Дасмотин-кания

Жи­ли-бы­ли де­сять брать­ев. Бы­ла у них сес­тра. Ее зва­ли Дас­мо­тин-ка­ния. Дас­мо­тин братья ни­куда за по­рог не пус­ка­ли и ни­какой ра­боты ей не да­вали. Всю ра­боту по до­му де­лали их де­сять жен.

Каж­дый день де­сять брать­ев ухо­дили охо­тить­ся. Раз пош­ли они в лес, а все де­сять жен улег­лись. Од­на го­ворит:

— У ме­ня гла­за за­боле­ли.

Дру­гая го­ворит:

— У ме­ня го­лова бо­лит.

Третья го­ворит:

— У ме­ня ру­ки и но­ги но­ют.

Еще од­на го­ворит:

— У ме­ня жи­вот раз­бо­лел­ся.

Все де­сять лег­ли и ле­жат.

Дас­мо­тин-ка­ния под­ме­ла спер­ва де­сять дво­ров, по­том приб­ра­ла де­сять до­мов, по­том выг­ребла на­воз из де­сяти хле­вов. А по­том она пош­ла но­сить во­ду на де­сять хо­зя­ек.

Как по­дош­ла она к во­до­ему, уви­дел ее Нанг Ку­ар, вла­дыка кобр, и заб­рал в рот всю во­ду, ка­кая бы­ла в во­до­еме.

Приш­ли де­сять брать­ев с охо­ты, ви­дят — вся во­да из во­до­ема уш­ла — и по­няли, что Дас­мо­тин хо­дила са­ма за во­дой. Вош­ли они в дом, ста­ли жен ру­гать. Каж­дый же­не го­ворит:

— Ты за­чем по­сыла­ла Дас­мо­тин за во­дой?

А Дас­мо­тин го­ворит:

— Они за­немог­ли, я и пош­ла по во­ду вмес­то них.

Стар­ший брат вы­шел к во­до­ему, встал на его стен­ку и поз­вал:

Коб­ра! Эй, коб­ра! Вер­ни ско­рей во­ду —
Коб­ра-де­вуш­ка Сен­дри­ман на стен­ке сто­ит.

Коб­ра слы­шит его, слы­шит и дру­гая коб­ра, со­сед­ка. Она по­ет:

Коб­ра! Эй, коб­ра! Не да­вай чис­той во­ды —
Коб­ра-де­вуш­ка Сен­дри­ман у се­бя до­ма си­дит.

Стар­ший брат ушел, а к во­до­ему при­шел вто­рой брат и по­ет:

Коб­ра! Эй, коб­ра! По­дай чис­тую во­ду —
Коб­ра-де­вуш­ка Сен­дри­ман на стен­ке сто­ит.

А коб­ра от­ве­ча­ет:

Коб­ра! Эй, коб­ра! Не да­вай чис­той во­ды —
Коб­ра-де­вуш­ка Сен­дри­ман у се­бя до­ма си­дит.

Так все де­сять брать­ев по оче­реди вы­ходи­ли на стен­ку и пе­ли, а коб­ра им от­ве­чала. По­том хо­дили ту­да все де­сять жен и то­же пе­ли и тот же от­вет по­лучи­ли. На­конец приш­ла Дас­мо­тин-ка­ния, вста­ла у во­до­ема и за­пела:

Коб­ра! Эй, коб­ра! По­дай чис­тую во­ду —
Коб­ра-де­вуш­ка Сен­дри­ман на стен­ке сто­ит.

Про­пела и в во­до­ем вош­ла, на са­мую се­реди­ну. Тог­да и коб­ра за­пела:

Коб­ра! Эй, коб­ра! По­дай чис­тую во­ду —
Коб­ра-де­вуш­ка Сен­дри­ман на стен­ке сто­ит.

Тут Нанг Ку­ар вы­пус­тил изо рта во­ду, и ста­ла она под­ни­мать­ся вок­руг Дас­мо­тин-ка­нии, те­ло ее пок­ры­вать. Во­да под­ни­ма­ет­ся, а де­вуш­ка по­ет:

Во­да под­ня­лась от ло­дыжек мне до ко­лен.
Братья мои и не­вес­тки!
Пей­те эту чис­тую во­ду!
Мои ко­ровы и буй­во­лы!
Пей­те эту чис­тую во­ду!

Под­ня­лась во­да ей до по­яса, и она за­пела:

Во­да под­ня­лась от ко­лен мне до по­яса.
Под­ружки мои! При­ходи­те, пей­те эту чис­тую во­ду!

Тут во­да под­ня­лась ей до плеч, и она за­пела:

Во­да под­ня­лась от по­яса до мо­их плеч.
При­ходи весь на­род, пей эту чис­тую во­ду!
Слон мой и мои ко­ни!
Пей­те эту чис­тую во­ду!

