2-й подвиг Геракла. Геракл уничтожает Лернейскую гидру

Не­дале­ко от Ар­го­са на­ходи­лось об­ширное Лер­ней­ское бо­лото.

Чис­тый и све­жий ис­точник вы­текал здесь из-под зем­ли, но сла­бый ру­че­ёк не мог про­бить се­бе до­рогу к ре­ке или к мо­рю и рас­те­кал­ся вок­руг в ни­зине. Во­да зас­та­ива­лась, за­рас­та­ла мхом и бо­лот­ны­ми тра­вами, и ог­ромная до­лина прев­ра­тилась в бо­лото. Яр­кая зе­лень, всег­да пок­ры­вав­шая бо­лото, ма­нила к се­бе ус­та­лого пут­ни­ка, но ед­ва он сту­пал на зе­лёную лу­жай­ку, с ши­пени­ем и свис­том вы­пол­за­ло из тря­сины де­вяти­голо­вое чу­дови­ще – гид­ра. Она об­ви­валась сво­им зме­иным хвос­том вок­руг че­лове­ка, за­тяги­вала его в бо­лото и по­жира­ла.

Ве­чером, ког­да гид­ра, на­сытив­шись, за­сыпа­ла, ядо­витое ды­хание её де­вяти пас­тей вста­вало ту­маном над бо­лотом и от­равля­ло воз­дух. Тот, кто ды­шал этим воз­ду­хом, за­боле­вал, дол­го бо­лел и уми­рал. По­это­му лю­ди ста­рались не приб­ли­жать­ся к бо­лоту и бо­ялись се­лить­ся око­ло это­го страш­но­го мес­та.
И вот царь Ев­рисфей при­казал Ге­рак­лу унич­то­жить Лер­ней­скую гид­ру.
Ге­ракл от­пра­вил­ся в Лер­ну на ко­лес­ни­це, ко­торой пра­вил его друг И­олай. До­ехав до бо­лота, Ге­ракл ос­та­вил И­олая с ко­лес­ни­цей у до­роги, а сам за­жёг фа­кел и от­важно за­шагал к бо­лоту.

Гид­ра в тот час бы­ла сы­та и дре­мала. Ге­ракл стал пус­кать в неё го­рящие стре­лы, за­жигая кон­цы их фа­келом. Раз­драз­нив гид­ру, он зас­та­вил её вы­пол­зти из бо­лота. Хо­лод­ным, сколь­зким хвос­том она об­ви­ла ле­вую но­гу Ге­рак­ла, и все де­вять го­лов за­шипе­ли вок­руг не­го. Ге­ракл поп­лотней за­вер­нулся в ль­ви­ную шку­ру, на­дёж­ную за­щит­ни­цу и от зве­риных зу­бов и от зме­ино­го жа­ла, вы­нул меч и стал ру­бить од­ну за дру­гой страш­ные го­ловы гид­ры.

Но ед­ва сте­кала из ра­ны чёр­ная кровь, на мес­те от­рублен­ной го­ловы вы­рас­та­ли две дру­гие, ещё злее, ещё страш­нее. Ско­ро Ге­ракл был ок­ру­жён слов­но жи­вым кус­том ши­пящих го­лов, и все они тя­нулись к не­му, ра­зевая кро­вавые пас­ти.
Он не мог сдви­нуть­ся с мес­та – но­га его бы­ла в коль­це зме­ино­го хвос­та, ру­ка ус­та­ла ру­бить всё но­вые и но­вые го­ловы гид­ры. Вдруг он по­чувс­тво­вал боль в пра­вой но­ге и, наг­нувшись, уви­дел ра­ка, ко­торый клеш­нёй впил­ся ему в пят­ку.
Ге­ракл зас­ме­ял­ся:

– Двое про­тив од­но­го? Это не­чес­тно! Борь­ба не­рав­на. Те­перь и я имею пра­во поз­вать дру­га на по­мощь!

И он поз­вал И­олая, ждав­ше­го у ко­лес­ни­цы. Ге­ракл дал ему фа­кел и ве­лел жечь ог­нём ра­ну, как толь­ко меч сне­сёт го­лову гид­ры. И там, где огонь ка­сал­ся чу­дови­ща, уже не вы­рас­та­ли но­вые го­ловы. Ско­ро пос­ледняя го­лова гид­ры ска­тилась в бо­лото. Но она не хо­тела уми­рать да­же пос­ле то­го, как бы­ла от­рубле­на, и, лё­жа на тра­ве в кро­ви, по­води­ла злы­ми гла­зами и в не­мой ярос­ти ра­зева­ла пасть. Ге­рак­лу приш­лось вы­нес­ти её из бо­лота и за­рыть в зем­лю, что­бы она не при­чини­ла ко­му-ни­будь зла.
В чёр­ной кро­ви Лер­ней­ской гид­ры Ге­ракл смо­чил кон­цы сво­их стрел, и они ста­ли смер­тель­ны­ми – ни­какая си­ла не мог­ла ис­це­лить то­го, кто был по­ражён та­кой стре­лой.