Ссора на корабле

Смут­но ста­ло на сер­дце у ар­го­нав­тов пос­ле злой шут­ки, ко­торую сыг­рал с ни­ми ве­тер. В мол­ча­нии вы­пол­нял каж­дый свою днев­ную ра­боту; не слыш­но бы­ло на ко­раб­ле ни сме­ха, ни шу­ток, ни рас­ска­зов бы­валых мо­ряков. И Ор­фей не пел боль­ше пе­сен.

И мо­ре бы­ло нес­по­кой­но. По­рывис­тый ве­тер всё вре­мя ме­нял­ся, сер­ди­то дул и гнал ко­рабль то в од­ну, то в дру­гую сто­рону. Труд­но бы­ло кор­мче­му вес­ти ко­рабль, и боль­шие вол­ны ме­шали греб­цам. Мед­ленно дви­гал­ся впе­рёд «Ар­го».

Вдруг сло­малось вес­ло у Ге­рак­ла и мгно­вен­но бы­ло уне­сено те­чени­ем, толь­ко пал­ка ос­та­лась в ру­ках у ге­роя. С до­садой швыр­нул он об­ло­мок в сер­ди­тые вол­ны и по­кинул своё мес­то сре­ди греб­цов.
Язон ска­зал кор­мче­му:

– Правь к бе­регу! Мы ус­та­ли бо­роть­ся с вол­на­ми, ну­жен от­дых. И Ге­рак­лу нуж­но но­вое вес­ло. Он най­дёт его в ле­су на бе­регу. Прис­та­нем к зем­ле!

Кор­мчий пос­лушно нап­ра­вил ко­рабль к зем­ле, и ско­ро они прис­та­ли к пус­тынно­му бе­регу, по­рос­ше­му гус­тым ле­сом.
Ге­ракл наб­ро­сил на пле­чи ль­ви­ную шку­ру, ко­торую он но­сил вмес­то пла­ща, взял свой меч, лук и кол­чан со стре­лами и от­пра­вил­ся в лес до­бывать но­вое вес­ло. Ус­та­лые греб­цы с удо­воль­стви­ем ос­та­вили вёс­ла, рас­тя­нулись на тра­ве и от­ды­хали в ожи­дании ужи­на, а юно­го Ги­ласа, вос­пи­тан­ни­ка Ге­рак­ла, ко­торо­го он очень лю­бил, пос­ла­ли по­ис­кать в ле­су ру­чей и при­нес­ти во­ды.

Ве­село под­свис­ты­вая пти­цам, Ги­лас шёл по ле­су и прис­лу­шивал­ся. Вот в сто­роне, за кус­та­ми, еле слы­шен ле­нивый ле­пет реч­ных струй. Маль­чик раз­дви­нул кус­ты, и пе­ред ним блес­ну­ла ти­хая лес­ная за­водь. Бы­ло так ти­хо и та­кой лас­ко­вой ка­залась ре­ка в зе­лёных бе­регах, что Ги­лас без вся­кой опас­ки по­дошёл к во­де и дол­го лю­бовал­ся, как чу­дес­но от­ра­жались в ре­ке кус­ты и де­ревья, и си­нее не­бо, и об­ла­ка, плыв­шие над ле­сом, и он сам с боль­шим кув­ши­ном в ру­ках. Вдруг он уви­дел в проз­рачной во­де кра­сави­цу ним­фу с зе­лёны­ми во­лоса­ми; она ма­нила его и зва­ла к се­бе на дно, где был та­кой чис­тый пе­сок и мель­ка­ли раз­ноцвет­ные рыб­ки.

Маль­чик ис­пу­гал­ся, пос­ко­рее хо­тел за­чер­пнуть во­ды кув­ши­ном, наг­нулся, и в тот же миг две тон­кие ру­ки вы­суну­лись из во­ды, об­ня­ли его креп­ко за шею и по­тяну­ли за со­бой. Вы­ронив кув­шин, с жа­лоб­ным кри­ком пог­ру­зил­ся Ги­лас в во­ду.
Ар­го­нав­ты ус­лы­шали его крик. По­лифем, друг Ге­рак­ла, вых­ва­тив меч, бро­сил­ся в ча­щу – он ду­мал, что лес­ной зверь на­пал на маль­чи­ка, и пос­пе­шил на по­мощь. Но ни­кого не на­шёл он у ре­ки, толь­ко раз­би­тый кув­шин ле­жал в во­де у бе­рега.
Меж­ду тем Ге­ракл, уг­лу­бив­шись в лес, на­шёл мо­лодую сос­ну, ко­торая по­каза­лась ему год­ной для но­вого вес­ла. С си­лой об­хва­тив обе­ими ру­ками ствол, он выр­вал де­рево с кор­нем. До­воль­ный, он взва­лил сос­ну се­бе на спи­ну и по­нёс на бе­рег мо­ря, что­бы там об­те­сать её в фор­ме вес­ла. Ус­лы­шав, что про­пал Ги­лас, Ге­ракл сбро­сил сос­ну на зем­лю и от­пра­вил­ся на по­ис­ки сво­его лю­бим­ца. Но нап­расно Ге­ракл, нак­ло­ня­ясь к зем­ле, ис­кал сле­ды на тра­ве и кус­тах – след Ги­ласо­вых сан­да­лий ви­ден был толь­ко на пес­ке у са­мой во­ды.

