Человек в одной сандалии

В Фес­са­лии, на бе­регу за­лива, был ког­да-то бо­гатый и прек­расный го­род И­олк. В нём царс­тво­вал ста­рый Эзон. Млад­ший брат его, Пе­лий, че­ловек кру­той и влас­то­люби­вый, свер­гнул Эзо­на и сам стал пра­вить И­ол­ком. Эзон по­корил­ся Пе­лию, но не за­хотел по­кинуть род­ной го­род и ос­тался жить в И­ол­ке как прос­той граж­да­нин, а сво­его ма­лень­ко­го сы­на Язо­на он, бо­ясь Пе­лия, отос­лал в лес, на го­ру Пе­ли­он.

На скло­нах Пе­ли­она в ле­су жи­ло ди­кое пле­мя кен­тавров. Это по­лулю­ди-по­луко­ни: у них че­лове­чес­кая го­лова и торс че­лове­ка на кон­ском ту­лови­ще с че­тырь­мя но­гами. Кен­тавры бы­ли сви­репы и на­води­ли ужас на мир­ных жи­телей стра­ны, ког­да по­рой, как ди­кий та­бун, вих­рем спус­ка­лись с гор, топ­ча по­севы и гу­бя под сво­ими ко­пыта­ми всё жи­вое.

Но сре­ди этих ди­ких су­ществ был один ста­рый кен­тавр Хи­рон, ко­торый сла­вил­ся муд­ростью. Ему-то и от­дал Эзон на вос­пи­тание сво­его сы­на.
Мно­го лет про­жил Язон в гор­ной пе­щере у Хи­рона. Ста­рый кен­тавр за­калил его те­ло, сде­лал юно­шу силь­ным и лов­ким, на­учил его вла­деть копь­ём и ме­чом, от­крыл ему мно­гие тай­ны при­роды и учил быть хит­рым в борь­бе с вра­гами.
Пе­лий царс­тво­вал в И­ол­ке. Нич­то не уг­ро­жало ца­рю в под­властном ему го­роде, но смут­ная тре­вога пос­то­ян­но му­чила Пе­лия. Час­то об­ра­щал­ся он к ора­кулам – пред­ска­зате­лям, спра­шивая их, дол­го ли он бу­дет жить и кто по­меша­ет его царс­тво­ванию.
Од­нажды он спро­сил ора­кула, от­ку­да ждать ему опас­ности.
Ора­кул от­ве­тил:

– Бой­ся че­лове­ка, обу­того на од­ну но­гу.

Пе­лий за­пом­нил это и с тех пор, встре­ча­ясь с нез­на­комым че­лове­ком, преж­де все­го смот­рел на его но­ги.
Ког­да Язо­ну ис­полни­лось двад­цать лет, он по­чувс­тво­вал се­бя силь­ным и креп­ким, го­товым ко всем ис­пы­тани­ям жиз­ни, и за­хотел вер­нуть­ся до­мой. Он прос­тился с Хи­роном, вы­шел из Пе­ли­он­ско­го ле­са, спус­тился с го­ры и нап­ра­вил­ся по до­роге в И­олк.
На пу­ти ему встре­тилась ма­лень­кая гор­ная реч­ка, раз­ливша­яся от ве­сен­них дож­дей. Ни мос­та, ни да­же брёв­нышка, пе­реки­нуто­го че­рез по­ток, не бы­ло вид­но. Язон по­доб­рал шку­ру ле­опар­да, ко­торая слу­жила ему пла­щом, и сме­ло сту­пил в во­ду, ре­шив пе­рей­ти реч­ку вброд.
Вдруг он ус­лы­шал – кто-то зо­вёт его. Он ог­ля­нул­ся и уви­дел: на кам­не у по­тока си­дит ста­рая жен­щи­на и со стра­хом смот­рит на бу­шу­ющую во­ду.

– По­моги мне пе­рей­ти на тот бе­рег, – ска­зала ста­руха Язо­ну, – я уже дав­но си­жу здесь и жду, и ник­то до сих пор не по­мог мне, ста­рой.

Язон, не го­воря ни сло­ва, взял ста­руху на ру­ки и, ос­то­рож­но сту­пая по ка­менис­то­му дну, пе­ренёс её че­рез реч­ку. По до­роге раз­вя­залась у не­го сан­да­лия на ле­вой но­ге, и во­да унес­ла её. Вый­дя на бе­рег, Язон бе­реж­но опус­тил жен­щи­ну на зем­лю и хо­тел про­дол­жать свой путь, как вдруг ус­лы­шал силь­ный, звуч­ный го­лос:

– Спа­сибо, Язон, я не за­буду те­бя!

