12-й подвиг Геракла. Геракл спускается в царство мёртвых и побеждает Кербера

Всю зем­лю с вос­хо­да до за­ката обо­шёл Ге­ракл, во­евал и тру­дил­ся, сра­жал­ся с чу­дови­щами и со злы­ми людь­ми, прок­ла­дывал до­рогу на вер­ши­ну гор, вмес­те с Сол­нцем пе­реп­лы­вал оке­ан, до­шёл до края све­та – и вер­нулся по­беди­телем.

Тог­да, от­ча­яв­шись, ре­шил Ев­рисфей пос­лать Ге­рак­ла ту­да, от­ку­да ник­то из смер­тных ещё ни ра­зу не при­ходил на­зад, – в стра­ну мёр­твых, в под­земное царс­тво А­ида.

У мед­ных во­рот Тар­та­ра – у вхо­да в царс­тво мёр­твых – дрем­лет на стра­же страш­ный трёх­го­ловый пёс Кер­бер. У не­го на шее вмес­то шер­сти вь­ют­ся чёр­ные змеи, хвост у не­го – жи­вой дра­кон, а из ра­зину­тых пас­тей вы­совы­ва­ют­ся три язы­ка – пла­мени. Ког­да от­кры­ва­ют­ся во­рота и в царс­тво смер­ти вхо­дит блед­ная тень че­лове­ка, Кер­бер при­вет­ли­во ма­шет хвос­том и в сви­репом ве­селье ста­ра­ет­ся лиз­нуть при­шель­ца сво­ими ог­ненны­ми язы­ками. Но го­ре то­му, кто за­хочет вер­нуть­ся!..
В пос­ледний раз поз­вал к се­бе Ге­рак­ла царь Ев­рисфей и ска­зал ему:

– При­веди ко мне Кер­бе­ра из царс­тва А­ида, и это бу­дет твоя пос­ледняя служ­ба мне!

Ге­ракл ни­чего не от­ве­тил и от­пра­вил­ся в путь.
Он отыс­кал пе­щеру Те­нара, от­ку­да по рус­лу под­земной ре­ки на­до бы­ло спус­кать­ся в глу­бину зем­ли.
Страш­но жи­вому по сво­ей во­ле ухо­дить в царс­тво смер­ти!
Ге­ракл ос­та­новил­ся у вхо­да в пе­щеру, пос­мотрел на цве­тущую зем­лю, на си­нее мо­ре, на весь тёп­лый, сол­нечный мир, и тос­кли­во и страш­но ему ста­ло. Но он пе­реси­лил тос­ку и страх и от­важно шаг­нул в тем­но­ту. И сра­зу ус­лы­шал за со­бой лёг­кие ша­ги. Это до­гонял его Гер­мес, кры­латый вес­тник Зев­са, ко­торо­го вла­дыка ми­ра пос­лал про­водить Ге­рак­ла к А­иду. Гер­мес взял ге­роя за ру­ку, и вдво­ём они ста­ли спус­кать­ся в под­земное царс­тво.
Ско­ро в сум­ра­ке за­беле­ла вы­сокая ска­ла: под нею еле слыш­но, сон­но стру­илась ти­хая ре­ка, за­рос­шая вы­сокой тра­вой без цве­та и за­паха.
Ге­ракл наг­нулся к ре­ке и хо­тел на­пить­ся.

– Не пей, – ос­та­новил его Гер­мес, – это Ле­та, ре­ка Заб­ве­ния. Кто напь­ёт­ся во­ды из неё, по­забу­дет всё на све­те.

Даль­ше пош­ли они, и Ге­ракл уви­дел сво­его ста­рого учи­теля и сво­его юно­го, дру­га, умер­ше­го в по­ходе. Ге­ракл ра­дос­тно бро­сил­ся к ним, про­тяги­вая им ру­ки, но они гля­дели на не­го не­живы­ми гла­зами, не уз­на­вая, слов­но не ви­дя его, и, как те­ни, сколь­зи­ли ми­мо.

– Они не уз­на­ют те­бя, – ска­зал Гер­мес. – Они пи­ли из ре­ки Заб­ве­ния и всё по­забы­ли.

Но од­на из те­ней вдруг, ос­та­нови­лась, приб­ли­зилась. Ге­ракл уз­нал ка­лидон­ско­го ца­ря Ме­ле­аг­ра.

