Сусанна и старцы

В Ва­вило­не жил муж, по име­ни И­оаким.

И взял он же­ну, по име­ни Су­сан­ну, дочь Хел­кия, очень кра­сивую и бо­гобо­яз­ненную

И­оаким был очень бо­гат, и был у не­го сад близ до­ма его; и схо­дились к не­му и­удеи, по­тому что он был по­чет­ней­ший из всех.

И бы­ли пос­тавле­ны два стар­ца из на­рода судь­ями в том го­ду

Они пос­то­ян­но бы­вали в до­ме И­оаки­ма, и к ним при­ходи­ли все имев­шие спор­ные де­ла.

Ког­да на­род ухо­дил око­ло по­луд­ня, Су­сан­на вхо­дила в сад сво­его му­жа для про­гул­ки.

И ви­дели ее оба ста­рей­ши­ны вся­кий день при­ходя­щую и про­гули­ва­ющу­юся, и в них ро­дилась по­хоть к ней, и из­вра­тили ум свой и ук­ло­нили гла­за свои, что­бы не смот­реть па не­бо и не вспо­минать о пра­вед­ных су­дах

И бы­ло, ког­да они вы­жида­ли удоб­но­го дня, Су­сан­на вош­ла, как вче­ра и треть­его дня, с дву­мя толь­ко слу­жан­ка­ми и за­хоте­ла мыть­ся в са­ду, по­тому что бы­ло жар­ко.

И не бы­ло там ни­кого, кро­ме двух ста­рей­шин, ко­торые спря­тались и сто­рожи­ли ее.

И ска­зала она слу­жан­кам: «При­неси­те мне мас­ла и мы­ла и зап­ри­те две­ри са­да, что­бы мне по­мыть­ся».

Они так и сде­лали, как она ска­зала: за­пер­ли две­ри са­да и выш­ли бо­ковы­ми две­рями, что­бы при­нес­ти, что при­каза­но бы­ло им, и не ви­дели ста­рей­шин, по­тому что они спря­тались.

И вот, ког­да слу­жан­ки выш­ли, вста­ли оба ста­рей­ши­ны и при­бежа­ли к ней и ска­зали:

«Вот, две­ри са­да за­пер­ты, и ник­то нас не ви­дит, и мы име­ем по­хоте­ние к те­бе, по­это­му сог­ла­сись с на­ми и по­будь с на­ми.

Ес­ли же не так, то мы бу­дем сви­детель­ство­вать про­тив те­бя, что с то­бою был юно­ша, и ты по­это­му отос­ла­ла от се­бя слу­жанок тво­их».

Тог­да зас­то­нала Су­сан­на и ска­зала: «Тес­но мне отов­сю­ду; ибо ес­ли я сде­лаю это, смерть мне, а ес­ли не сде­лаю, то не из­бегну от рук ва­ших.

Луч­ше для ме­ня не сде­лать это­го и впасть в ру­ки ва­ши, не­жели сог­ре­шить пе­ред гос­по­дом».

И зак­ри­чала Су­сан­на гром­ким го­лосом; зак­ри­чали так­же и оба ста­рей­ши­ны про­тив нее, и один по­бежал и от­во­рил две­ри са­да.

Ког­да же на­ходив­ши­еся в до­ме ус­лы­шали крик в са­ду, вско­чили бо­ковы­ми две­рями, что­бы ви­деть, что слу­чилось с нею.

И ког­да ста­рей­ши­ны ска­зали сло­ва свои, слу­ги ее чрез­вы­чай­но бы­ли прис­ты­жены, по­тому что ни­ког­да ни­чего та­кого о Су­сан­не го­воре­но не бы­ло.

И бы­ло на дру­гой день, ког­да соб­рался на­род к И­оаки­му, му­жу ее, приш­ли и оба ста­рей­ши­ны, пол­ные без­за­кон­но­го умыс­ла про­тив Су­сан­ны, что­бы пре­дать ее смер­ти.

И ска­зали они пе­ред на­родом: «Пош­ли­те за Су­сан­ною, до­черью Хел­кия, же­ною И­оаки­ма», — и пос­ла­ли.

