8-й подвиг Геракла. Геракл добывает коней Диомеда

Вновь ве­лел Ев­рисфей Ге­рак­лу от­пра­вить­ся в даль­ний путь – до­быть ко­ней фра­кий­ско­го ца­ря Ди­оме­да.

В пер­вый раз за вре­мя сво­ей служ­бы ца­рю Ге­ракл сму­тил­ся. Он не ис­пу­гал­ся ни ль­ва, ни гид­ры, ни дол­гих ски­таний, ни тя­жёлой ра­боты, ни кро­вавой бит­вы, ни люд­ско­го ко­варс­тва. Но де­ло, на ко­торое те­перь по­сылал его царь, ка­залось ему не­дос­той­ным ге­роя. До­быть у дру­гого то, что ему при­над­ле­жит по пра­ву, – зна­чило от­нять си­лой или по­хитить ук­радкой, а Ге­ракл не хо­тел быть ни раз­бой­ни­ком, ни во­ром.

С тя­жёлым сер­дцем от­пра­вил­ся он в до­рогу, ре­шив, что путь до Фра­кии дол­гий и он ус­пе­ет об­ду­мать, как ему быть.
Он при­шёл в Фес­са­лию, в го­род Фе­ры, где царс­тво­вал счас­тли­вый и доб­рый царь Ад­мет, лю­бимец бо­га Апол­ло­на.
Бог све­та ког­да-то в гне­ве со­вер­шил убий­ство, и за это Зевс при­казал ему це­лый год слу­жить че­лове­ку.
Апол­лон явил­ся к ца­рю Ад­ме­ту и це­лый год пас его ста­да. И счастье приш­ло к Ад­ме­ту: щед­рый уро­жай да­вала ему зем­ля, ста­да его ум­но­жались без чис­ла, мир и до­воль­ство ца­рили в Фе­рах и во двор­це ца­ря.

Но луч­ше бо­гатс­тва и до­роже бла­гопо­лучия бы­ла мо­лодая ца­рица Ал­кеста, ко­торую Апол­лон по­мог Ад­ме­ту до­быть се­бе в жё­ны.

Отец её, Пе­лий, объ­явил, что вы­даст дочь лишь за то­го, кто су­ме­ет впрячь в ко­лес­ни­цу ль­ва и мед­ве­дя вмес­те и на них при­ехать за не­вес­той. Апол­лон ук­ро­тил ди­ких зве­рей, они пос­лушно впряг­лись в ко­лес­ни­цу Ад­ме­та и от­везли его к от­цу Ал­кесты. Ал­кеста ста­ла же­ной Ад­ме­та; они жи­ли счас­тли­во и име­ли де­тей.
Ког­да окон­чился срок служ­бы Апол­ло­на Ад­ме­ту, бог све­та, ухо­дя, за­хотел сде­лать ещё что-то доб­рое для ца­ря. По же­ланию Апол­ло­на, Мой­ры, бо­гини судь­бы, ко­торые дер­жа­ли в ру­ках нить каж­дой че­лове­чес­кой жиз­ни, сог­ла­сились от­сро­чить Ад­ме­ту смерть, ес­ли в час кон­чи­ны най­дёт­ся че­ловек, ко­торый за­хочет его за­менить.
И вот при­шёл час, ког­да по­вели­тель царс­тва мёр­твых пос­лал Смерть за Ад­ме­том, и Мой­ры спро­сили:

– Кто хо­чет за­менить со­бой Ад­ме­та и вмес­то не­го уме­реть?

Ни друзья, ни вер­ные слу­ги, ни да­же ста­рые ро­дите­ли ца­ря – ник­то не хо­тел рас­стать­ся со сво­ей жизнью и уме­реть за дру­гого. Тог­да прек­расная Ал­кеста ска­зала му­жу:

– Мой ми­лый, я с ра­достью пой­ду за те­бя на смерть. Всё рав­но без те­бя мне не жить на све­те. Пусть ум­ру я, жи­ви ты. Толь­ко об од­ном про­шу те­бя: не вво­ди в наш дом дру­гой жен­щи­ны. Обе­щай мне это, и я ум­ру спо­кой­но.