– Ге­ракл, – ска­зала ти­хо тень ца­ря, – по­моги мне. На зем­ле я ос­та­вил сес­тру Де­яни­ру, юную и без­за­щит­ную. Мысль о ней тре­вожит ме­ня и здесь. Про­шу те­бя: возь­ми её к се­бе в дом, же­нись на ней, – она бу­дет те­бе вер­ной же­ной. А я ус­по­ко­юсь на­веки. И Ге­ракл обе­щал ис­полнить прось­бу дру­га. Всё ни­же спус­ка­лись они в глу­бину зем­ли и вдруг уви­дели че­лове­ка, та­щив­ше­го на кру­тиз­ну под­земной го­ры ог­ромный, тя­жёлый ка­мень. Весь в по­ту и пы­ли, нап­ря­гая все си­лы, обе­ими ру­ками усер­дно ка­тил он на­верх ка­мень, под­пи­рая его всем сво­им те­лом. Один толь­ко шаг ос­та­вал­ся ему до вер­ши­ны го­ры, но ка­мень вне­зап­но выр­вался из ос­ла­бев­ших рук и с гро­хотом по­катил­ся вниз. Че­ловек пос­пешно спус­тился за ним к под­но­жию го­ры и опять по­тащил свою тя­жёлую но­шу. И сно­ва, не дос­тигнув вер­ши­ны, сор­вался и упал с вы­соты ка­мень, и сно­ва спус­тился вниз и без от­ды­ха, без ос­та­нов­ки по­тащил его на­верх че­ловек.

Ос­та­новил­ся Ге­ракл и смот­рел на этот тяж­кий и бес­плод­ный труд.
Это был Си­зиф из Ко­рин­фа, осуж­дённый веч­но тас­кать этот тя­жёлый ка­мень – за жад­ность, за то, что при жиз­ни прис­ва­ивал се­бе чу­жие бо­гатс­тва, за то, что про­жил на зем­ле не тру­дясь.
Даль­ше по­шёл Ге­ракл со сво­им спут­ни­ком Гер­ме­сом и уви­дел че­лове­ка, сто­яв­ше­го в проз­рачной и чис­той ре­ке. Во­да до­ходи­ла ему до плеч, но ед­ва он нак­ло­нял­ся, что­бы уто­лить жаж­ду, смо­чить пе­ресох­шие, чёр­ные гу­бы, мгно­вен­но спа­дала во­да, про­пада­ла, ухо­дила вся в зем­лю. С бе­рега скло­нялись к че­лове­ку вет­ви, пол­ные спе­лых пло­дов, ян­тарная кисть ви­ног­ра­да поч­ти ка­салась его ли­ца. Но ед­ва он про­тяги­вал ру­ку сор­вать ру­мяное яб­ло­ко или соч­ный гра­нат, вет­ви ухо­дили от не­го, под­ни­мались вы­соко-вы­соко, и го­лод­ный не мог до­тянуть­ся до них.
Ге­ракл уз­нал че­лове­ка, на­казан­но­го так жес­то­ко.
Это был Тан­тал, царь Си­пила, ког­да-то лю­бимец бо­гов и счас­тли­вей­ший из смер­тных, на­веки осуж­дённый вла­дыкой ми­ра Зев­сом за об­ман бо­гов, за ве­роломс­тво, за не­помер­ную, не­ук­ро­тимую за­висть.
С тя­жёлым сер­дцем Ге­ракл про­ходил ми­мо страш­ных ви­дений под­земно­го царс­тва. На­конец он при­шёл на бе­рег под­земной ре­ки Ахе­рон­та. У бе­рега ожи­дала чёр­ная лод­ка. Мрач­ный и без­мол­вный пе­ревоз­чик Ха­рон сто­ял с вес­лом в ру­ке на кор­ме, и те­ни умер­ших роб­ко про­тяги­вали ему мо­нету, ко­торую за­бот­ли­вые род­ные по­ложи­ли по­кой­ни­ку в рот при пог­ре­бении.
Ста­рый Ха­рон уди­вил­ся, уви­дев жи­вого в царс­тве мёр­твых, но Гер­мес при­казал ему про­пус­тить Ге­рак­ла в лод­ку. Лод­ка поп­лы­ла по­перёк чёр­ной, нед­вижной ре­ки. Те­ни умер­ших с от­ча­яни­ем гля­дели на­зад, слов­но хо­тели в пос­ледний раз уви­деть то, что они ос­та­вили на зем­ле. Лод­ка плы­ла че­рез Ахе­ронт, и ско­ро стал приб­ли­жать­ся пус­тынный бе­рег. Ге­ракл с Гер­ме­сом пер­вые выш­ли на бе­рег и дви­нулись вмес­те с тол­пой к мед­ным во­ротам А­идо­ва царс­тва. Ши­роко рас­тво­рены бы­ли тя­жёлые во­рота, и воз­ле них Ге­ракл уви­дел Кер­бе­ра. Пёс ле­ниво по­махал сво­им страш­ным хвос­том и ото­шёл, про­пус­кая ге­роя.

