Похищение золотого руна

Вер­нувшись с Аре­сова по­ля до­мой, жи­тели Кол­хи­ды тол­ко­вали о страш­ной си­ле чу­жезем­цев, прип­лывших на ко­раб­ле «Ар­го». В го­роде бы­ло нес­по­кой­но. Ве­чером во дво­рец Э­эта приш­ли знат­ные кол­хи и, за­пер­шись с ца­рём, ста­ли со­вещать­ся, как по­губить опас­ных гос­тей.

Ме­дея чувс­тво­вала, что царь зна­ет, что она по­мог­ла Язо­ну, и с ужа­сом жда­ла от­цов­ско­го гне­ва. Она зна­ла, как жес­ток и не­умо­лим, как ко­варен сын Сол­нца, и му­чилась стра­хом за се­бя и за ге­роя, ко­торо­го по­люби­ла. В пол­ночь она ус­лы­шала за ок­ном бря­цанье ору­жия и ре­чи соб­равших­ся у двор­ца кол­хид­ских во­инов и уз­на­ла, что царь при­казал под ут­ро ок­ру­жить гре­чес­кий ко­рабль и сжечь его со все­ми ар­го­нав­та­ми.

Тог­да она ре­шила бе­жать к Язо­ну. Взяв с со­бой усып­ля­ющее зелье, бо­сая, она ти­хо прок­ра­лась из двор­ца и тай­ны­ми тро­пин­ка­ми, по ко­торым хо­дила но­чами со­бирать вол­шебные тра­вы, нап­ра­вилась к ре­ке. Вый­дя на бе­рег про­тив то­го мес­та, где сто­ял «Ар­го», она ста­ла звать млад­ше­го сы­на сво­ей сес­тры, но­чевав­ше­го у ар­го­нав­тов.
Язон уз­нал го­лос Ме­деи и от­клик­нулся. Греб­цы, быв­шие в тот час на вёс­лах, ста­ли грес­ти, ко­рабль быс­тро пе­ресёк ре­ку. Язон с сы­новь­ями Фрик­са бро­сились к Ме­дее.

– Всё от­кры­лось! – ска­зала она. – Отец не прос­тит мне… Я дол­жна бе­жать с ва­ми… Спе­шите, ги­бель гро­зит вам! Идём, Язон, я до­буду те­бе зо­лотое ру­но, и ско­рее прочь от­сю­да, или мы все по­гиб­нем! Я спа­су вас и се­бя, но кля­нись, Язон, что ты не по­кинешь ме­ня ни­ког­да, не ос­та­вишь ме­ня од­ну в чу­жой стра­не!

Язон взял её за ру­ку и ска­зал:

– Кля­нусь, ес­ли мне суж­де­но жи­вым вер­нуть­ся на ро­дину, ты бу­дешь мо­ей же­ной и я ни­ког­да не ос­тавлю те­бя!

Ме­дея ве­лела тот­час плыть к ро­ще Аре­са, где хра­нилось ру­но. В ноч­ной тем­но­те те­чение ре­ки быс­тро и бес­шумно до­нес­ло ко­рабль до за­вет­но­го мес­та. Ме­дея и Язон од­ни сош­ли с ко­раб­ля и нап­ра­вились в лес. Ночь бы­ла чёр­ная, и они шли, дер­жась за ру­ки, что­бы не по­терять­ся в тем­но­те. Вдруг пе­ред ни­ми за­горе­лись два крас­ных ог­ня.

– Это дра­кон, – шеп­ну­ла Ме­дея. И сей­час же они уви­дели лёг­кое зо­лотис­тое си­яние – от ру­на, ви­сев­ше­го на ду­бе.

Ед­ва они по­дош­ли бли­же, дра­кон све­сил­ся с де­рева и за­шипел, пла­мя выр­ва­лось из его рас­кры­той пас­ти. Но Ме­дея, про­тянув к не­му ру­ки, ти­хим го­лосом ста­ла усып­лять его. Она при­зыва­ла на по­мощь бо­га сна Гип­но­са, ко­торый силь­нее всех на зем­ле, она зак­ли­нала все­ми тай­ны­ми си­лами: «Ус­ни! Ус­ни!» – и, по­дой­дя сов­сем близ­ко, брыз­ну­ла в гла­за дра­кону усып­ля­ющим зель­ем. По­гас один глаз, по­гас дру­гой, опус­ти­лись страш­ные ве­ки, с трес­ком зах­лопну­лась гроз­ная пасть, ла­пы раз­жа­лись – дра­кон сва­лил­ся с ду­ба и, бес­силь­ный, лёг у ног Ме­деи.

– Спе­ши! – ска­зала она Язо­ну. – Ско­рее сни­май ру­но с де­рева, по­ка он не прос­нулся.

Язон быс­тро снял с ду­ба зо­лотое ру­но, на­кинул его на пле­чи, как плащ, и они не­мед­ленно по­кину­ли ро­щу Аре­са.
Ар­го­нав­ты с ко­раб­ля уви­дели зо­лотой свет ру­на на пле­чах Язо­на. Ра­дос­тны­ми кри­ками при­ветс­тво­вали они же­лан­ную до­бычу, из-за ко­торой ос­та­вили свои до­ма и от­чизну и пе­ренес­ли столь­ко опас­ностей и нев­згод. Но не­ког­да бы­ло ве­селить­ся. На­до бы­ло к ут­ру доб­рать­ся до мо­ря и по­кинуть Кол­хи­ду.

Язон за­вер­нул дра­гоцен­ное ру­но в свой плащ, ус­тро­ил Ме­дею на кор­ме ко­раб­ля, где не бы­ло вет­ра, и сам об­ру­бил ме­чом ка­нат, дер­жавший «Ар­го» у бе­рега. Греб­цы-ар­го­нав­ты се­ли на вёс­ла; дру­гие со щи­тами и лу­ками в ру­ках ста­ли вдоль бор­та, го­товые за­щищать ко­рабль от по­гони. «Ар­го» стре­митель­но поп­лыл вниз по те­чению – к мо­рю. Ещё не взош­ло сол­нце, а ар­го­нав­ты бы­ли уже в от­кры­том мо­ре, да­леко от бе­регов Кол­хи­ды.

Ут­ром приш­ли ска­зать ца­рю, что чу­жезем­цы по­хити­ли зо­лотое ру­но и убе­жали, взяв с со­бой Ме­дею. Страш­но раз­гне­вал­ся Э­эт и пос­лал боль­шой от­ряд кол­хов в по­гоню за ар­го­нав­та­ми. Царь ве­лел объ­явить во­инам, что всех их ждёт смерть, ес­ли они не до­гонят бег­ле­цов и не вер­нут ру­на и цар­ской до­чери.
Сы­на сво­его Ап­сирта Э­эт наз­на­чил на­чаль­ни­ком от­ря­да.

Кол­хи вы­вели свои су­да в мо­ре и поп­лы­ли за «Ар­го».