Орфей и Эвридика

На се­вере Гре­ции, во Фра­кии, жил пе­вец Ор­фей. Чу­дес­ный дар пе­сен был у не­го, и сла­ва о нём шла по всей зем­ле гре­ков.

За пес­ни по­люби­ла его кра­сави­ца Эв­ри­дика. Она ста­ла его же­ной. Но счастье их бы­ло не­дол­го­веч­но. Од­нажды Ор­фей и Эв­ри­дика бы­ли в ле­су. Ор­фей иг­рал на сво­ей се­мис­трун­ной ки­фаре и пел. Эв­ри­дика со­бира­ла цве­ты на по­лянах. Не­замет­но она отош­ла да­леко от му­жа, в лес­ную глушь. Вдруг ей по­чуди­лось, что кто-то бе­жит по ле­су, ло­мая сучья, го­нит­ся за ней, она ис­пу­галась и, бро­сив цве­ты, по­бежа­ла на­зад, к Ор­фею. Она бе­жала, не раз­би­рая до­роги, по гус­той тра­ве и в стре­митель­ном бе­ге сту­пила в зме­иное гнез­до. Змея об­ви­лась вок­руг её но­ги и ужа­лила. Эв­ри­дика гром­ко зак­ри­чала от бо­ли и стра­ха и упа­ла на тра­ву. Ор­фей ус­лы­шал из­да­ли жа­лоб­ный крик же­ны и пос­пе­шил к ней. Но он уви­дел, как меж­ду де­ревь­ев мель­кну­ли боль­шие чёр­ные крылья, – это Смерть уно­сила Эв­ри­дику в под­земное царс­тво.

Ве­лико бы­ло го­ре Ор­фея. Он ушёл от лю­дей и це­лые дни про­водил один, ски­та­ясь по ле­сам, из­ли­вая в пес­нях свою тос­ку. И та­кая си­ла бы­ла в этих тос­кли­вых пес­нях, что де­ревья схо­дили со сво­их мест и ок­ру­жали пев­ца. Зве­ри вы­ходи­ли из нор, пти­цы по­кида­ли свои гнёз­да, кам­ни сдви­гались бли­же. И все слу­шали, как он тос­ко­вал по сво­ей лю­бимой.
Про­ходи­ли но­чи и дни, но Ор­фей не мог уте­шить­ся, с каж­дым ча­сом рос­ла его пе­чаль.

– Нет, не мо­гу я жить без Эв­ри­дики! – го­ворил он. – Не ми­ла мне зем­ля без неё. Пусть и ме­ня возь­мёт Смерть, пусть хоть в под­земном царс­тве бу­ду вмес­те с мо­ей лю­бимой!

Но Смерть не при­ходи­ла. И Ор­фей ре­шил сам от­пра­вить­ся в царс­тво мёр­твых.
Дол­го ис­кал он вхо­да в под­земное царс­тво и, на­конец, в глу­бокой пе­щере Тэ­нара на­шёл ру­че­ёк, ко­торый тёк в под­земную ре­ку Стикс. По рус­лу это­го ручья Ор­фей спус­тился глу­боко под зем­лю и до­шёл до бе­рега Стик­са. За этой ре­кой на­чина­лось царс­тво мёр­твых.
Чер­ны и глу­боки во­ды Стик­са, и страш­но жи­вому сту­пить в них. Вздо­хи, ти­хий плач слы­шал Ор­фей за спи­ной у се­бя – это те­ни умер­ших жда­ли, как и он, пе­реп­ра­вы в стра­ну, от­ку­да ни­кому нет воз­вра­та.
Вот от про­тиво­полож­но­го бе­рега от­де­лилась лод­ка: пе­ревоз­чик мёр­твых, Ха­рон, плыл за но­выми при­шель­ца­ми. Мол­ча при­чалил к бе­регу Ха­рон, и те­ни по­кор­но за­пол­ни­ли лод­ку. Ор­фей стал про­сить Ха­рона:

– Пе­реве­зи и ме­ня на тот бе­рег! Но Ха­рон от­ка­зал:

– Толь­ко мёр­твых я пе­рево­жу на тот бе­рег. Ког­да ты ум­рёшь, я при­еду за то­бой!