Тут во­да под­ня­лась ей по са­мые уши, и она за­пела:

Во­да под­ня­лась от плеч мне по са­мые уши.
Эй вы, пти­цы лес­ные!
Пей­те эту чис­тую во­ду:
Эй вы, ба­боч­ки по­левые!
Пей­те эту чис­тую во­ду!

Тут во­да пок­ры­ла ее с го­ловой, и она уто­нула. Как пок­ры­ла ее во­да, Нанг Ку­ар, вла­дыка кобр, схва­тил ее, ута­щил к се­бе в дом и же­нил­ся на ней.

Го­да два или три про­тек­ло. Раз Нанг Ку­ар го­ворит:

— Пой­дем твою род­ню про­веда­ем.

Дас­мо­тин-ка­ния го­ворит:

— Я ту­да не пой­ду. Ты убь­ешь мо­их брать­ев.

— Я их не убью,— го­ворит Нанг Ку­ар.— Пой­дем, на­до нам их про­ведать.

Дол­го она его от­го­вари­вала, а он ее не пос­лу­шал­ся, и пош­ли они в ее от­чий дом.

Приш­ли ту­да, де­сять брать­ев при­няли их с по­четом, а Дас­мо­тин-ка­ния с брать­ями и не­вес­тка­ми здо­рова­ет­ся, а са­ма пла­чет. Дня че­тыре, а то и пять бла­гопо­луч­но прош­ли. По­том де­сять брать­ев го­ворят Нанг Ку­ару:

— Да­вай пой­дем на охо­ту.

Нанг Ку­ар го­ворит:

— Лад­но, пой­ду.

Вот де­сять брать­ев и Нанг Ку­ар от­пра­вились в лес. Приш­ли ту­да, братья спра­шива­ют Нанг Ку­ара:

— Сколь­ко в те­бе дли­ны? По­кажи нам.

Он во всю дли­ну по зем­ле рас­тя­нул­ся, а де­сять брать­ев как уда­рят ра­зом по не­му то­пора­ми и раз­ру­били его на де­сять кус­ков.

При­ходят ве­чером де­сять брать­ев до­мой. Дас­мо­тин-ка­ния их в две­рях ждет — на го­лове у нее лам­па го­рит, а в ру­ках кув­шин с во­дой. Пер­вым подъ­ехал вер­хом на ко­не стар­ший брат. Дас­мо­тин за­пела:

О брат! Ты пер­вым при­ехал вер­хом на ко­не.
Да­леко ль по­зади конь мо­его Нанг Ку­ара?

Стар­ший брат го­ворит:

— Он где-то сза­ди.

Подъ­ехал вто­рой брат, она по­ет:

О брат! Ты при­ехал вто­рым вер­хом на ко­не.
Да­леко ль по­зади конь мо­его Нанг Ку­ара?

Так она встре­тила всех де­сяте­рых брать­ев. Пос­ледним при­ехал са­мый млад­ший. Он го­ворит:

— Он от­стал да­леко.

Тут сес­тра по­няла, что братья ее му­жа уби­ли. Спус­ти­лась ночь, она го­ворит млад­ше­му бра­ту:

— Я те­бе дам все мои ук­ра­шения и мно­го де­нег, толь­ко по­кажи мне, где Нанг Ку­ар.

Млад­ший брат го­ворит:

— Мы поп­ро­сили его рас­тя­нуть­ся и по­казать, сколь­ко в нем дли­ны, и раз­ру­били его на де­сять кус­ков.

Дас­мо­тин от­да­ла бра­ту свои ук­ра­шения и день­ги. По­том го­ворит брать­ям:

— Братья, вы уби­ли Нанг Ку­ара и хо­рошо сде­лали. Пой­дем­те сож­жем на кос­тре его те­ло.

Де­сять брать­ев и Дас­мо­тин-ка­ния от­пра­вились в лес, что­бы сжечь те­ло Нанг Ку­ара. Соб­ра­ли це­лую го­ру дров, сло­жили кос­тер, по­ложи­ли на не­го де­сять кус­ков Нанг Ку­ара, а свер­ху еще дро­вами нак­ры­ли. По­том кос­тер по­дож­гли.

Как раз­го­рел­ся огонь по­силь­ней и дым к не­бу по­шел, Дас­мо­тин-ка­ния вдруг зак­ри­чала:

— Братья! Под­ни­мите гла­за! Пос­мотри­те, сколь­ко во­робь­ев из ды­ма мо­его Нанг Ку­ара ле­тит!

Все де­сять брать­ев зад­ра­ли го­ловы вверх, а Дас­мо­тин-ка­ния бро­силась в огонь и там умер­ла.

Зап­ла­кали де­сять брать­ев и пош­ли до­мой.