Благодарные звери

Жи­ли муж с же­ной, и был у них сын. Сын этот умер, и в го­ре отец ушел из до­му. Идет он, а бо­ги уви­дели его и спра­шива­ют:

— За­чем ты идешь к нам? Ухо­ди прочь.

Он го­ворит:

— У ме­ня сын умер. А они ему го­ворят:

— По­ди при­неси во­ды из ко­лод­ца.— И всё.

По­шел он, зна­чит, к ко­лод­цу. Стал та­щить во­ду — идет ми­мо обезь­яна и го­ворит:

— Дай мне на­пить­ся. Ведь мо­жет и та­кой день нас­тать, что ты при­дешь ко мне в дом и бу­дешь ис­кать мо­ей друж­бы.

Он дал во­ды обезь­яне. По­том при­шел тигр и го­ворит:

— Дай мне на­пить­ся. Ведь мо­жет и та­кой день нас­тать, что ты при­дешь ко мне в дом и бу­дешь ис­кать мо­ей друж­бы.

Он дал во­ды тиг­ру. По­том змея при­пол­зла и го­ворит:

— Дай мне на­пить­ся. Ведь мо­жет и та­кой день нас­тать, что ты при­дешь ко мне в дом и бу­дешь ис­кать мо­ей друж­бы.

Он дал во­ды змее.

Бо­ги не дож­да­лись во­ды и уш­ли. Вер­нулся он на то мес­то с кув­ши­ном и ни­кого не на­шел. «Что же мне де­лать?» — спра­шива­ет он сам се­бя.

По­шел он к обезь­яне. Она вы­бежа­ла из до­ма, уса­дила гос­тя и омы­ла ему но­ги. На­кор­ми­ла она его, чем су­мела, и да­ла ему с со­бой нем­ножко жи­вой во­ды1.

По­том он по­шел в гос­ти к тиг­ру. Тигр выс­лал из до­му свою тиг­ри­цу, что­бы гость ее не пу­гал­ся. Он то­же омыл ему но­ги, уса­дил его на по­чет­ное мес­то и угос­тил на сла­ву. На про­щанье тигр дал ему зо­лотое оже­релье.

По­шел он даль­ше, при­шел в чу­жое царс­тво и ус­тро­ил­ся у ре­ки — обед се­бе при­гото­вить. А зо­лотое оже­релье по­ложил ря­дом на зем­лю. Ми­мо шел страж­ник. Уви­дел он оже­релье, схва­тил пут­ни­ка и го­ворит:

— Ты ук­рал оже­релье у на­шей ра­ни.

От­вел его страж­ник во дво­рец. А он стал звать сво­его дру­га — змею, что­бы она его вы­ручи­ла. Ночью змея при­пол­зла, ужа­лила рад­жу, и рад­жа умер.

На­род в де­рев­не пе­репо­лошил­ся. Пош­ли все бе­гать взад да впе­ред — ле­карс­тво ис­кать, а пут­ник го­ворит:

— Я мо­гу его спас­ти.

Все ему в но­ги по­пада­ли, ста­ли мо­лить, что­бы он это сде­лал. Вот он и ве­лел сво­ему дру­гу — змее вы­сосать яд из те­ла рад­жи. Змея вы­соса­ла, и рад­жа вос­крес. Тут рад­жа и го­ворит сам се­бе: «За то­го, кто мне жизнь спас, на­до мне от­дать мою доч­ку».

Весь на­род в де­рев­не при­нял­ся пше­ницу мо­лоть и рис от ше­лухи чис­тить. При­гото­вили кур­ку­му и пря­нос­ти — что на­до для свадь­бы. Бы­ли там две жен­щи­ны-бхат­ра — они пош­ли сти­рать к свадь­бе одеж­ду. А в дхо­ти у же­ниха бы­ла за­вяза­на жи­вая во­да. Раз­вя­зали они узе­лок, наш­ли эту во­ду, вы­пили и сра­зу ста­ли мо­лодень­кие и со­бой хо­роши. При­ходят об­ратно с одеж­дой, ра­ни их спра­шива­ет: «Вы кто?» Не мог­ла их уз­нать.

— Мы,— го­ворят,— вы­пили во­ду, что бы­ла за­вяза­на в дхо­ти у тво­его зя­тя.

Ра­ни то­же за­хоте­лось мо­лодень­кой стать. Вот тот че­ловек и по­шел опять к сво­ему дру­гу — обезь­яне, при­нес еще жи­вой во­ды и дал ей, и сы­на сво­его то­же ожи­вил. По­том с сы­ном и с мо­лодой же­ной он вер­нулся к сво­ей глу­пой гон­дке. Рад­жа дал им де­рев­ню без на­логов, и они счас­тли­во за­жили вмес­те.