– Он ещё не зна­ет, за­чем ты при­шёл сю­да, – ска­зал Ге­рак­лу спут­ник, – а то бы он встре­тил те­бя под­ру­гому.

С жа­лоб­ным сто­ном те­ни умер­ших вош­ли в ши­рокие во­рота и нап­ра­вились ко двор­цу под­земно­го ца­ря.
Там, в об­ширном и мрач­ном за­ле, пе­ред тро­ном А­ида си­дели стро­гие и не­под­купные судьи мёр­тво­го царс­тва: Ра­дамант, Э­ак и Ми­нос. Они су­дили каж­до­го за его жизнь, за его зем­ные де­ла и каж­до­му наз­на­чали по зас­лу­гам на­каза­ние или наг­ра­ду.
Уви­дев жи­вого че­лове­ка во двор­це по­вели­теля мёр­твых, уди­вились и судьи и слу­ги А­ида. А Ге­ракл спо­кой­но сто­ял пе­ред тро­ном под­земно­го ца­ря, с ль­ви­ной шку­рой на пле­чах, дер­жа в ру­ках свою ду­бин­ку, и про­сил А­ида поз­во­лить ему вы­вес­ти на свет Кер­бе­ра, что­бы по­казать его ца­рю Ев­рисфею.

– Я поз­во­лю те­бе, – ска­зал ему А­ид, – взять на вре­мя с со­бой на зем­лю мо­его пса, ес­ли он вы­пус­тит те­бя от­сю­да и ес­ли ты су­ме­ешь взять его, не ра­нив, без ме­ча и без стрел, од­ни­ми сво­ими ру­ками.

Ге­ракл поб­ла­года­рил А­ида и по­шёл на­зад к мед­ным во­ротам. Те­перь они бы­ли зак­ры­ты, и Кер­бер спал пе­ред ни­ми, по­ложив все три го­ловы на чёр­ную до­рогу. Ус­лы­хав ша­ги Ге­рак­ла, он прос­нулся, вско­чил, сер­ди­то за­рычал, и дра­кон на кон­це хвос­та гроз­но ра­зинул пасть.
Ге­ракл быс­тро приб­ли­зил­ся к Кер­бе­ру и, выс­та­вив впе­рёд ле­вую ру­ку, обёр­ну­тую ль­ви­ной шку­рой, пра­вой ру­кой схва­тил пса за шею. Пёс за­выл; ди­кий вой его раз­нёсся по все­му под­земно­му царс­тву. Он вце­пил­ся зу­бами всех трёх го­лов в ле­вую ру­ку ге­роя, ли­зал её ог­ненны­ми язы­ками, все змеи на его спи­не впи­лись в ль­ви­ную шку­ру, но она бы­ла не­уяз­ви­ма, и Ге­ракл не чувс­тво­вал бо­ли. Креп­ко сжи­мал он шею пса и во­лок его за со­бою, на бе­рег ре­ки, к пе­рево­зу. На­конец по­луза­душен­ный Кер­бер за­шатал­ся, ос­ла­бел и лёг пе­ред Ге­рак­лом. Ге­рой наб­ро­сил ему цепь на шею и по­тащил за со­бой, и страш­ный пёс под­земно­го царс­тва пос­лушно поп­лёлся за по­беди­телем.
Ха­рон ужас­нулся, уви­дев Ге­рак­ла с Кер­бе­ром, но не пос­мел удер­жать их и пе­ревёз на дру­гую сто­рону.
Ког­да они приб­ли­зились к вы­ходу на зем­лю, Кер­бер стал жа­лоб­но виз­жать и поч­ти полз за Ге­рак­лом. А ког­да выш­ли они из мра­ка на зем­ной воль­ный прос­тор, сол­нечный свет ос­ле­пил под­земно­го сто­рожа; он зад­ро­жал, за­бил­ся, жёл­тая пе­на за­капа­ла из его пас­тей, и всю­ду, где она па­дала на зем­лю, вы­рас­та­ла ядо­витая тра­ва.
Ге­ракл при­вёл Кер­бе­ра в Ми­кены и зас­та­вил Ев­рисфея взгля­нуть на не­го. Но Ев­рисфей зак­рыл ли­цо ру­ками и в ужа­се стал про­сить Ге­рак­ла пос­ко­рее увес­ти страш­но­го пса об­ратно.

– Ну, бе­ги, воз­вра­щай­ся на­зад и жди ца­ря у во­рот, – ска­зал Ге­ракл и снял с Кер­бе­ра цепь.

И пёс в од­но мгно­вение ум­чался в царс­тво мёр­твых.
Так окон­чи­лась служ­ба Ге­рак­ла Ев­рисфею, и царь от­пустил ге­роя