе! Я Гор, сын твой. Я от­даю те­бе свой глаз, в нем твоя ду­ша, твоя си­ла.

Оси­рис прог­ло­тил глаз и жизнь на­чала тре­петать в нем. Он от­крыл гла­за, вы­тянул ру­ки, стер пе­сок с ли­ца сво­его. По­том при­под­нялся Оси­рис на ле­вом бо­ку, по­вер­нулся на пра­вую сто­рону и ов­ла­дел сво­им те­лом. Встал Оси­рис, прос­нулся, про­будил­ся усоп­ший бог. Ожил он и стал сно­ва мо­гучим и силь­ным, ка­ким был преж­де.

Ли­ку­ют все лю­ди, ра­ду­ют­ся бо­ги. Тор­жес­тву­ют Иси­да и Неф­ти­да, об­ни­ма­ет Гор лю­бимо­го от­ца.

От­дал Оси­рис свой трон Го­ру, сво­ему сы­ну и нас­ледни­ку, по­бедив­ше­му вра­га его.

И стал Гор ца­рем Егип­та. Ра­дова­лась вся зем­ля. Зло ис­чезло, и прав­да ут­верди­лась в стра­не.

А Оси­рис уда­лил­ся в под­земное царс­тво и стал ца­рем веч­ности, судь­ей над все­ми умер­ши­ми.

Но не сло­жил Сет сво­его ору­жия. Не су­мел он по­губить Го­ра в детс­тве, не одо­лел он юно­шу Го­ра в от­кры­том бою, и за­думал Сет об­ви­нить Го­ра пе­ред бо­гами, ска­зать, что неп­ра­виль­но за­нял Гор от­цов­ский прес­тол. Ведь не сы­ну, а ему, бра­ту, к то­му же стар­ше­му воз­растом, при­над­ле­жит нас­ледс­тво, и он, Сет, пос­ле Оси­риса дол­жен пра­вить Егип­том.

Об­ра­тил­ся Сет к бо­гам с прось­бой рас­су­дить его с Го­ром. «Не­закон­но за­нял Гор цар­ский трон, — го­ворил он. — Я дол­жен по­лучить цар­ский сан и пра­вить стра­ной пос­ле Оси­риса».

Соб­ра­лись бо­ги на суд в Зо­лотом Чер­то­ге, что­бы ре­шить спор Се­та и Го­ра. Приш­ли оба про­тив­ни­ка в зал су­да и се­ли пе­ред вла­дыкой все­го ми­ра, пе­ред бо­гом Ра. Здесь же на­ходи­лись бог муд­рости Тот, бог воз­ду­ха Шу, бо­гиня вла­ги Теф­нут и дру­гие — вся Ве­ликая Де­вят­ка соб­ра­лась, что­бы рас­су­дить спор бо­гов.

— Вла­дыка, — про­мол­вил Тот, — мы дол­жны ре­шить, кто бу­дет ца­рем Се­вера и Юга.

— Спра­вед­ли­вость — ве­ликая си­ла! — про­из­нес Шу. — Сот­во­ри же спра­вед­ли­вость, ве­ликий Ра! От­дай дос­той­но­му жезл и ко­рону фа­ра­она.

Юный Гор, еще сов­сем ре­бенок в срав­не­нии с Се­том, сме­ло об­ра­тил­ся к бо­гам и пот­ре­бовал от­дать ему нас­ледс­тво пос­ле от­ца — пра­во быть ца­рем Егип­та.

— Это мил­ли­он раз ис­тинно! — ска­зал Тот судь­ям. И ре­шили бо­ги, что Гор, вер­ный сын, отом­стив­ший за смерть от­ца и от­давший ему свой глаз, дол­жен стать ца­рем, и хо­тели одеть бо­ги ко­рону на го­лову Го­ра.

Об­ра­дова­лась Иси­да при­гово­ру бо­гов и ра­дос­тно вос­клик­ну­ла:

— Се­вер­ный ве­тер, ле­ти на За­пад и об­ра­дуй сер­дце Оси­риса — да бу­дет он жив, нев­ре­дим, здрав!