И приш­ла она, и ро­дите­ли ее, и де­ти ее, и все родс­твен­ни­ки ее. Су­сан­на бы­ла очень неж­на и кра­сива ли­цом, и эти без­за­кон­ни­ки при­каза­ли от­крыть ли­цо ее, так как оно бы­ло зак­ры­то, что­бы на­сытить­ся кра­сотой се.

Родс­твен­ни­ки же и все, ко­торые смот­ре­ли на нее, пла­кали.

А оба ста­рей­ши­ны, встав­ши пос­ре­ди на­рода, по­ложи­ли ру­ки на го­лову ее

И ска­зали ста­рей­ши­ны: «Ког­да мы хо­дили по са­ду од­ни, вош­ла эта с дву­мя слу­жан­ка­ми и зат­во­рила две­ри са­да и отос­ла­ла слу­жанок; и при­шел к ней юно­ша, ко­торый скры­вал­ся там, и лег с нею.

Мы, на­ходясь в уг­лу са­да и ви­дя та­кое без­за­коние, по­бежа­ли на них и уви­дели их со­вокуп­ля­ющи­мися, и то­го не мог­ли удер­жать, по­тому что он был силь­нее нас и, от­во­рив две­ри, выс­ко­чил, но эту мы схва­тили и доп­ра­шива­ли: кто был этот юно­ша? Но она не за­хоте­ла объ­явить нам. Об этом мы сви­детель­ству­ем».

И по­вери­ло им соб­ра­ние, как ста­рей­ши­нам на­рода и судь­ям, и осу­дили ее на смерть

И, ког­да она ве­дена бы­ла на смерть, воз­бу­дил бог свя­той дух мо­лодо­го юно­ши, по име­ни Да­ни­ила, и он зак­ри­чал гром­ким го­лосом: «Чист я от кро­ви ее!»

Тог­да об­ра­тил­ся к не­му весь на­род и ска­зал: «Что это за сло­во, ко­торое ты ска­зал?»

Тог­да он, став пос­ре­ди них, ска­зал: «Так ли вы не­разум­ны, сы­ны Из­ра­иля, что, не ис­сле­довав­ши и не уз­навши ис­ти­ны, осу­дили дочь Из­ра­иля? Воз­вра­титесь в суд, ибо эти лож­но про­тив нее зас­ви­детель­ство­вали».

И тот­час весь па­род воз­вра­тил­ся, и ска­зали ему ста­рей­ши­ны:

«Са­дись пос­ре­ди пас и объ­яви нам, по­тому что бог дал те­бе ста­рей­шинс­тво».

И ска­зал им Да­ни­ил: «От­де­лите их друг от дру­га по­даль­ше, и я доп­ро­шу их».

Ког­да же они от­де­лены бы­ли один от дру­гого, приз­вал од­но­го из них и ска­зал ему: «Сос­та­рив­ший­ся в злых днях! Ес­ли ты сию ви­дел, ска­жи, под ка­ким де­ревом ви­дел ты их раз­го­вари­ва­ющи­ми друг с дру­гом?» Он ска­зал: «Под мас­ти­ковым». Да­ни­ил ска­зал: «Точ­но сол­гал ты на свою го­лову» Уда­лив его, он при­казал при­вес­ти дру­гого и ска­зал ему: «Под ка­ким де­ревом ты зас­тал их раз­го­вари­ва­ющи­ми меж­ду со­бою?» Он ска­зал: «Под зе­леным ду­бом».

Да­ни­ил ска­зал ему: «Точ­но, сол­гал ты па свою го­лову; ибо ан­гел бо­жий с ме­чом ждет, что­бы рас­сечь те­бя по­полам, чтоб пот­ре­бить вас».

Тог­да все соб­ра­ние зак­ри­чало гром­ким го­лосом и вос­ста­ли на обо­их ста­рей­шин, по­тому что Да­ни­ил их ус­та­ми об­ли­чил их, что они лож­но сви­детель­ство­вали; и пос­ту­пили с ни­ми так, как они зло умыс­ли­ли про­тив ближ­не­го, по за­кону Мо­исе­еву, и умер­тви­ли их; и спа­сена бы­ла в тот день кровь не­вин­ная…

Да­ни­ил стал ве­лик пе­ред на­родом с то­го дня и по­том.

Читайте также: