Возвращение «Арго»

Зо­лотое ру­но бы­ло до­быто, и ар­го­нав­ты плы­ли об­ратно. По­пут­ный ве­тер на­дувал па­руса, мор­ская даль бы­ла чис­та, стаи дель­фи­нов без­за­бот­но плес­ка­лись вок­руг «Ар­го». Но не­весе­ло бы­ло на ко­раб­ле. На кор­ме за­лива­лась сле­зами Ме­дея, гля­дя в ту сто­рону, где ос­та­лись её дом и отец. Оза­бочен­но хму­рил­ся язон, и ар­го­нав­ты ни днём ни ночью не рас­ста­вались с ору­жи­ем, ожи­дая по­гони.

Они не за­хоте­ли воз­вра­щать­ся тем же пу­тём, по ко­торо­му прип­лы­ли в Кол­хи­ду. Сын Фрик­са, по­кинув­ший вмес­те с ни­ми Кол­хи­ду, рас­ска­зал им, что слы­шал от кол­хид­ских ко­рабель­щи­ков, буд­то по ту сто­рону мо­ря, про­тив Кол­хи­ды, есть боль­шая пол­но­вод­ная ре­ка Истр. Она бе­рёт своё на­чало да­леко на се­вере, в стра­не хо­лод­но­го вет­ра, про­тека­ет че­рез мно­гие зем­ли и стра­ны и встре­ча­ет­ся с дру­гой ре­кой, ко­торая те­чёт пря­мо в то мо­ре, что омы­ва­ет бе­рега Гре­ции.

– Путь по ре­ке ко­роче и лег­че, чем воз­вра­щение опять че­рез три мо­ря, – ре­шили ар­го­нав­ты и поп­лы­ли вдоль бе­регов Ски­фии к устью Ис­тра.

Но у са­мого Ис­тра они нат­кну­лись на флот кол­хов, пос­ланный Э­этом за ни­ми в по­гоню и опе­редив­ший их. Что бы­ло де­лать? «Ар­го» один про­тив мно­гих ко­раб­лей, куч­ка ге­ро­ев про­тив це­лого вой­ска!
Тог­да Язон пус­тился на хит­рость. Он всту­пил с на­чаль­ни­ком кол­хов Ап­сиртом в пе­рего­воры: он го­ворил, что зо­лотое ру­но дол­жно ос­тать­ся у ар­го­нав­тов – ведь он вы­пол­нил всё, что пот­ре­бовал от не­го царь Кол­хи­ды. Но Ме­дею Язон обе­щал вы­дать кол­хам и звал Ап­сирта прий­ти за сес­трой на пус­тынный ос­тров, в храм бо­гини Ар­те­миды. Язон хо­тел за­манить и взять в плен Ап­сирта, что­бы ли­шить кол­хов их ко­ман­ди­ра.
Ап­сирт был мо­лод и до­вер­чив. Он по­верил Язо­ну и ночью один явил­ся в храм на ос­тро­ве, что­бы уго­ворить сес­тру взять у ар­го­нав­тов ру­но и вер­нуть­ся до­мой. Но Ме­дея да­ла Язо­ну меч и ве­лела убить Ап­сирта. Те­ло бра­та она бро­сила в мо­ре. В вой­ске кол­хов на­чалось смя­тение, и, по­ка кол­хи ис­ка­ли в мо­ре ос­танки сво­его пред­во­дите­ля, «Ар­го» ус­коль­знул от вра­гов и уп­лыл да­леко вверх по Ис­тру.
Ар­го­нав­ты бла­гопо­луч­но проп­лы­ли Истр до то­го мес­та, где он сли­вал­ся с дру­гой ре­кой, и по этой дру­гой ре­ке выш­ли в мо­ре. Мо­ре встре­тило их страш­ной бу­рей. Слов­но раз­гне­ван­ные бо­ги спус­ти­ли с це­пей все вет­ры, и они сор­ва­ли прочь па­рус, сог­ну­ли мач­ту и но­сили «Ар­го» по мо­рю, пе­реб­ра­сыва­ясь ко­раб­лём, как де­ти иг­рушкой. В от­ча­янии бро­сили ар­го­нав­ты вёс­ла и жда­ли, ког­да возь­мёт их разъ­ярён­ное мо­ре.
Но вдруг раз­дался го­лос с кор­мы – он шёл от кус­ка свя­щен­но­го до­дон­ско­го ду­ба, вде­лан­но­го в кор­му «Ар­го». Он го­ворил:

– Бо­ги раз­гне­вались на Язо­на и Ме­дею за убий­ство Ап­сирта. Плы­вите на ос­тров Эа. Там жи­вёт сес­тра Э­эта, вол­шебни­ца Кир­ка. Про­сите её, пусть она прос­тит Ме­дею. Тог­да вы смо­жете вер­нуть­ся до­мой.