Од­на­ко ее ра­дость бы­ла преж­девре­мен­на — под­нялся вдруг сол­нечный бог Ра и про­из­нес:

— По­чему это вы су­дите и вы­носи­те при­говор, не спро­сив, что ду­маю я? Власть на­до от­дать Се­ту. Гор слиш­ком мо­лод, что­бы быть ца­рем. Не­вер­но от­да­вать царс­тво сы­ну умер­ше­го ца­ря, ког­да жив еще брат по­кой­но­го.

Об­ра­довал­ся Сет. Он да­же не пы­тал­ся скрыть свое тор­жес­тво и на­чал вос­хва­лять се­бя:

— Я Сет — мо­гучий, са­мый силь­ный сре­ди бо­гов. Каж­дый день я уби­ваю вра­гов Ра. Ник­то из бо­гов не смо­жет сде­лать это­го. И я возь­му трон Оси­риса!

Но тут выс­ту­пил Гор с гнев­ной речью:

— Не­хоро­шо так пос­ту­пать со мною. Нель­зя от­ни­мать у сы­на ко­рону и царс­тво от­ца!

На­чал­ся спор меж­ду бо­гами. Од­ни бо­ги счи­тали, что на­до сде­лать Се­та ца­рем, дру­гие на­ходи­ли, что Гор прав. В вол­не­нии сто­яла Иси­да, ожи­дая ре­шения су­да, а Сет, чувс­твуя, что бо­ги го­товы ус­ту­пить Го­ру, в зло­бе стал уг­ро­жать им:

— Вот схва­чу я свою тя­желую па­лицу и бу­ду уби­вать каж­дый день по од­но­му бо­гу. Власть — это удел силь­ных! Чем силь­нее царь, тем мо­гущес­твен­ней стра­на.

— Нет! — воз­ра­зил бог муд­рости Тот. — Час­то си­ла слу­жит без­за­конию. Пе­ред су­дом прав не тот, кто силь­ней, а тот, на чь­ей сто­роне спра­вед­ли­вость. А по спра­вед­ли­вос­ти, как из­давна ус­та­нов­ле­но в ми­ре, иму­щес­тво от­ца всег­да нас­ле­ду­ет сын. Гор дол­жен унас­ле­довать трон Оси­риса, ти­тул и ко­рону ца­ря.

Тог­да ре­шили бо­ги ус­тро­ить сос­тя­зание меж­ду Го­ром и Се­том, пусть по­беди­телю дос­та­нет­ся царс­тво Оси­риса.

Но Сет бо­ял­ся, что Иси­да сво­им кол­довс­твом по­может Го­ру, по­это­му бы­ло ре­шено пе­реп­ра­вит­ся обо­им про­тив­ни­кам и де­вяте­рым бо­гам на у­еди­нен­ный ос­тров Сре­дин­ный, и там ре­шать спор. Ан­ти — ло­доч­ни­ку на пе­реп­ра­ве — был дан стро­гий при­каз не пе­рево­зить на ос­тров ни од­ной жен­щи­ны, по­хожей на Иси­ду.

Бо­ги пе­реп­ра­вились на ос­тров. Рас­пря и спор всех уто­мили, по­это­му они ре­шили от­дохнуть и ус­тро­или пир в паль­мо­вой ро­ще.

Но Иси­да пе­рехит­ри­ла Се­та и всех бо­гов. Она об­ра­тилась в ста­руху и по­дош­ла, сог­нувшись, к пе­ревоз­чи­ку Ан­ти, ког­да он си­дел в сво­ей лод­ке.

— Дос­тавь ме­ня на ос­тров Сре­дин­ный, — поп­ро­сила она, — я ве­зу еду юно­ше пас­ту­ху; он ка­ра­улит там ста­до, и вот уже пять дней, как он го­лода­ет![17]

От­ка­зал­ся Ан­ти вы­пол­нить ее прось­бу.

— Ве­лено мне: не пе­рево­зи ни­какой жен­щи­ны, по­хожей на Иси­ду.

— То, что те­бе ве­лели, от­но­сит­ся к Иси­де. А я — ста­руха, раз­ве по­хожа я на нее?