– Сжаль­ся! – мо­лил Ор­фей. – Я не хо­чу боль­ше жить! Мне тя­жело од­но­му ос­та­вать­ся на зем­ле! Я хо­чу уви­деть мою Эв­ри­дику!

Су­ровый пе­ревоз­чик от­тол­кнул его и уже хо­тел от­ча­лить от бе­рега, но жа­лоб­но заз­ве­нели стру­ны ки­фары, и Ор­фей за­пел. Под мрач­ны­ми сво­дами А­ида раз­неслись пе­чаль­ные и неж­ные зву­ки. Ос­та­нови­лись хо­лод­ные вол­ны Стик­са, и сам Ха­рон, опер­шись на вес­ло, зас­лу­шал­ся пес­ни. Ор­фей во­шёл в лод­ку, и Ха­рон пос­лушно пе­ревёз его на дру­гой бе­рег. Ус­лы­шав го­рячую пес­ню жи­вого о не­уми­ра­ющей люб­ви, со всех сто­рон сле­тались те­ни мёр­твых. Сме­ло шёл Ор­фей по без­мол­вно­му царс­тву мёр­твых, и ник­то не ос­та­новил его.
Так до­шёл он до двор­ца по­вели­теля под­земно­го царс­тва – А­ида и всту­пил в об­ширный и мрач­ный зал. Вы­соко на зо­лотом тро­не си­дел гроз­ный А­ид и ря­дом с ним его прек­расная ца­рица Пер­се­фона.
Со свер­ка­ющим ме­чом в ру­ке, в чёр­ном пла­ще, с ог­ромны­ми чёр­ны­ми крыль­ями, сто­ял за спи­ной А­ида бог Смер­ти, а вок­руг не­го тол­пи­лись прис­лужни­цы его, Ке­ры, что ле­та­ют на по­ле бит­вы и от­ни­ма­ют жизнь у во­инов. В сто­роне от тро­на си­дели су­ровые судьи под­земно­го царс­тва и су­дили умер­ших за их зем­ные де­ла.
В тём­ных уг­лах за­ла, за ко­лон­на­ми, пря­тались Вос­по­мина­ния. У них в ру­ках бы­ли би­чи из жи­вых змей, и они боль­но жа­лили сто­яв­ших пе­ред су­дом.
Мно­го вся­ких чу­довищ уви­дел Ор­фей в царс­тве мёр­твых: Ла­мию, ко­торая кра­дёт по но­чам ма­лень­ких де­тей у ма­терей, и страш­ную Эм­пу­зу с ос­ли­ными но­гами, пь­ющую кровь лю­дей, и сви­репых сти­гий­ских со­бак.
Толь­ко млад­ший брат бо­га Смер­ти – бог Сна, юный Гип­нос, прек­расный и ра­дос­тный, но­сил­ся по за­лу на сво­их лёг­ких крыль­ях, ме­шая в се­реб­ря­ном ро­ге сон­ный на­питок, ко­торо­му ник­то на зем­ле не мо­жет про­тивить­ся, – да­же сам ве­ликий Гро­мовер­жец Зевс за­сыпа­ет, ког­да Гип­нос брыз­жет в не­го сво­им зель­ем.
А­ид гроз­но взгля­нул на Ор­фея, и все вок­руг зад­ро­жали.
Но пе­вец приб­ли­зил­ся к тро­ну мрач­но­го вла­дыки и за­пел ещё вдох­но­вен­нее: он пел о сво­ей люб­ви к Эв­ри­дике.
Не ды­ша слу­шала пес­ню Пер­се­фона, и сле­зы ка­тились из её прек­расных глаз. Гроз­ный А­ид скло­нил го­лову на грудь и за­думал­ся. Бог Смер­ти опус­тил вниз свой свер­ка­ющий меч.
Пе­вец за­молк, и дол­го дли­лось мол­ча­ние. Тог­да под­нял го­лову А­ид и спро­сил:

– Че­го ты ищешь, пе­вец, в царс­тве мёр­твых? Ска­жи, че­го ты хо­чешь, и я обе­щаю те­бе ис­полнить твою прось­бу.