Бу­ря стих­ла. Ар­го­нав­ты от­пра­вились ис­кать вол­шебный ос­тров. Дол­го блуж­да­ли они по мо­рю, по­ка наш­ли его. Вол­шебни­ца Кир­ка выш­ла к ним навс­тре­чу на бе­рег, ок­ру­жён­ная ста­дом сви­ней – всё это бы­ли лю­ди, по­пав­шие на ос­тров и прев­ра­щён­ные ею в жи­вот­ных. Кир­ка тот­час уз­на­ла Ме­дею по гла­зам: у всех де­тей Сол­нца в гла­зах был осо­бен­ный свет.
Ме­дея так мо­лила тёт­ку прос­тить её и го­вори­ла о сво­ей люб­ви к Язо­ну, что Кир­ка прос­ти­ла её и от­пусти­ла ар­го­нав­тов с ми­ром.
Но мно­го ещё вся­ких бед приш­лось пре­тер­петь ар­го­нав­там, по­ка они доб­ра­лись до род­но­го края.
В от­кры­том мо­ре ко­раб­лём иг­ра­ли ве­тер и вол­ны, но са­мые страш­ные опас­ности под­сте­рега­ли мо­ряков в уз­ких про­ливах.
Им приш­лось про­ходить меж­ду дву­мя ос­тро­вами, на од­ном из ко­торых бы­ла ог­не­дыша­щая го­ра. Два сви­репых и жад­ных чу­дови­ща сте­рег­ли этот про­ход – Ха­риб­да и Сцил­ла.
Ха­риб­да жи­ла в мор­ской глу­бине. Во­да ки­пела и кру­жилась над ней, и сто­ило жи­вому су­щес­тву приб­ли­зить­ся, как из во­ды вы­совы­валась жад­ная пасть и гло­тала це­лые ко­раб­ли с па­руса­ми и мач­та­ми.
На выс­трел из лу­ка от Ха­риб­ды воз­вы­шалась ос­тро­конеч­ная ска­ла, глад­ко об­то­чен­ная мо­рем. В ней бы­ла пе­щера. В этой пе­щере пря­талась шес­ти­голо­вая, две­над­ца­тила­пая Сцил­ла. Как толь­ко дель­фин, или ры­ба, или суд­но с плов­ца­ми под­плы­вали к ска­ле, Сцил­ла вы­совы­вала из пе­щеры своё страш­ное ту­лови­ще, и все две­над­цать лап быс­тро ша­рили вок­руг, вы­лав­ли­вали всё жи­вое и от­прав­ля­ли в жад­ные пас­ти с тре­мя ря­дами ос­трых зу­бов.
Ар­го­нав­там на­до бы­ло проп­лыть меж­ду Сцил­лой и Ха­риб­дой, и они, ко­неч­но, по­гиб­ли бы, по­тому что ни сме­лость, ни му­жес­тво, ни ге­рой­ская си­ла не мог­ли им по­мочь про­тив этих чу­довищ. Но вновь по­яви­лась их пок­ро­витель­ни­ца Ге­ра, бро­сила меж­ду Ха­риб­дой и Сцил­лой свой зо­лотой во­лосок, и по этой до­рож­ке, не ук­ло­ня­ясь ни впра­во, ни вле­во, «Ар­го» ми­новал опас­ность.
Од­нажды мор­ской ве­тер при­нёс из­да­лека за­пах цве­тов, и ар­го­нав­ты уви­дели в мо­ре цве­тущий ос­тров Си­рен. Чу­дес­ные пти­цы с жен­ски­ми го­лова­ми си­дели на кам­нях, тор­чавших из во­ды око­ло бе­рега, и пе­ли че­лове­чес­ким го­лосом. Они зва­ли ус­та­лых мо­ряков от­дохнуть на цве­тущих лу­гах, обе­щали по­кой и нас­лажде­ние, ма­нили лас­ко­выми сло­вами.
Мо­ре вок­руг ос­тро­ва ка­залось то­же лас­ко­вым и ти­хим. Но весь ос­тров был ок­ру­жён ме­лями и под­водны­ми ска­лами. Си­рены пе­ли так слад­ко и та­кая вол­шебная си­ла бы­ла в их пес­нях, что ко­рабель­щи­ки, за­быв всё на све­те, нап­равля­ли свой су­да к ос­тро­ву, раз­би­вались о под­водные кам­ни и гиб­ли в вол­нах.
Очу­тив­шись у ос­тро­ва Си­рен, ар­го­нав­ты то­же зас­лу­шались чу­дес­но­го пе­ния и хо­тели грес­ти к бе­регу. Са­мый юный из греб­цов, оча­рован­ный си­рена­ми, бро­сил­ся в мо­ре и по­гиб на кам­нях. Тог­да Ор­фей взял свою ки­фару и за­пел силь­ным го­лосом, заг­лу­шая си­рен. Он пел об от­важных мо­ряках, пе­ресе­ка­ющих прос­транс­тва мо­рей и пре­зира­ющих лень и не­гу, о род­ной зем­ле, ко­торая их ожи­да­ет. Слу­шая Ор­фея, опом­ни­лись ар­го­нав­ты и быс­тро ми­нова­ли опас­ный ос­тров.
Око­ло ос­тро­ва Схе­рии, где ар­го­нав­ты ос­та­нови­лись за­пас­тись во­дой и едой, их ко­рабль опять ок­ру­жили су­да кол­хов, ко­торые в по­ис­ках ар­го­нав­тов блуж­да­ли по мо­рю. Ар­го­нав­ты про­сили за­щиты у ца­ря ос­тро­ва. Хит­рый царь рас­су­дил так: ар­го­нав­ты дол­жны вы­дать кол­хам их ца­рев­ну Ме­дею, но они не обя­заны от­да­вать им же­ну Язо­на. Ме­дея ста­ла же­ной Язо­на, и кол­хам приш­лось от­сту­пить­ся. Но они по­бо­ялись вер­нуть­ся в Кол­хи­ду и по­сели­лись на гре­чес­ких ос­тро­вах.
От­праздно­вав свадь­бу Язо­на и Ме­деи, ар­го­нав­ты поп­лы­ли даль­ше. Дол­гое вре­мя пла­вание их бы­ло спо­кой­но. Они приб­ли­жались уже к бе­регам Гре­ции, как вдруг раз­ра­зилась ужас­ная бу­ря. Де­вять дней и де­вять но­чей ура­ган но­сил их ко­рабль по мо­рю и на­конец выб­ро­сил его на да­лёкий пус­тынный бе­рег. Глу­боко вре­зал­ся «Ар­го» в приб­режный пе­сок и стал не­под­вижно. Ар­го­нав­ты сош­ли на зем­лю и ос­мотре­лись. Пе­ред ни­ми ле­жала пус­ты­ня. Ни ре­ки, ни де­ревь­ев, ни люд­ско­го жилья – толь­ко пе­сок и не­бо. Ар­го­нав­ты по­пыта­лись сдви­нуть ко­рабль в мо­ре, что­бы по­кинуть пус­ты­ню, но не мог­ли.
«Что же нам де­лать? – го­вори­ли они. – Ку­да за­нес­ла нас бу­ря? Мы про­падём здесь и ни­ког­да не уви­дим род­но­го края… Луч­ше бы­ло нам раз­бить­ся о под­водные кам­ни или по­гиб­нуть в не­рав­ном бою, чем в пус­ты­не уме­реть от го­лода!»
Они ра­зош­лись по бе­регу и бро­дили в пес­ках до тем­но­ты. Ког­да нас­ту­пил ве­чер, все соб­ра­лись к ко­раб­лю, прос­ти­лись друг с дру­гом и лег­ли на пе­сок, за­вер­нувшись с го­ловой в пла­щи. Они ле­жали так до ут­ра. Вдруг Язон по­чувс­тво­вал, что кто-то сни­ма­ет плащ с его ли­ца. Он при­под­нялся и уви­дел, пе­ред со­бой трёх нимф пус­ты­ни. Ним­фы ска­зали ему: «Не от­ча­ивай­ся! Судь­ба за­нес­ла вас в Ли­вий­скую пус­ты­ню, но и от­сю­да есть путь для силь­ных и сме­лых. Ког­да ца­рица мо­ря Ам­фитри­та вып­ря­жет ко­ней из сво­ей ко­лес­ни­цы, сде­лай­те с ва­шим ко­раб­лём то, что до сих пор де­лал он с ва­ми, и вы бу­дете спа­сены».