— Ты пра­ва, — ска­зал ло­доч­ник, гля­дя на ста­рую жен­щи­ну. — А что ты дашь, ес­ли я пе­реве­зу те­бя?

— Возь­ми этот хлеб!

— Вот еще, что мне в тво­ем хле­бе? Ста­ну я на­рушать при­каз ра­ди не­го. Ведь мне ска­зано «не пе­рево­зи ни­какой жен­щи­ны».

Тог­да Иси­да сня­ла зо­лотое коль­цо с паль­ца и про­тяну­ла его пе­ревоз­чи­ку:

— Вот возь­ми мое коль­цо, оно зо­лотое.

Жад­но пос­мотрел Ан­ти на зо­лото и взял коль­цо. Пос­ле это­го он уса­дил Иси­ду в лод­ку и пе­ревез на ос­тров.

И ког­да она, вый­дя из лод­ки, шла по ос­тро­ву, уви­дела она из­да­ли пи­ру­ющих бо­гов и си­дяще­го вмес­те с ни­ми Се­та. И вот зах­ме­лели бо­ги. Тог­да Иси­да про­из­несла зак­ли­нание и прев­ра­тилась в мо­лодую де­вуш­ку, прек­раснее ко­торой не бы­ло на све­те. В та­ком ви­де она приб­ли­зилась к бо­гам.

Сет взгля­нул на нее со сво­его мес­та и сра­зу же влю­бил­ся в нее, так она бы­ла прек­расна. Он встал из-за сто­ла и по­шел ей навс­тре­чу. По­том спря­тал­ся за де­рево и по­дож­дал, ког­да она прой­дет ми­мо. Ког­да Иси­да по­рав­ня­лась с ним, он ти­хонь­ко ок­ликнул ее:

— Я тут стою, прек­расная де­вуш­ка!

Но де­вуш­ка-Иси­да от­шатну­лась от не­го:

— Не зо­ви ме­ня, ве­ликий гос­по­дин! Я бы­ла же­ною пас­ту­ха, и у нас ро­дил­ся сын. Муж мой умер, и сын взял скот сво­его от­ца. Но вот при­шел чу­жой че­ловек, во­шел в мой дом, прог­нал сы­на и от­нял у не­го скот. Я про­шу те­бя, всту­пись за мо­его сы­на, вер­ни ему нас­ледс­тво. Сет воз­му­тил­ся:

— Не­уже­ли бу­дет от­дан скот чу­жому че­лове­ку, ког­да ос­тался сын хо­зя­ина? Зло­дея, зах­ва­тив­ше­го скот си­лой, на­до по­бить пал­кой и прог­нать.

Тог­да Иси­да прев­ра­тилась в кор­шу­на, взле­тела на вер­хушку ака­ции и ска­зала от­ту­да Се­ту:

— Оп­ла­кивай се­бя! Твои собс­твен­ные ус­та ска­зали, и твой ра­зум осу­дил те­бя!

Зап­ла­кал от злос­ти Сет и по­шел к ве­лико­му Pa — жа­ловать­ся на Иси­ду, как она, при­няв об­раз кра­сави­цы, ко­вар­но об­ма­нула его.

— Что же ты от­ве­тил Иси­де? — спро­сил Ра.

— Я ска­зал ей — пусть чу­жого че­лове­ка побь­ют пал­кой, про­гонят его, а сы­на пос­та­вят на мес­то от­ца.

— Что же те­перь де­лать, — вздох­нул Pa, — ведь ты сам осу­дил се­бя!

По­том Ра ве­лел при­вес­ти пе­ревоз­чи­ка Ан­ти и стро­го на­казать его па­лоч­ны­ми уда­рами по по­дош­вам за то, что он на­рушил по­веле­ние бо­гов и пе­ревез на ос­тров Иси­ду. С тех пор Ан­ти прок­лял зо­лото, на ко­торое он поль­стил­ся. По­это­му в го­родах и се­лени­ях Егип­та, где пок­ло­ня­ют­ся Ан­ти, на зо­лото на­ложен зап­рет.

