Чья лошадь?

Не­кий по­лигар ук­рал ко­былу у де­ревен­ско­го ста­рос­ты и, что­бы ста­рос­та не смог до­казать, что это его ло­шадь, отс­триг ей хвост. Ста­рос­та по­дал на по­лига­ра в суд. Раз­би­рал тяж­бу сам пра­витель стра­ны. В ка­чес­тве сви­дете­ля обе сто­роны пред­ста­вили ла­воч­ни­ка-сет­ти­яра из сво­ей де­рев­ни.

Сет­ти­яр же, по­раз­мыслив, ре­шил, что ему в рав­ной сте­пени не­выгод­но сви­детель­ство­вать как в поль­зу ста­рос­ты, так и в поль­зу по­лига­ра — при лю­бом ис­хо­де де­ла оби­жен­ная сто­рона уж ко­му-ко­му, а ему су­ме­ет отом­стить. И на су­де хит­рец за­явил:

— О го­сударь! Мне очень труд­но от­ве­тить, чья это ло­шадь, ведь, ес­ли пос­мотреть на нее спе­реди, она вро­де бы при­над­ле­жит ста­рос­те, ес­ли же сза­ди — то по­лига­ру.

Влас­ти­тель до­гадал­ся, что вла­делец ло­шади — ста­рос­та. Мор­да-то ее ни­чуть не из­ме­нилась, а вот хвост, вид­но бы­ло, не­дав­но отс­триг­ли.

По дос­то­инс­тву оце­нив ум и хит­рость сет­ти­яра, го­сударь на­казал жад­но­го по­лига­ра, а ло­шадь воз­вра­тил вла­дель­цу.