Чье дерево манго!

При­шел к Бир­ба­лу кресть­янин по име­ни Ке­шав и по­жало­вал­ся:

— Гос­по­дин ви­зир! Я по­садил ман­го­вое де­рево, по­ливал его

мно­го лет. И вот, божь­ей ми­лостью, в этом го­ду де­рево уро­дило. Уви­дал пло­ды мой со­сед Пем­ла, по­жад­ни­чал и за­те­ял ссо­ру со мной — го­ворит, буд­то это его де­рево. Мож­но ли на­де­ять­ся, ва­ша ми­лость, что вы рас­су­дите нас по спра­вед­ли­вос­ти и на­каже­те со­седа за жад­ность?

С боль­шим вни­мани­ем слу­шал кресть­яни­на Бир­бал, за­тем от­пустил и при­казал опять прий­ти зав­тра. Тут же Бир­бал ве­лел поз­вать кресть­яни­на Пем­лу.

— Пем­ла! Чье это ман­го­вое де­рево на по­лян­ке? Оно в этом го­ду пер­вый раз зац­ве­ло и при­нес­ло пло­ды.

— Ва­ша ми­лость! Это де­рево — мое. Семь лет под­ряд я его по­ливал, вы­хажи­вал, а ког­да нын­че по­яви­лись пло­ды, то ста­рос­та Ке­шав по­зарил­ся — мое, го­ворит, де­рево. Вы для нас как отец род­ной, ре­шите де­ло по прав­де.

— Так. Те­перь ска­жи, кто сто­рожит де­рево?

— За­щит­ник бед­ных! Мы оба вмес­те на­няли сто­рожа, он и сто­рожит, да и са­ми мы все вре­мя хо­дим ту­да, пог­ля­дыва­ем. Бир­бал от­пустил Пем­лу и приз­вал к се­бе сто­рожа.

— Кто на­нял те­бя сто­рожить ман­го­вое де­рево?

— За­щит­ник бед­ных! Я толь­ко два ме­сяца сто­рожу. На­няли ме­ня двое — Ке­шав и Пем­ла, а кто из них хо­зя­ин, я не знаю.

Бир­бал про­дер­жал весь день сто­рожа у се­бя, а ве­чером ска­зал ему:

— Сту­пай сей­час к Ке­шаву, а по­том к Пем­ле и каж­до­му ска­жи так: «К тво­ему ман­го­вому де­реву приш­ли гра­бите­ли, хо­тят обоб­рать все пло­ды, иди спа­сай де­рево». Но, — до­бавил Бир­бал стро­го, — гля­ди! Ни сло­ва лиш­не­го не вы­мол­ви. Ска­жешь, что ве­лено, и тот­час иди до­мой. Для про­вер­ки я пош­лю с то­бой двух че­ловек.

У сто­рожа от сер­дца от­легло, от ра­дос­ти он ног под со­бой не чу­ял. Бед­ня­гу весь день тряс­ло от стра­ха — кто зна­ет, что с ним ви­зир сде­ла­ет?

Бир­бал прис­та­вил к сто­рожу двух сол­дат и на­казал им тай­ком при­метить, что он ска­жет Ке­шаву и Пем­ле, что те от­ве­тят, что ста­нут де­лать, а по­том прий­ти и про все ему, Бир­ба­лу, рас­ска­зать.

Спер­ва все трое пош­ли к Ке­шаву, но не зас­та­ли его до­ма. Тог­да сто­рож поз­вал его же­ну и ска­зал:

— Ког­да Ке­шав при­дет, ска­жи ему: «К ман­го­вому де­реву приш­ли раз­бой­ни­ки, хо­тят обоб­рать пло­ды, иди спа­сай де­рево».

— Лад­но, — от­ве­тила же­на Ке­шава, — как он при­дет, сра­зу жо ска­жу, что вы ве­лели.

Один сол­дат спря­тал­ся воз­ле до­ма Ке­шава.

