Конец пути

Очу­тив­шись на мор­ском прос­то­ре, ар­го­нав­ты шум­но ра­дова­лись из­бавле­нию от ги­бели.

– Те­перь нам нич­то не страш­но! – ска­зал ве­село кор­мчий. – Мы ми­нова­ли Сим­пле­гады, и это доб­рый знак: ми­ну­ем и все прег­ра­ды, ко­торые ещё нас ждут впе­реди.

Но Язон ка­зал­ся сму­щён­ным и пе­чаль­ным.

– Это моя ви­на, – го­ворил он, – я зав­лёк вас в чу­жое, страш­ное мо­ре, я зас­та­вил вас нес­ти тя­жёлый труд, из-за ме­ня под­верга­етесь вы опас­ностям и бе­дам… За­чем я поз­вал вас с со­бою в это странс­твие, пол­ное тре­вог? Си­дели бы вы спо­кой­но до­ма…

Но это бы­ла лишь хит­рость: он хо­тел про­верить, не ос­ла­бели ли ду­хом ар­го­нав­ты пос­ле су­рово­го ис­пы­тания у дви­жущих­ся скал.
Ге­рои от­ве­тили сме­хом на хит­рые ре­чи Язо­на.

– Так плы­вём же даль­ше! – вос­клик­нул он, раз­ве­селясь. – В Кол­хи­ду, в Кол­хи­ду! До­будем зо­лотое ру­но! И «Ар­го» поп­лыл даль­ше.

Отой­дя от Сим­пле­гад, ар­го­нав­ты свер­ну­ли нап­ра­во и поп­лы­ли вдоль бе­регов, об­хо­дя ска­лис­тые мы­сы и ос­то­рож­но ми­нуя об­ширные от­ме­ли, ко­торых мно­го те­перь встре­чалось на их пу­ти. Они проп­лы­вали ми­мо зе­мель, на­селён­ных раз­ны­ми на­рода­ми, не из­вес­тны­ми им рань­ше, ви­дели во­инс­твен­ных жен­щин-ама­зонок, ска­кав­ших на ди­ких ко­нях, ви­дели вы­сокие баш­ни, пос­тро­ен­ные на го­рах, за­рос­ших ле­сом, ми­нова­ли стра­ну ха­либов, до­бывав­ших из зем­ли же­лезо.
Од­нажды днём «Ар­го» приб­ли­зил­ся к не­из­вес­тно­му ос­тро­ву. Боль­шая крас­ная пти­ца си­дела на бе­регу и, за­видев «Ар­го», по­лете­ла к не­му навс­тре­чу.
Пу­тешес­твен­ни­ки с удив­ле­ни­ем гля­дели на неё. Вдруг она уро­нила пе­ро. Оно упа­ло на ко­рабль и впи­лось в пле­чо од­но­го из греб­цов. По­лилась кровь, и от бо­ли гре­бец вы­ронил из рук вес­ло. Вы­нули пе­ро из ра­ны и уви­дели, что это бы­ла ос­трая мед­ная стре­ла.
При­лете­ла вто­рая пти­ца. Один из ар­го­нав­тов схва­тил свой лук и убил её. Она упа­ла в мо­ре, зве­ня и свер­кая на сол­нце.
Тог­да один из стар­ших ар­го­нав­тов ска­зал:

– Это Стим­фа­лиды – мед­ные пти­цы бо­га вой­ны. Их перья ра­нят, как стре­лы. На­денем шле­мы, под­ни­мем щи­ты, что­бы они не мог­ли при­чинить нам вре­да.