Но и тут не ус­по­ко­ил­ся Сет. Он по­дошел к Го­ру и ска­зал ему:

— Не­уже­ли ты бо­ишь­ся сос­тя­зать­ся со мной? Да­вай прев­ра­тим­ся в двух гип­по­пота­мов и ныр­нем в глу­бину Ве­ликой Зе­лени. Кто вы­ныр­нет до ис­те­чения трех ме­сяцев с это­го дня, тот не по­лучит са­на.

И ста­ли сос­тя­зать­ся Сет и Гор. Обер­ну­лись они оба гип­по­пота­мами и бро­сились в мо­ре. Но и тут Гор одо­лел Се­та. Сет не вы­дер­жал трех ме­сяцев под во­дой. Вы­ныр­нул он из во­ды и спря­тал­ся в трос­тни­ке от взо­ров по­даль­ше. По ис­те­чении трех ме­сяцев вы­ныр­нул Гор и не­надол­го при­лег от­дохнуть под те­нис­тым де­ревом.

Уви­дел Сет, что Гор обес­си­лен­ный от­ды­ха­ет под де­ревом, ти­хо под­крал­ся к спя­щему и выр­вал ему оба гла­за из глаз­ниц. Выр­ванные гла­за он за­копал на го­ре. Гла­за Го­ра в зем­ле обер­ну­лись лу­кови­цами и про­рос­ли по­том цве­тами ло­тоса.

Сет за­тем при­шел к Ра и ска­зал:

— Я вы­ныр­нул из мо­ря и не на­шел ниг­де Го­ра. Он не вы­дер­жал ис­пы­тания и где-то пря­чет­ся на бе­регу.

Тог­да бо­гиня Хат­хор пош­ла на по­ис­ки, и наш­ла она под де­ревом ос­леплен­но­го Го­ра. Хат­хор пой­ма­ла га­зель, по­до­ила ее, и, ве­лев Го­ру от­крыть нез­ря­чие гла­за, вли­ла в них све­жее мо­локо, и зре­ние вер­ну­лось Го­ру, сно­ва стал он здо­ровым.

Тог­да Хат­хор при­вела его к Ра и ска­зала:

— Вот я при­вела к те­бе Го­ра. Сет ос­ле­пил его, но я вер­ну­ла ему зре­ние!

Раз­гне­вал­ся Ра на Се­та и по­велел прек­ра­тить враж­ду.

И крик­нул Сет:

— Не бу­дет са­на ца­ря Го­ру, по­ка ему не при­кажут сос­тя­зать­ся со мной. Мы пос­тро­им ка­мен­ные ладьи и оба поп­лы­вем на­пере­гон­ки. То­му, кто одо­ле­ет со­пер­ни­ка, бу­дет дан сан Вла­дыки, — да бу­дет он жив, нев­ре­дим и здрав!

— Я сог­ла­сен, — от­ве­чал Гор. — Но это сос­тя­зание бу­дет пос­ледним!

Сос­тя­зание бы­ло наз­на­чено на сле­ду­ющий день. Сет по­шел в го­ры, от­ко­лол ду­биной вер­ши­ну ска­лы и вы­тесал из нее гро­мад­ную ладью. Бы­ла она 138 лок­тей дли­ны.[19]

А сын Иси­ды пос­тро­ил се­бе ладью из кед­ро­вого де­рева и об­ма­зал ее свер­ху гип­сом. С ви­ду его лод­ка то­же ка­залась сде­лан­ной из кам­ня.

Нас­ту­пил день сос­тя­зания. Со­пер­ни­ки усе­лись каж­дый в свою лод­ку и по ко­ман­де взмах­ну­ли вес­ла­ми. Лод­ка Го­ра лег­ко зас­коль­зи­ла по во­де. Ладья же глу­пого Се­та, ед­ва от­ча­лив от бе­рега, сра­зу же с буль­кань­ем уш­ла под во­ду.

Разъ­ярил­ся Сет, прев­ра­тил­ся он в гип­по­пота­ма и бро­сил­ся за лод­кой Го­ра.

— Я убью те­бя! — хри­пел он. — Ни­ког­да, ни­ког­да не быть те­бе ца­рем! Я пе­ревер­ну твою лод­ку и утоп­лю те­бя!