Язон раз­бу­дил сво­их то­вари­щей и пе­редал им, что ему ска­зали ним­фы. Ар­го­нав­ты ста­ли ду­мать, что это зна­чит: «Ког­да Ам­фитри­та вып­ря­жет ко­ней», и что на­до сде­лать им с «Ар­го». Вдруг к бе­регу прих­лы­нули с шу­мом вол­ны, из мо­ря вы­бежал бе­лый конь и по­нёс­ся че­рез пус­ты­ню. На­чинал­ся при­лив. Тог­да до­гада­лись ар­го­нав­ты, что в час при­лива нуж­но сдви­нуть «Ар­го» с ме­ли, взять его на пле­чи и нес­ти че­рез пус­ты­ню, как он но­сил их по мо­рям.
Две­над­цать дней под па­лящим сол­нцем, увя­зая в пес­ке, они нес­ли на пле­чах «Ар­го» и на­конец приш­ли на бе­рег боль­шо­го озе­ра. Сно­ва ко­рабль их был спу­щен на во­ду. Но они не мог­ли най­ти вы­ход из озе­ра, по­ка хо­зя­ин его, бог Три­тон, схва­тив ру­кой за борт «Ар­го», не вы­вел, его про­током меж­ду бе­лых скал в ши­рокое мо­ре.
Дол­го опять плы­ли ар­го­нав­ты в пус­тынном мо­ре и доб­ра­лись до го­рис­то­го ос­тро­ва, та­кого об­ширно­го, что мно­го го­родов мог­ло на нём умес­тить­ся. Это бы­ла ро­дина Зев­са – Крит. Там царс­тво­вал Ми­нос, ко­торо­му Зевс по­дарил для ох­ра­ны ос­тро­ва мед­но­го ве­лика­на. Весь пок­рыт был медью ве­ликан, и лишь на пят­ке у не­го бы­ло от­вер­стие, зат­кну­тое мед­ным гвоз­дём. Три ра­за в день мед­ный ве­ликан об­хо­дил до­зором вок­руг ос­тро­ва.