Ор­фей ска­зал А­иду:

– Вла­дыка! Ко­рот­ка на­ша жизнь на зем­ле, и всех нас ког­да-ни­будь нас­ти­га­ет Смерть и уво­дит в твоё царс­тво, – ник­то из смер­тных не мо­жет из­бе­жать её. Но я, жи­вой, сам при­шёл в царс­тво мёр­твых про­сить те­бя: вер­ни мне мою Эв­ри­дику! Она ещё так ма­ло жи­ла на зем­ле, так ма­ло ус­пе­ла по­радо­вать­ся, так не­дол­го лю­била… От­пусти, по­вели­тель, её на зем­лю! Дай ей ещё нем­но­го по­жить на све­те, дай нас­ла­дить­ся сол­нцем, теп­лом и све­том и зе­ленью по­лей, ве­сен­ней пре­лестью ле­сов и мо­ей лю­бовью. Ведь всё рав­но пос­ле она вер­нётся к те­бе!

Так го­ворил Ор­фей и про­сил Пер­се­фону:

– Зас­ту­пись за ме­ня, прек­расная ца­рица! Ты ведь зна­ешь, как хо­роша жизнь на зем­ле! По­моги мне вер­нуть мою Эв­ри­дику!

– Пусть бу­дет так, как ты про­сишь! – ска­зал А­ид Ор­фею. – Я вер­ну те­бе Эв­ри­дику. Ты мо­жешь увес­ти её с со­бой на­верх, на свет­лую зем­лю. Но ты дол­жен обе­щать…

– Всё, что при­кажешь! – вос­клик­нул Ор­фей. – Я го­тов на всё, что­бы уви­деть вновь мою Эв­ри­дику!

– Ты не дол­жен ви­деть её, по­ка не вый­дешь на свет, – ска­зал А­ид. – Воз­вра­щай­ся на зем­лю и знай: сле­дом за то­бой бу­дет ид­ти Эв­ри­дика. Но не ог­ля­дывай­ся на­зад и не пы­тай­ся пос­мотреть на неё. Ог­ля­нешь­ся – по­теря­ешь её на­веки!

И А­ид при­казал Эв­ри­дике сле­довать за Ор­фе­ем.
Быс­тро нап­ра­вил­ся Ор­фей к вы­ходу из царс­тва мёр­твых. Как дух, ми­новал он стра­ну Смер­ти, и тень Эв­ри­дики шла за ним. Они вош­ли в лод­ку Ха­рона, и он без­мол­вно пе­ревёз их об­ратно к бе­регу жиз­ни. Кру­тая ка­менис­тая тро­пин­ка ве­ла на­верх, на зем­лю.
Мед­ленно под­ни­мал­ся в го­ру Ор­фей. Тем­но и ти­хо бы­ло вок­руг и ти­хо бы­ло у не­го за спи­ной, слов­но ник­то не шёл за ним. Толь­ко сер­дце его сту­чало:
«Эв­ри­дика! Эв­ри­дика!»
На­конец впе­реди ста­ло свет­леть, бли­зок был вы­ход на зем­лю. И чем бли­же был вы­ход, тем свет­лее ста­нови­лось впе­реди, и вот уже всё ста­ло яс­но вид­но вок­руг.
Тре­вога сжа­ла сер­дце Ор­фея: здесь ли Эв­ри­дика? Идёт ли за ним? За­быв всё на све­те, ос­та­новил­ся Ор­фей и ог­ля­нул­ся.

– Где ты, Эв­ри­дика? Дай взгля­нуть на те­бя! На мгно­вение, сов­сем близ­ко, уви­дел он ми­лую тень, до­рогое, прек­расное ли­цо… Но лишь на мгно­вение. Тот­час от­ле­тела тень Эв­ри­дики, ис­чезла, рас­та­яла во мра­ке.

– Эв­ри­дика?!

С от­ча­ян­ным кри­ком Ор­фей стал спус­кать­ся на­зад по тро­пин­ке и вновь при­шёл на бе­рег чёр­но­го Стик­са и звал пе­ревоз­чи­ка. Но нап­расно он мо­лил и звал: ник­то не отоз­вался на его моль­бы. Дол­го си­дел Ор­фей на бе­регу Стик­са один и ждал. Он не дож­дался ни­кого.
Приш­лось ему вер­нуть­ся на зем­лю и жить. Но он не мог за­быть свою единс­твен­ную лю­бовь – Эв­ри­дику, и па­мять о ней жи­ла в его сер­дце и в его пес­нях.