Бо­ги, наб­лю­дав­шие за сос­тя­зани­ем с бе­рега, пе­репо­лоши­лись. Один толь­ко Гор не про­яв­лял ни ма­лей­ших приз­на­ков вол­не­ния. С не­воз­му­тимым ли­цом он сто­ял в ладье и под­жи­дал под­плы­ва­юще­го Се­та. И вот Гор под­нял ру­ку, и все уви­дели у не­го в ру­ке блес­тя­щий мед­ный гар­пун.

В ужас при­шел гип­по­потам-Сет, и гла­за его ок­ругли­лись от стра­ха.

— По­щади ме­ня. Гор! — зак­ри­чал он. — Ве­ликий Ра, спа­си ме­ня! Я про­иг­рал сос­тя­зание, я сда­юсь и боль­ше ни­ког­да не бу­ду ос­па­ривать у Го­ра власть!

Но ник­то на бе­регу не дви­нул­ся с мес­та. Все смот­ре­ли на Ра, что ска­жет он.

— По­щади его, не бро­сай гар­пун, — ска­зал Ра. — По­щади сво­его со­пер­ни­ка, Гор. Ты — царь Егип­та! Ли­куй­те же, бо­ги! — до­бавил он. — Ли­куй­те и па­дите ниц пе­ред но­вым влас­те­лином!

Приз­нал Сет свое по­раже­ние и ска­зал:

— Ты, мо­гучий Гор, дос­то­ин быть ца­рем Обе­их Зе­мель!

Свя­зал Гор Се­та ве­рев­ка­ми и при­вел к ма­тери сво­ей Иси­де.

— Вот, Иси­да, враг твой. Ис­полни­лось пред­ска­зание, я по­бедил Се­та и отом­стил за смерть от­ца. Ска­жи сло­во, и я убью его.

Иси­да пос­мотре­ла на свя­зан­но­го Се­та, и ста­ло ей его жал­ко, ведь он ее брат. Не ве­лела Иси­да уби­вать Се­та и от­пусти­ла его с ми­ром.

Уз­нал об этом Гор и рас­сердил­ся на Иси­ду. Воз­му­щен­ный, он схва­тил мать и сор­вал с ее го­ловы цар­ский ве­нец — не­дос­той­на быть ца­рицей та, кто да­ет по­щаду сво­им вра­гам. Од­на­ко Тот на­дел на нее вмес­то вен­ца ко­рону в ви­де ко­ровь­их ро­гов. С тех пор Иси­ду час­то изоб­ра­жа­ют в го­лов­ном убо­ре с ко­ровь­ими ро­гами, меж­ду ко­торы­ми Сол­нечный диск.

На­дели на Го­ра цар­скую ко­рону и ска­зали ему бо­ги:

— Ты — ве­ликий царь Егип­та, царь всей зем­ли!

Так Гор одер­жал окон­ча­тель­ную по­беду в спо­ре и по­лучил трон от­ца сво­его Оси­риса.

Об­ра­довал­ся Ра, что окон­чи­лась тяж­ба. Се­та, что­бы уте­шить его, взял Ра к се­бе, по­садил ря­дом и ве­лел ему гро­хотать с не­бес, что­бы лю­ди бо­ялись и пок­ло­нялись мо­гущес­тву бо­гов, оби­та­ющих на не­бе.

Все бо­ги бы­ли ра­ды, зем­ля ли­кова­ла, ког­да уви­дели они юно­го Го­ра, сы­на Оси­риса, ца­рем Егип­та.

Сын Иси­ды был пос­ледним из бо­гов, царс­тво­вав­ших на зем­ле. Про­царс­тво­вав мно­го лет, он воз­несся на не­бо, при­со­еди­нил­ся к сви­те Ра в его Не­бес­ной Ладье и вмес­те с дру­гими бо­гами стал за­щищать сол­нце от де­монов и ги­гант­ско­го змея Апо­па.

С ухо­дом Го­ра на не­бо кон­чился зо­лотой век. Зем­ная власть пе­реш­ла к фа­ра­онам. И с тех пор каж­дый фа­ра­он Та-Ке­мет счи­тал­ся «зем­ным воп­ло­щени­ем Го­ра».