4-й подвиг Геракла. Геракл избавляет землю от Эриманфского вепря

И ле­том и осенью, ког­да на по­лях соз­ре­ва­ют ово­щи и хлеб, кресть­яне, жив­шие у го­ры Эри­манф, с тре­вогой ос­матри­вали по ут­рам свои по­ля и вся­кий раз то тут, то там на­ходи­ли сле­ды страш­но­го опус­то­шения: зем­ля бы­ла раз­ры­та, по­севы вы­топ­та­ны, выр­ва­ны с кор­нем и мно­го пло­дов, нуж­ных лю­дям, без поль­зы бы­ли раз­давле­ны чь­ей-то гру­бой си­лой.

Лю­ди го­вори­ли, что в ду­бовой ро­ще на гор­ных скло­нах жил ди­кий вепрь, ко­торый по но­чам спус­кался с го­ры и опус­то­шал .по­ля. Но так страш­ны бы­ли его клы­ки и ко­пыта, что ник­то не от­ва­живал­ся пой­ти в лес и убить зло­го хищ­ни­ка.

Царь Ев­рисфей при­казал Ге­рак­лу от­пра­вить­ся на охо­ту за Эри­манф­ским веп­рем.
Удив­ля­ясь, что до тех пор не наш­лось в се­лении мет­ко­го стрел­ка, по­тому что убить ка­бана не та­кое уж труд­ное де­ло, ге­рой по­шёл один на Эри­манф­скую го­ру.
Взби­ра­ясь вверх по кру­тому скло­ну, он ус­лы­шал кон­ский то­пот, и вдруг ми­мо не­го пром­чался в до­лину та­бун ди­ких ко­ней. Но, приг­ля­дев­шись прис­таль­нее, Ге­ракл уви­дел, что это бы­ли не ко­ни. Слов­но пол­че­лове­ка срос­лось с по­лови­ной ло­шади – на кон­ском кру­пе че­лове­чес­кое ту­лови­ще с го­ловой и ру­ками.
Из­да­ли ка­залось, что сви­репые всад­ни­ки мчат­ся на быс­трых ко­нях.

– Кен­тавры! – вос­клик­нул Ге­ракл.

Как бу­ря, про­нес­лись кен­тавры ми­мо Ге­рак­ла, ло­мая всё на сво­ём пу­ти, и пом­ча­лись пря­мо в се­ление, рас­по­ложен­ное под го­рой.
«Это страш­нее ди­кого веп­ря!» – по­думал Ге­ракл и по­нял те­перь, по­чему Ев­рисфей пос­лал его сю­да на охо­ту.
Но он не ис­пу­гал­ся и по­шёл даль­ше. Ско­ро он уви­дел пе­щеру, пе­ред ко­торой сто­ял на стра­же мо­лодой кен­тавр.
Ге­ракл сме­ло по­дошёл к не­му и ска­зал дру­желюб­но:

– Я цар­ский охот­ник. Царь при­казал мне выс­ле­дить и убить ди­кого веп­ря, ко­торый жи­вёт здесь на го­ре. Не ука­жешь ли мне, как най­ти его?

Кен­тавр от­ве­чал охот­но:

– Этот вепрь силь­но до­саж­да­ет и нам, оби­тате­лям это­го ле­са. Из-за не­го я дол­жен сте­речь пе­щеру, что­бы он не пус­то­шил на­ше жи­лище. Хо­рошо, ес­ли ты убь­ёшь его. Я ука­жу те­бе след его. Но сна­чала будь мо­им гос­тем.

И он ввёл Ге­рак­ла в пе­щеру, раз­вёл огонь в оча­ге и стал уго­щать охот­ни­ка мя­сом и пло­дами.

– Я при­вык пи­щу за­пивать ви­ном, – ска­зал Ге­ракл, – но у вас, на­вер­но, нет ви­на.

– Как бы не так! – зак­ри­чал хвас­тли­во кен­тавр. – Сам Ди­онис, бог ви­на и ве­селья, по­дарил нам не­дав­но це­лую боч­ку мо­лодо­го ви­на. Так и быть, уго­щу те­бя, но пусть об этом не зна­ют мои то­вари­щи.

И он от­крыл за­вет­ную боч­ку, за­чер­пнул ви­на се­бе и Ге­рак­лу, и они пи­ли и ве­сели­лись.
Вдруг у пе­щеры пос­лы­шал­ся стук ко­пыт – за­пах ви­на прив­лёк кен­тавров, и они прис­ка­кали, то­мимые жаж­дой. Уз­нав, что кто-то чу­жой про­ник в их жи­лище и пь­ёт их ви­но, они рас­сви­репе­ли и с ди­кими кри­ками под­сту­пили к пе­щере.
Ге­ракл из глу­бины пе­щеры стал бро­сать в них го­рящие го­лов­ни из оча­га. Ис­пу­гав­шись ог­ня, они убе­жали.
Ге­ракл выб­рался из пе­щеры и хо­тел уй­ти в лес. Но кен­тавры сто­рожи­ли его и, уви­дев, что он один, обод­ри­лись и на­пали на не­го сно­ва. Тог­да он стал пус­кать в них стре­лы, от­равлен­ные кровью Лер­ней­ской гид­ры, и один за дру­гим они па­дали на зем­лю мёр­твые.
В это вре­мя вы­шел из пе­щеры мо­лодой кен­тавр, уго­щав­ший Ге­рак­ла, и с удив­ле­ни­ем смот­рел на тру­пы кен­тавров, ле­жав­шие вок­руг.

– Как! Этот ма­лень­кий ку­сочек де­рева по­ража­ет нас­мерть? – спро­сил он. – Эта тон­кая па­лоч­ка мо­жет убить?

– И он вы­нул стре­лу из те­ла од­но­го из уби­тых.

– Ос­то­рож­но! – крик­нул Ге­ракл.

Но бы­ло уже поз­дно: кен­тавр вы­ронил стре­лу из рук, и она вон­зи­лась ему в но­гу. Не ох­нув, не крик­нув, он упал мёр­твый.
Ге­ракл пе­ренёс те­ла уби­тых кен­тавров в пе­щеру, за­валил её боль­шим кам­нем, как гроб­ни­цу, и по­шёл даль­ше.
Без тру­да выс­ле­дил он в ле­су веп­ря, ра­нил его в но­гу, свя­зал и, взва­лив се­бе на пле­чи, вер­нулся в Ми­кены и явил­ся во дво­рец Ев­рисфея.
Ди­кий вепрь ре­вел на весь дво­рец, и царь Ев­рисфей со стра­ха за­лез в боль­шой мед­ный чан для во­ды, сто­яв­ший на дво­ре.
Ге­ракл всё же ра­зыс­кал его. Но ед­ва царь уви­дел над кра­ем ча­на страш­ную мор­ду веп­ря, он за­махал ру­ками и зак­ри­чал тон­ким го­лосом:

– Ухо­ди, ухо­ди ско­рее!

Ге­ракл пос­ме­ял­ся, ушёл и при­казал за­резать веп­ря и ус­тро­ить уго­щение на­роду.