Ар­го­нав­ты на­дели шле­мы, прик­ры­лись щи­тами и, под­плы­вая к бе­регу, гром­ко кри­чали и уда­ряли ме­чами в щи­ты. Стим­фалй­ды под­ня­лись над ос­тро­вом, осы­пая «Ар­го» сво­ими мед­ны­ми перь­ями. Перья уда­рялись о щи­ты, и в воз­ду­хе сто­ял та­кой шум и звон, что пе­репу­ган­ные пти­цы под­ня­лись вы­соко-вы­соко и ум­ча­лись прочь.
Ар­го­нав­ты прис­та­ли к бе­регу и наш­ли здесь че­тырёх юно­шей, обор­ванных и го­лод­ных. Это бы­ли сы­новья Фрик­са. Пос­ле смер­ти их от­ца царь Э­эт из­гнал их из Кол­хи­ды и от­пра­вил на ко­раб­ле в Гре­цию. Но бу­ря раз­би­ла ко­рабль, и мо­ре выб­ро­сило их на этот пус­тынный ос­тров, где их ожи­дала го­лод­ная смерть.
Ар­го­нав­ты об­ра­дова­лись встре­че.

– Вы из Кол­хи­ды плы­ли в Гре­цию, а мы из Гре­ции плы­вём в Кол­хи­ду за зо­лотым ру­ном, ко­торое ваш отец ос­та­вил у Э­эта, – ска­зал юно­ша Язон и пред­ло­жил им: – Вер­ни­тесь вмес­те с на­ми в Кол­хи­ду, по­моги­те нам до­быть зо­лотое ру­но, и мы от­ве­зём вас по­том в Ор­хо­мен, на ро­дину Фрик­са.

Но юно­ши ис­пу­ган­но ка­чали го­ловой. Стар­ший ска­зал:

– Вы за­дума­ли труд­ное де­ло. Царь Кол­хи­ды жес­ток и зол и не от­даст вам зо­лото­го ру­на. Но, ес­ли бы да­же он сог­ла­сил­ся вер­нуть вам его, вы не смо­жете одо­леть дра­кона, ко­торый сте­режёт ру­но в ро­ще Аре­са. Этот дра­кон ни­ког­да не спит, днём и ночью от­кры­ты его гла­за. Он из­да­ли ви­дит всех, кто хо­чет по­дой­ти к свя­щен­но­му ду­бу, на ко­тором ви­сит зо­лотое ру­но. И го­ре то­му, кто по­дой­дёт слиш­ком близ­ко!

Ар­го­нав­ты сму­тились при этих сло­вах, но храб­рый Пе­лей ска­зал:

– Не пу­гай нас, ди­тя! Мы зна­ем, что та­кое опас­ность. Есть си­ла в на­ших ру­ках, на­ши ме­чи ос­тры и щи­ты на­дёж­ны. Мы во­ины, и нам по­мога­ют бо­ги Олим­па. Нем­но­го ос­та­лось нам плыть до Кол­хи­ды, а там будь что бу­дет!

С рас­све­том под­ня­ли па­рус, и сы­новья Фрик­са, став на кор­ме, по­мога­ли кор­мче­му нап­равлять ко­рабль к бе­регам Кол­хи­ды. Плы­ли це­лый день – пос­ледний день по­хода – и к но­чи дос­тигли устья боль­шой ре­ки. Это был Фа­зис, пол­но­вод­ная ре­ка Кол­хи­ды.
Ар­го­нав­ты свер­ну­ли па­руса, на вёс­лах вош­ли в ре­ку и под­ня­лись вверх по те­чению. С ле­вой сто­роны они уви­дели снеж­ные вер­ши­ны Кав­ка­за и на бе­регу го­род Э­эта; спра­ва ле­жало пус­тое по­ле Аре­са и тем­не­ла ро­ща, где нед­ремлю­щий дра­кон сто­рожил зо­лотое ру­но.
Все ар­го­нав­ты соб­ра­лись на па­лубе, и Язон, став у зо­лочё­ной го­ловы бо­гини – пок­ро­витель­ни­цы «Ар­го», на­пол­нил ви­ном свою ча­шу и вы­лил в во­ду – в честь ма­тери-Зем­ли, к ко­торой они приб­ли­жались, в честь бо­гов, по­мога­ющих пу­тешес­твен­ни­кам, и в па­мять ге­ро­ев, по­гиб­ших в пу­ти. По­том нап­ра­вили ко­рабль в трос­тни­ки, ко­торые рос­ли у бе­регов, и, скры­тые вы­сокой тра­вой, ус­ну­ли у близ­кой це­ли.