Отплытие

Из боль­шой пе­ли­он­ской сос­ны, сруб­ленной Язо­ном. сде­лали ос­но­вание ко­раб­ля. При­дела­ли ему сос­но­вые рёб­ра, скре­пили их тол­сты­ми брёв­на­ми; на них нас­тла­ли па­лубу. Об­ши­ли ко­рабль дос­ка­ми; в бор­ту сде­лали круг­лые от­вер­стия для вё­сел и об­ши­ли их ко­жей. Пос­ре­ди ко­раб­ля пос­та­вили вы­сокую, тон­кую сос­ну с пе­рек­ла­дина­ми и на них ук­ре­пили хол­що­вый па­рус. В кор­му ко­раб­ля вста­вили ку­сок свя­щен­но­го ду­ба из ро­щи До­дон­ской. Этот дуб был вол­шебный: в ше­лес­те его листь­ев лю­ди мог­ли слы­шать свою судь­бу. Стро­ите­ли ко­раб­ля на­де­ялись, что этот ку­сок до­дос­ко­го ду­ба ука­жет мо­реп­ла­вате­лям, что им де­лать в труд­ный час. На но­су ко­раб­ля вы­реза­ли из де­рева прек­расную, го­лову бо­гини Ге­ры, пок­ро­витель­ни­цы от­важных пу­тешес­твен­ни­ков, и пок­ры­ли её зо­лотом: пусть си­яет и бле­щет она впе­реди ко­раб­ля, пусть из­да­лека ви­дят все, что са­ма Ге­ра ве­дёт ко­рабль Язо­на.

Мно­го вре­мени прош­ло, по­ка на­конец был пос­тро­ен ко­рабль, ос­мо­лён, ос­на­щён и спу­щен на во­ду.

И вот нас­тал день, ког­да в га­вани И­ол­ка встал у при­чала чу­до-ко­рабль, лёг­кий на хо­ду, ус­той­чи­вый на вол­нах, ок­ры­лён­ный па­русом, быс­трый и кра­сивый. Его наз­ва­ли «Ар­го» – в честь мас­те­ра, пос­тро­ив­ше­го его.
Шум­но и ве­село бы­ло в И­ол­ке. Пять­де­сят от­борных гре­чес­ких юно­шей, цвет и си­ла всей Гре­ции, съ­еха­лись сю­да, что­бы на «Ар­го» от­пра­вить­ся в да­лёкую Кол­хи­ду за зо­лотым ру­ном. Здесь бы­ли: мо­гучий Ге­ракл со сво­им юным дру­гом Ги­ласом, братья-близ­не­цы Кас­тор и По­лидевк, ни­ког­да не раз­лу­чав­ши­еся, братья Пе­лей и Те­ламон из Фес­са­лии, афин­ский царь Эгей, Ла­эрт – царь ос­тро­ва Ита­ки, юный Ад­мет – родс­твен­ник Язо­на, си­лач Идас и муд­рый Ам­фи­арай, умев­ший уга­дывать бу­дущее; при­шёл со сво­ей ки­фарой зна­мени­тый гре­чес­кий пе­вец Ор­фей; при­лете­ли на мо­гучих крыль­ях два сы­на бо­га вет­ра Бо­рея – Ка­ла­ид и Зет. И мно­го дру­гих ге­ро­ев соб­ра­лось в наз­на­чен­ный день в И­ол­ке. Глав­ным в по­ходе был Язон, кор­мчим ко­раб­ля – ис­кусный и опыт­ный мо­ряк Ти­фис, его по­мощ­ни­ком – даль­но­зор­кий Лин­кей, ко­торый ви­дел всё, да­же глу­боко под зем­лёй. Рас­пре­дели­ли мес­та для греб­цов, а на кор­мо­вое ве­село наз­на­чили двух са­мых силь­ных – Ге­рак­ла и Ан­кея. Пог­ру­зили на «Ар­го» за­пасы еды, ви­на и прес­ной во­ды, что­бы не бы­ло в пу­ти не­дос­татка в питье и пи­ще.
Пос­леднюю ночь ар­го­нав­ты – так на­зыва­ли они се­бя – про­вели на бе­регу мо­ря, око­ло сво­его ко­раб­ля. Они пи­рова­ли, слу­шали рас­ска­зы бы­валых лю­дей и чу­дес­ные пес­ни Ор­фея и дол­го не мог­ли ус­нуть.
Ког­да же за­нялась за­ря, Ти­фис под­нял всех: по­ра бы­ло взой­ти на ко­рабль. Греб­цы се­ли на вёс­ла, кор­мчий стал у ру­ля.
Язон на­лил пол­ную ча­шу ви­на.

– За счас­тли­вое пла­вание! – вос­клик­нул он и вы­лил ви­но в мо­ре – та­ков был обы­чай мо­ряков пе­ред от­плы­ти­ем.

Греб­цы на­лег­ли на вёс­ла, и «Ар­го» по­нёс­ся по ти­хому за­ливу.
За Пе­ли­он­ским мы­сом, вый­дя в от­кры­тое мо­ре, ар­го­нав­ты пос­та­вили па­рус. Дул по­пут­ный ве­тер, и лёг­кий ко­рабль быс­тро поп­лыл вдоль го­рис­тых бе­регов Фес­са­лии.
Вот ко­ни Ге­ли­оса вы­нес­ли на не­бо сол­нечную ко­лес­ни­цу – взош­ло сол­нце. Ра­дос­тны­ми кри­ками при­ветс­тво­вали ар­го­нав­ты пер­вый день сво­его пла­вания. Не­бо бы­ло бе­зоб­лачно, мо­ре спо­кой­но. Сер­дца бы­ли пол­ны ожи­дания и на­деж­ды, вер­ной спут­ни­цы мо­рехо­дов.
Заз­ве­нели зо­лотые стру­ны, и силь­ный го­лос Ор­фея заг­лу­шил плеск волн за бор­том ко­раб­ля.
Ус­лы­шав пес­ню Ор­фея, на по­вер­хность мо­ря вып­лы­ли дель­фи­ны и ры­бы и поп­лы­ли за «Ар­го», как ста­до, пос­лушно иду­щее за пас­ту­хом.