Нет, не зверь лес­ной ута­щил Ги­ласа в свою но­ру, не хищ­ная пти­ца унес­ла его. Гром­ко кри­чали Ге­ракл и По­лифем, обо­рачи­ва­ясь на все че­тыре сто­роны, зва­ли: «Ги­лас! Ги­лас!» И слы­шали в от­вет сла­бый от­звук – не то вздох, не то стон, буд­то от­ку­да-то из­да­лека от­зы­вал­ся им го­лос Ги­ласа. Они не мог­ли по­нять, от­ку­да шёл этот го­лос, и бро­сались в раз­ные сто­роны. А го­лос шёл из во­ды, и ес­ли б они заг­ля­нули в ре­ку, им бы­ло бы вид­но, как пла­кал и рвал­ся к ним со дна бед­ный Гй­лас и как ним­фы ста­рались уте­шить его по­целу­ями.

Но друзья не зна­ли, что про­пав­ший маль­чик был так близ­ко от них, и от­пра­вились на по­ис­ки в лес­ную ча­щу. Всю ночь они блуж­да­ли по ле­су и заш­ли так да­леко от бе­рега мо­ря, что уже не мог­ли слы­шать, что де­лалось на ко­раб­ле.
Ар­го­нав­ты хо­рошо от­дохну­ли в эту ночь. Под ут­ро, ед­ва толь­ко взош­ла ут­ренняя звез­да, прос­нулся кор­мчий Ти­фис и уви­дел, что ду­ет по­пут­ный ве­тер. Ти­фис раз­бу­дил то­вари­щей и стал то­ропить с отъ­ез­дом. Быс­тро соб­ра­лись ар­го­нав­ты. Ве­тер на­дул бе­лый па­рус, и ко­рабль по­нёс­ся даль­ше по вол­нам.
Взош­ло сол­нце, ос­ве­тило ко­рабль, и ар­го­нав­ты уви­дели, что мес­та Ге­рак­ла и По­лифе­ма пус­ты. И не бы­ло маль­чи­ка Ги­ласа. Это бы­ла пер­вая по­теря в пу­ти, и вол­не­ние ох­ва­тило ар­го­нав­тов.

Как быть? Вер­нуть­ся? Но ве­тер по­пут­ный… И они уже зна­ют, как опас­но воз­вра­щать­ся на ста­рое мес­то. Плыть даль­ше, бро­сить то­вари­щей, ос­та­вить од­них на чу­жой сто­роне… «Нет!.. нет!.. Пусть ска­жет Язон, что де­лать. Язон выб­ран стар­шим, Язон – на­чаль­ник, пусть рас­по­ряжа­ет­ся Язон!» – так го­вори­ли ар­го­нав­ты и ок­ру­жили Язо­на, тре­буя его ре­шения.
Но Язон мол­чал, слов­но не слы­шал, что ему го­вори­ли. Опус­тив го­лову, хму­рый си­дел он око­ло кор­мче­го и ду­мал. Тог­да Те­ламон, боль­ше дру­гих лю­бив­ший Ге­рак­ла, зак­ри­чал в силь­ном гне­ве:

– Че­го нам ждать от Язо­на! Пос­мотри­те, он спо­ко­ен. Один он спо­ко­ен. Я знаю: он всег­да за­видо­вал Ге­рак­лу, те­перь он ра­ду­ет­ся – ник­то боль­ше не по­меша­ет его сла­ве. Мо­жет быть, он подс­тро­ил всё это на­роч­но. Он знал, что Ге­рак­ла нет с на­ми, ког­да от­плы­вал ко­рабль… И Ти­фис – по­мощ­ник Язо­на в этом злом де­ле… Нет, я не хо­чу плыть даль­ше с ва­ми! На­зад, на­зад! Слы­шишь, кор­мчий! По­вора­чивай на­зад, правь к бе­регу!

Свер­кая гла­зами, бро­сил­ся Те­ламбн к Ти­фису и си­лой хо­тел выр­вать у не­го руль, что­бы по­вер­нуть ко­рабль. Дул силь­ный ве­тер, и по­ворот был опа­сен. Два сы­на Бо­рея, кры­латые ге­рои, схва­тили Те­ламо­на за ру­ки, ста­рались удер­жать его и гром­ко бра­нили.
Вдруг нах­лы­нула гро­мад­ная вол­на, уда­рила в борт, мо­гучая ру­ка ух­ва­тила за кор­му и ос­та­нови­ла ко­рабль. Весь об­ви­тый во­дорос­ля­ми, лох­ма­тый, стро­гий, явил­ся пе­ред ар­го­нав­та­ми бог мо­ря и гроз­но ска­зал:

– Пе­рес­тань­те ссо­рить­ся! Пом­ни­те, ку­да и за­чем вы плы­вёте. Не воз­вра­щай­тесь, спе­шите впе­рёд! Не по зло­му же­ланию Язо­на, а по муд­рой во­ле Зев­са ос­та­лись на бе­регу ва­ши то­вари­щи. Дру­гие де­ла, иные под­ви­ги ожи­да­ют Ге­рак­ла. А вы плы­вите с Язо­ном даль­ше.

Ска­зал – и скрыл­ся в мор­ской глу­бине. Мгно­вен­но утих, как ве­тер, гнев Те­ламо­на, и ему ста­ло стыд­но, что он оби­дел сво­его стар­ше­го то­вари­ща. Сму­щён­ный, по­дошёл он к Язо­ну и ти­хо ска­зал:

– Прос­ти мне дер­зкие и гру­бые сло­ва! Они рож­де­ны бы­ли пе­чалью и гне­вом.

Язон прос­тил Те­лам­бна и по­мирил­ся с ним. Сно­ва был мир на ко­раб­ле, ар­го­нав­ты друж­но греб­ли, и «Ар­го» плыл по мо­рю всё даль­ше, всё даль­ше.