Ад­мет обе­щал ни­ког­да не вво­дить в дом дру­гой же­ны.
Ал­кеста на­дела чис­тые одеж­ды, лег­ла на пос­тель и ста­ла ждать Смерть, ко­торая дол­жна бы­ла при­лететь за нею. Мол­ча сто­яли вок­руг неё де­ти, муж и все близ­кие и пе­чаль­но смот­ре­ли на неё в пос­ледний раз. И вот чёр­ная тень упа­ла на ли­цо ца­рицы, гла­за её зак­ры­лись, за­мер­ло ды­хание.

Плач и сто­ны на­пол­ни­ли дво­рец и го­род. Жи­тели Фер в знак пе­чали ос­триг­ли ко­рот­ко свои во­лосы и гри­вы сво­их ко­ней. За го­родом пос­тро­или пыш­ную гроб­ни­цу и наз­на­чили день по­хорон.
Как раз в это вре­мя Ге­ракл, ни­чего не зная, при­шёл во дво­рец Ад­ме­та и, как пут­ник, поп­ро­сил­ся пе­рено­чевать. Ад­мет, хоть был опе­чален смертью же­ны, не мог от­ка­зать Ге­рак­лу в гос­тепри­имс­тве; лас­ко­во при­нял его, ве­лел при­гото­вить ему ком­на­ту во двор­це и хо­рошо угос­тить ге­роя, а сам от­пра­вил­ся на по­хоро­ны Ал­кесты.
Ус­та­лый Ге­ракл с удо­воль­стви­ем от­ды­хал в прох­ладной и чис­той ком­на­те, а на­сытив­шись и вы­пив ви­на, раз­ве­селил­ся, стал шу­меть и до­садо­вал, что нет у не­го со­бесед­ни­ка за сто­лом.
Ста­рый слу­га, ко­торый по­давал ему ку­шанье, смот­рел на не­го су­рово и не мог скрыть свою пе­чаль.
Ге­рак­ла рас­сердил его мрач­ный вид.

– Что ты гля­дишь на ме­ня так стро­го? – спро­сил он. – Твой гос­по­дин ме­ня при­нял как дру­га, а хо­роший слу­га при­ветс­тву­ет тех, ко­го лас­ко­во встре­ча­ет хо­зя­ин. По­дой­ди ко мне, вы­пей со мной, что­бы мне не бы­ло скуч­но пить од­но­му. Вы­пей со мной и раз­ве­селись!

Но ста­рый слу­га с уко­ром по­качал го­ловой и ска­зал:

– Не­хоро­шо сме­ять­ся и пить, ког­да в до­ме го­ре.

– Го­ре? – спро­сил удив­лённый Ге­ракл. – Что же слу­чилось в этом счас­тли­вом до­ме?

И ус­лы­шал в от­вет, что же­на Ад­ме­та умер­ла и в этот час её хо­рони­ли.
Раз­го­релось сер­дце Ге­рак­ла, и он ре­шил­ся на не­быва­лое де­ло.

Быс­тро на­кинул он на пле­чи свой плащ и пос­пе­шил на мо­гилу ца­рицы. Он ос­та­новил­ся по­одаль и ждал.
Ког­да род­ные, друзья и сог­ражда­не бед­ной Ал­кесты ра­зош­лись в пе­чали, Ге­ракл по­дошёл к мо­гиле и ук­рылся за де­ревом у вхо­да. И ед­ва толь­ко Смерть яви­лась на мо­гилу, что­бы унес­ти в под­земное царс­тво блед­ную тень умер­шей, Ге­ракл выс­ту­пил из за­сады и бро­сил­ся в бой со Смертью. С та­кой си­лой на­пал он на неё, что Смерть сму­тилась и вы­рони­ла свой меч на зем­лю. Ге­ракл схва­тил Смерть за пле­чи сво­ими мо­гучи­ми ру­ками и не от­пускал её до тех пор, по­ка она не сог­ла­силась от­дать ему Ал­кесту.
Оди­ноко си­дел Ад­мет в сво­ём опус­тевшем до­ме. Вдруг шум­но и ве­село во­шёл Ге­ракл, ве­дя за со­бой жен­щи­ну под длин­ным пок­ры­валом.

– Пол­но, Ад­мет, – ска­зал Ге­ракл ца­рю, – за­чем те­бе пе­чалить­ся? Утешь­ся! Пос­мотри, я при­вёл к те­бе эту жен­щи­ну. Я до­был её для те­бя в по­един­ке. Она уте­шит те­бя. Раз­ве­селись же и будь счас­тлив, как преж­де!