Он жи­во обер­нулся, но ни­кого уже не бы­ло око­ло не­го. Уди­вил­ся Язон и по­шёл даль­ше, раз­ду­мывая, кто бы­ла эта ста­руха и как она уз­на­ла его имя.
Вско­ре Язон при­шёл в Иблк и очу­тил­ся на боль­шой тор­го­вой пло­щади, где бы­ло мно­го на­роду.
Все с удив­ле­ни­ем смот­ре­ли на нез­на­ком­ца, мо­лодо­го и кра­сиво­го, с длин­ны­ми, как у де­вуш­ки, во­лоса­ми, с пёс­трой шку­рой на пле­чах и в од­ной сан­да­лии.
Юно­ша стал расс­пра­шивать, как ему прой­ти к до­му от­ца.
Вдруг зас­ту­чали ко­пыта, заг­ре­мели ко­лёса, и на пло­щади в ве­лико­леп­ной ко­лес­ни­це, зап­ря­жён­ной прек­расны­ми фес­са­лий­ски­ми ко­нями, по­явил­ся пра­витель И­ол­ка – Пе­лий. Тол­па рас­сту­пилась, и Язон ос­тался один пе­ред ко­лес­ни­цей ца­ря. Пе­лий зад­ро­жал всем те­лом, ког­да уви­дел пе­ред со­бой че­лове­ка, обу­того на од­ну но­гу.
Царь ос­та­новил ко­ней и спро­сил, нах­му­рив­шись:

– Ска­жи, кто ты, от­ку­да ты ро­дом и что те­бе нуж­но в И­ол­ке?

– Я не чу­жой здесь, – от­ве­чал Язон, – я ро­дил­ся в Иб­лке. Я сын ца­ря Эзо­на и при­шёл по­лучить об­ратно вла­дение мо­его от­ца, от­ня­тое у не­го на­силь­но. Ука­жите мне дом мо­его от­ца, я хо­чу ско­рее его уви­деть.

Заг­ре­мела ко­лес­ни­ца и мгно­вен­но ум­ча­ла пе­репу­ган­но­го Пе­лия. А жи­тели И­ол­ка, лю­бив­шие ста­рого Эзо­на, при­ветс­тво­вали юно­шу и про­води­ли его к до­му от­ца.
Ста­рый Эзон зап­ла­кал от ра­дос­ти, уви­дев, ка­ким мо­гучим и прек­расным стал его сын. Ве­сёлый пир был в этот день в до­ме Эзо­на, все род­ные и друзья праз­дно­вали воз­вра­щение его сы­на. Толь­ко од­но­го Пе­лия не бы­ло на праз­дни­ке. Мрач­ный си­дел он в сво­ём двор­це, с бес­по­кой­ством ожи­дая при­хода Язо­на и ду­мая, как бы по­губить его.
Язон при­шёл к Пе­лию с род­ны­ми и друзь­ями, и это ещё боль­ше на­пуга­ло пра­вите­ля.
Язон ска­зал Пе­лию:

– Я не бу­ду бить­ся с то­бой. Мы не чу­жие, мы од­ной кро­ви: ты брат мо­его от­ца, ты мне род­ной. Я не хо­чу ме­чом раз­ре­шать наш спор, хо­чу кон­чить де­ло ми­ром. Вер­ни мне доб­ро­воль­но власть, ко­торую ты зах­ва­тил си­лой, и я ос­тавлю те­бе всё твоё бо­гатс­тво, всю зем­лю, с ко­торой ты со­бира­ешь уро­жай, и все твои ста­да и та­буны ко­ней, и твою ко­лес­ни­цу, и твой дво­рец, и твои бо­гатые одеж­ды. Ты бу­дешь до­живать свой век в до­воль­стве и по­кое, и я не тро­ну ни те­бя, ни тво­их де­тей.

Но хит­рый Пе­лий так от­ве­чал Язо­ну:

– Ты прав, сын Эзо­на, и я сог­ла­сен от­дать те­бе то, на что ты име­ешь пра­во. Но спра­вед­ли­во ли, что ты хо­чешь по­лучить это да­ром. Ведь я двад­цать лет пра­вил в И­ол­ке и за эти го­ды то­же при­об­рёл пра­во на не­го. Как же ты хо­чешь, что­бы я от­дал те­бе его без вся­кой от­пла­ты с тво­ей сто­роны? Ты мо­лод и по­лон сил, Язон, ты мог бы ока­зать мне ус­лу­гу. Уже дав­но кам­нем ле­жит на мне кров­ная ро­довая оби­да, а ведь ты сам ска­зал: мы не чу­жие…

– При­казы­вай! – вскри­чал Язон гор­до. – Обе­щаю сде­лать всё, что ты ве­лишь.

