3-й подвиг Геракла. Геракл догоняет Керинейскую лань

Дро­восе­ки, со­бирав­шие хво­рост в ле­су на скло­нах Ар­кад­ских гор, уви­дели од­нажды кра­сави­цу лань с зо­лоты­ми ро­гами. Она сто­яла вы­соко на кру­той ска­ле и при ви­де лю­дей ум­ча­лась, как вихрь, толь­ко вет­ки де­ревь­ев за­кача­лись да заз­ве­нели по кам­ням се­реб­ря­ные ко­пыт­ца.

Слух о чу­дес­ной ла­ни по­шёл по се­лени­ям, и мно­гие охот­ни­ки не раз от­прав­ля­лись ис­кать её. Но, ед­ва за­видев их, лань мгно­вен­но скры­валась в на­гор­ном ле­су. Лес был гус­той, неп­ро­ходи­мый, го­ра ка­залась не­дос­тупной для лю­дей. Охот­ни­ки воз­вра­щались в до­лину и го­вори­ли, что на све­те не най­дёт­ся че­лове­ка, ко­торый мог бы выс­ле­дить и дог­нать эту лань.

В тре­тий раз поз­вал Ев­рисфей Ге­рак­ла и ве­лел ему пой­мать Ке­риней­скую лань и жи­вую при­вес­ти в Ми­кены.
Ге­ракл с дру­гом сво­им И­ола­ем от­пра­вил­ся в Ар­кад­ские го­ры. Он ос­та­вил до­ма свой лук и ядо­витые стре­лы, а вмес­то ору­жия взял с со­бой то­пор, ло­пату и нож.

Они про­руба­ли про­секи в гус­том ле­су, про­бива­ли сту­пени на ка­менис­тых кру­чах, про­тап­ты­вали тро­пин­ки в вы­сокой тра­ве. Спи­лив де­ревья, ге­рои пе­реки­дыва­ли их мос­том че­рез ручьи и гор­ные ре­ки и свя­зыва­ли вет­вя­ми и креп­кой ко­рой. По этим ви­сячим мос­там они пе­рехо­дили про­пас­ти, по сту­пеням и тро­пин­кам под­ни­мались всё вы­ше в го­ры. Иног­да лань на мгно­вение по­яв­ля­лась пе­ред ни­ми; блес­тя зо­лоты­ми ро­гами и слов­но ма­ня их за со­бой, она ухо­дила всё даль­ше. Ге­ракл с И­ола­ем тер­пе­ливо шли по её сле­дам. Они пе­рева­лива­ли че­рез гор­ные вер­ши­ны, пок­ры­тые сне­гом, спус­ка­лись в ущелья, пе­рехо­дили вброд ручьи и ре­ки. Снеж­ные ла­вины, сколь­зя по кру­чам, осы­пали их ле­дяной пылью, над ни­ми про­носи­лись с гро­хотом гор­ные гро­зы. Они встре­чали сол­нечный вос­ход на вер­ши­нах, но­чева­ли в дуп­лах боль­ших де­ревь­ев и в гус­том кус­тарни­ке, пи­тались яго­дами, оре­хами, слад­ки­ми ко­рень­ями, пи­ли во­ду из гор­ных клю­чей – и не­ус­танно, час за ча­сом, всё вы­ше под­ни­мались и одо­лева­ли неп­риступ­ные го­ры.

Лань всё ча­ще по­казы­валась пе­ред ни­ми, слов­но на­чина­ла при­выкать к лю­дям, – она ос­та­нав­ли­валась и гля­дела на них без бо­яз­ни и убе­гала уже не так стре­митель­но, как преж­де. Те­перь убить её бы­ло бы лег­ко, но они дол­жны бы­ли взять лань жи­вой – та­ков был при­каз ца­ря.

На­конец им уда­лось заг­нать лань на вер­ши­ну и обой­ти. На уз­кой тро­пин­ке над про­пастью её под­жи­дал И­олай. Уви­дев его, лань по­вер­ну­лась, хо­тела бе­жать на­зад, но тут Ге­ракл прег­ра­дил ей путь. Она за­мета­лась, не зная, ку­да бе­жать, и вдруг за­мер­ла на краю про­пас­ти. В это мгно­вение Ге­ракл на­кинул ей на ро­га спле­тён­ную из пол­зу­чих рас­те­ний ве­рёв­ку и дер­жал креп­ко, по­ка не по­дошёл И­олай. Вдво­ём они по­вели пой­ман­ную лань по про­торён­ным уже до­рогам вниз с го­ры.
Вне­зап­но на по­воро­те тро­пин­ки, в ле­су, пе­ред ни­ми яви­лась прек­расная жен­щи­на в ко­рот­кой лёг­кой одеж­де, с охот­ничь­им лу­ком в ру­ках, с кол­ча­ном за пле­чами. Ли­цо её бы­ло гнев­но, гла­за свер­ка­ли. По­вели­тель­ным жес­том она ос­та­нови­ла охот­ни­ков, а лань сей­час же под­бе­жала к ней и ста­ла те­реть­ся го­ловой о её ру­ки.
Мо­лодая охот­ни­ца пог­ла­дила её и ска­зала:

– О жад­ные лю­ди! Раз­ве вам ма­ло до­рог и по­лей в ши­роких до­линах там, вни­зу? За­чем вы на­руши­ли ти­шину мо­его гор­но­го ле­са? Ни­ког­да ещё не сту­пала здесь но­га че­лове­ка… Те­перь вы по­каза­ли сю­да путь лю­дям, и на мо­их за­повед­ных вы­сотах заг­ре­мят то­пор и ло­пата, а стре­лы охот­ни­ков рас­пу­га­ют– мо­их зве­рей и птиц. За­чем вы сде­лали это?

Ге­ракл уз­нал дочь Зев­са – Ар­те­миду-охот­ни­цу.

– Не гне­вай­ся на нас, бо­гиня! – от­ве­чал он ей. – Мы приш­ли сю­да по во­ле тво­его от­ца, ве­лико­го Зев­са, пос­лавше­го нас слу­жить лю­дям. Мы про­ложи­ли до­рогу на вер­ши­ны, по­тому что зем­ля вся дол­жна стать дос­то­яни­ем че­лове­ка. Но лишь сме­лые и силь­ные смо­гут под­ни­мать­ся сю­да. Пусть от­важные пой­дут за на­ми на эти вы­соты. Здесь прек­расно, здесь воль­но ды­шит­ся, и от­сю­да да­леко вид­но всё вок­руг. Здесь воз­дух чист, и сам че­ловек, под­нявшись сю­да, ста­новит­ся чи­ще и луч­ше.

Взгляд бо­гини смяг­чился. Она пот­ре­пала ру­кой кра­сави­цу лань и ска­зала ей:

– Сту­пай! Ты ско­ро вер­нёшь­ся ко мне! – и скры­лась меж­ду де­ревь­ями.

Ге­ракл с И­ола­ем пош­ли даль­ше, ве­дя за со­бой пой­ман­ную лань.
Об­ратный путь их был быс­трее и лег­че, по­тому что они шли по сво­им сле­дам и за­руб­кам. Ско­ро они спус­ти­лись к под­но­жию го­ры. Ге­ракл нап­ра­вил­ся в Ми­кены и при­вёл во дво­рец Ев­рисфея чу­дес­ную лань.
Но царь, бо­ясь Ар­те­миды, от­дал лань Ге­рак­лу. Ге­ракл вспом­нил сло­ва прек­расной охот­ни­цы: «Ты вер­нёшь­ся ко мне!» Что­бы ис­полнить же­лание бо­гини, он вер­нул лань Ар­те­миде.