Ад­мет от­ве­тил Ге­рак­лу:

– Я обе­щал мо­ей лю­бимой, что ни­ког­да не возь­му се­бе дру­гую же­ну. Уве­ди эту жен­щи­ну из мо­его до­ма: я не хо­чу смот­реть на неё.

Тог­да Ге­ракл снял с жен­щи­ны пок­ры­вало, и Ад­мет уви­дел Ал­кесту. Он бро­сил­ся к ней и ос­та­новил­ся в страш­ном ис­пу­ге: ведь она умер­ла, он сам по­хоро­нил её!

– Не бой­ся, – ус­по­ко­ил его Ге­ракл, – она жи­вая, Смерть от­да­ла мне её, и я воз­вра­щаю те­бе твою под­ру­гу. Жи­вите и будь­те счас­тли­вы дол­гие го­ды!

Ра­дос­тно бро­сились друг дру­гу в объ­ятия царь и ца­рица.
Чу­дес­ная весть мгно­вен­но раз­неслась по двор­цу и по все­му го­роду.
Ве­селье сме­нило пе­чаль, жи­тели Фер пок­ры­ли свои стри­женые го­ловы, пыш­но ра­зук­ра­сили сво­их ко­ней и ус­тро­или ве­сёлый пир.

А Ге­ракл уже ша­гал даль­ше, до­воль­ный, что ему уда­лось при­нес­ти ра­дость лю­дям.
Дой­дя до мо­ря, он сел на ко­рабль и поп­лыл во Фра­кию. Мо­ряки, ко­торые ски­та­ют­ся по все­му све­ту и зна­ют боль­ше дру­гих лю­дей, рас­ска­зали Ге­рак­лу всё, что зна­ли про фра­кий­ско­го ца­ря Ди­оме­да и его ко­ней.
Этот царь был сви­реп и жес­ток и не лю­бил чу­жезем­цев. Он выс­тро­ил у мо­ря кре­пость с вы­соки­ми ка­мен­ны­ми сте­нами и глу­боким рвом вок­руг и жил там, ок­ру­жён­ный сво­ими во­ина­ми.
Ког­да нез­на­комый ко­рабль по­казы­вал­ся у бе­рега, Ди­омед по­сылал сво­их слуг звать при­ез­жих в гос­ти. Он уго­щал их у се­бя во двор­це и хва­лил­ся пе­ред ни­ми сво­ими ко­нями.

Чет­вёрка ди­ких ко­ней бы­ла у ца­ря Ди­оме­да. Ник­то не мог ни обуз­дать их, ни впрячь в ко­лес­ни­цу. Же­лез­ны­ми це­пями они бы­ли при­кова­ны к стой­лам. Огонь и дым вы­лета­ли у них из пас­ти. Пи­тались они не тра­вой, не зер­ном, а све­жим че­ловечь­им мя­сом. Но это­го не го­ворил Ди­омед гос­тям. Ког­да же гос­ти вы­ража­ли же­лание пос­мотреть на чу­дес­ных ко­ней, царь от­во­дил чу­жезем­цев в ко­нюш­ню и от­да­вал на съ­еде­ние сво­им лю­бим­цам.
Вот что рас­ска­зали мо­ряки Ге­рак­лу.

Те­перь рас­се­ялись все сом­не­ния Ге­рак­ла: из­ба­вить мир от страш­ных чу­довищ-ко­ней и от жес­то­кого ца­ря Ди­оме­да бы­ло де­лом, дос­той­ным ге­роя.

Под­плы­вая к Фра­кий­ской зем­ле, Ге­ракл соб­рал са­мых сме­лых из мо­ряков и, сой­дя на бе­рег, пот­ре­бовал у ца­ря Ди­оме­да его ко­ней. Царь выс­лал про­тив Ге­рак­ла вой­ско, но Ге­ракл с то­вари­щами раз­бил его, убил Ди­оме­да и от­дал те­ло зло­го ца­ря на рас­терза­ние его ко­ням-лю­до­едам.

По­том он пог­ру­зил ко­ней на ко­рабль и от­вёз к ца­рю Ев­рисфею. Ев­рисфей при­казал от­вести ко­ней в Ар­ка­дию, в Ли­кей­ские го­ры, и вы­пус­тить в ле­су. Там их рас­терза­ли ди­кие зве­ри.