– Слу­шай! – ска­зал Пе­лий. – Зна­ешь ли ты про зо­лотое ру­но? Зна­ешь ли ты, что отец Фрик­са и твой дед бы­ли братья, как твой отец и я? Зна­ешь ли ты, что ста­лось с Фрик­сом в Кол­хи­де?

И Пе­лий рас­ска­зал Язо­ну, что сна­чала царь Э­эт лю­бил Фрик­са, вы­дал за не­го свою стар­шую дочь Хал­ки­опу и сде­лал его сво­им нас­ледни­ком. Но по­том Э­эт вновь же­нил­ся сам, и но­вая же­на ро­дила ему сы­на Ап­сирта. Тог­да царь при­казал Фрик­су уй­ти прочь из Кол­хи­ды. Фрикс пот­ре­бовал, что­бы царь вер­нул ему зо­лотое ру­но. Ус­лы­шав об этом, Э­эт при­шёл в бе­шенс­тво и в бе­зум­ном гне­ве убил сво­его зя­тя.

– Тень Фрик­са не да­ёт мне по­коя, – с прит­ворной пе­чалью го­ворил Пе­лий Язо­ну, – она яв­ля­ет­ся мне по но­чам и мо­лит и тре­бу­ет, чтоб я от­пра­вил­ся в Кол­хи­ду и от­нял у Э­эта зо­лотое ру­но. Но я стар, и нет у ме­ня сил на та­кое да­лёкое пу­тешес­твие… Это дол­жен ис­полнить ты, Язон! До­будь зо­лотое ру­но, и ты отом­стишь за Фрик­са и сде­ла­ешь род­ной край бо­гаче всех стран на све­те, а я с ра­достью от­дам те­бе власть над И­ол­ком.

Так го­ворил Язо­ну ко­вар­ный Пе­лий, а сам ду­мал про се­бя:
«От­прав­ляй­ся ис­кать сво­ей ги­бели! Где-ни­будь ты най­дёшь её – в бур­ном ли мо­ре, на чу­жом бе­регу или в гос­тях у ко­вар­но­го Э­эта, – всё рав­но ты по­гиб­нешь, сын Эзо­на. Не ви­дать те­бе И­ол­ка, как не до­быть и зо­лото­го ру­на!»
Язон стал со­бирать­ся в опас­ный и труд­ный путь.
Что­бы пе­реп­лыть три мо­ря и доб­рать­ся до Кол­хи­ды, ну­жен был боль­шой ко­рабль, быс­тро­ход­ный и проч­ный, ка­кого ещё не бы­ло в Гре­ции. А что­бы со­вер­шить да­лёкое пу­тешес­твие на боль­шом ко­раб­ле и си­лой или хит­ростью до­быть зо­лотое ру­но, Язо­ну нуж­ны бы­ли от­важные и силь­ные то­вари­щи – мо­ряки и во­ины.
Пол­ный раз­думья, от­пра­вил­ся Язон в Пе­ли­он­ский лес – ис­кать де­рево, ко­торое мог­ло бы стать ос­но­вани­ем для его ко­раб­ля. Ско­ро у под­но­жия го­ры на­шёл он ог­ромную сос­ну и при­нял­ся ру­бить её. Вдруг он ус­лы­шал звуч­ный го­лос:

– Я по­могу те­бе, Язон. У те­бя бу­дет ко­рабль, ка­кого ещё не бы­вало у лю­дей. Я дам те­бе в то­вари­щи луч­ших ге­ро­ев Гре­ции и са­ма по­веду вас сквозь бу­ри и ту­маны, и ты до­будешь зо­лотое ру­но.

Язон уз­нал го­лос, бла­года­рив­ший его за ус­лу­гу, ког­да он пе­ренёс че­рез по­ток ста­руху.
Это бы­ла са­ма бо­гиня Ге­ра, же­на ве­лико­го Зев­са, ко­торая ре­шила по­мочь Язо­ну. Она при­каза­ла ему до­верить пос­трой­ку ко­раб­ля и­олк­ско­му стро­ите­лю Ар­гу и уп­ро­сила дочь Зев­са Афи­ну Пал­ла­ду, пок­ро­витель­ни­цу учё­ных и ре­мес­ленни­ков, ру­ково­дить ра­ботой.
А по­ка стро­ил­ся ко­рабль, Язон объ­ехал всю Гре­цию, со­бирая се­бе спут­ни­ков для даль­не­го пла­вания.