Дело о грабеже

Не­кий че­ловек из уче­ного сос­ло­вия при­вел в суд гра­бите­ля.

— Гос­по­дин судья, — ска­зал он, — я дол­го пу­тешес­тво­вал, и за это вре­мя у ме­ня на­копи­лось мно­го зо­лота и до­рогих ве­щей. Но ког­да я под­хо­дил к го­роду, этот че­ловек выр­вал у ме­ня узе­лок со всем мо­им бо­гатс­твом и убе­жал. Од­на­ко я за­пом­нил его ли­цо и су­мел его ра­зыс­кать.

Гра­битель по­казал под при­сягой, что — сви­детель бог — он ни­чего не от­ни­мал у это­го че­лове­ка.

Ма­ри­ядей Ра­ман пос­та­новил от­ло­жить слу­шание де­ла за от­сутс­тви­ем сви­дете­лей. Он от­пустил от­ветчи­ка до­мой, а сле­дом за ним пос­лал дво­их сво­их сог­ля­дата­ев.

Гра­битель при­бежал до­мой и гром­ким от ра­дос­ти го­лосом ска­зал же­не:

— Нап­расно ты бо­ялась, до­рогая. Я пок­лялся, что не гра­бил его. Дес­кать, знать ни­чего не знаю. Приш­лось им ме­ня от­пустить.

Сог­ля­датаи вер­ну­лись в суд и до­нес­ли судье об ус­лы­шан­ном.

Сле­дуя по­говор­ке: «От уда­ров и сти­раль­ный ка­мень сдви­нет­ся», Ма­ри­ядей Ра­ман ве­лел бить гра­бите­ля, по­ка тот не соз­на­ет­ся; ког­да же гра­битель рас­ска­зал все, как бы­ло, при­казал ему вер­нуть уче­ному узе­лок с зо­лотом и до­роги­ми ве­щами, а за лжес­ви­детель­ство наз­на­чил об­ви­ня­емо­му вдвое бо­лее стро­гое на­каза­ние, чем за гра­беж.