Сто­рож по­шел к Пем­ле, но его до­ма не бы­ло, и сто­рож пов­то­рил те же сло­ва его же­не, а по­том ушел до­мой.

Дру­гой сол­дат не­замет­но про­лез в ка­кой-то за­куток и стал ждать Пем­лу.

Вско­рос­ти Ке­шав во­ротил­ся до­мой, и же­на пов­то­рила ему на­каз сто­рожа.

— Про­пади оно про­падом, это де­рево, — сер­ди­то отоз­вался Ке­шав. — Что мне до не­го? Мое оно, что ли? Я на­роч­но за­вел эту сва­ру, хо­тел поз­лить Пем­лу, вы­горит — хо­рошо, а не вы­горит — ну и лад­но! Охо­та бы­ла ночью, в по­тем­ках, бе­жать и ввя­зывать­ся в дра­ку из-за де­рева.

Сол­дат ни сло­ва не про­пус­тил из ре­чей ста­рос­ты и пос­пе­шил к Бир­ба­лу, что­бы по­ведать обо всем, что ус­лы­шал. По­ка он был в пу­ти, во­ротил­ся до­мой Пем­ла. Толь­ко сту­пил но­гой на по­рог, как же­на пе­рес­ка­зала ему сло­ва сто­рожа. Пем­ла схва­тил ору­жие и — за дверь. Же­на хо­тела по­дать ужин, но он и слу­шать не стал.

— Я тут бу­ду рас­си­живать­ся, а там раз­гра­бят мое доб­ро — ведь семь лет тру­дил­ся, де­рево вы­хажи­вал, — ска­зал он же­не. — Нет, по­бегу ско­рей, по­есть ус­пею, ког­да справ­люсь и при­ду до­мой. А ко­ли про­падет мое ман­го, то и ку­сок в гор­ло не по­лезет.

По­бежал Пем­ла к де­реву и не вспом­нил, что на дво­ре ночь, ни зги не вид­но.

И дру­гой сол­дат вы­шел из по­тай­но­го мес­та и зас­пе­шил к Бир­ба­лу. Оба сол­да­та рас­ска­зали ви­зиру под­робно про все, что ви­дели и слы­шали.

На­зав­тра приш­ли оба кресть­яни­на к Бир­ба­лу.

— Брат­цы, рас­сле­довал я ва­ше де­ло и уз­нал, что оба вы — хо­зя­ева то­го де­рева, и по­тому ре­шение мое та­ково: со­бери­те с не­го пло­ды, раз­де­лите по­ров­ну меж со­бой, а по­том де­рево сру­бите и дро­ва то­же раз­де­лите на дво­их — по­полам. Сту­пай­те ис­полняй­те, что ска­зано.

Об­ра­довал­ся Ке­шав та­кому при­гово­ру, а Пем­ла да­же в ли­це пе­реме­нил­ся.

— Ох, ва­ша ми­лость! — ска­зал он с оби­дой в го­лосе. — Да раз­ве мож­но так де­лать! Ведь пло­ды ман­го еще ма­лень­кие, сов­сем нес­пе­лые, что поль­зы их сры­вать? И за­чем вы хо­тите убить де­рево? Уж раз та­кая ва­ша во­ля — от­дай­те его хоть Ке­шаву, толь­ко не гу­бите ман­го по­нап­расну…

Боль­ше Пем­ла не мог ни сло­ва вы­мол­вить, ко­мок под­ка­тил к гор­лу.

Тут ви­зир сде­лал знак сол­да­там — дать пле­тей Ке­шаву. Ста­рос­та стру­сил и взмо­лил­ся:

— Гос­по­дин со­вет­ник! Не бей­те ме­ня, ви­нюсь — де­рево не мое, а Пем­лы.

Так Ке­шав сам приз­нался в об­ма­не. А Бир­ба­лу толь­ко то­го и на­до бы­ло. Он вы­нес ре­шение, что де­рево — Пем­лы, Ке­шаву же ве­лел дать на­каза­ние по зас­лу­гам.