Ког­да ар­го­нав­ты по­дош­ли к Кри­ту, ве­ликан не пус­тил их на бе­рег и стал бро­сать в них тя­жёлые кам­ни. Но Ме­дея сво­ей вол­шебной си­лой на­ве­яла на ве­лика­на дре­моту, гла­за его зак­ры­лись. Он спот­кнул­ся об ос­трый ка­мень и упал. Гвоздь вы­пал у не­го из пят­ки, и кровь хлы­нула из от­вер­стия. Вмес­те с кровью ве­ликан по­терял свою жи­вую си­лу и прев­ра­тил­ся в боль­шую мед­ную ста­тую.

Ар­го­нав­ты при­чали­ли к бе­регу и пе­рено­чева­ли на Кри­те, а ут­ром от­пра­вились даль­ше.
И ещё раз они по­пали в бу­рю. Но это бы­ло уже пос­леднее ис­пы­тание, и бо­ги хра­нили их.
Сам Апол­лон из зо­лото­го лу­ка по­сылал в мо­ре све­тящи­еся стре­лы и ука­зал ар­го­нав­там ос­тро­вок, воз­ле ко­торо­го они мог­ли ук­рыть­ся.

По­том ве­тер стих, нё­бо рас­чисти­лось, мо­ре ус­по­ко­илось и вда­ли по­казал­ся гре­чес­кий бе­рег.
Пла­вание ар­го­нав­тов под­хо­дило к кон­цу.
«Ар­го» воз­вра­щал­ся до­мой.