Дело об убийстве ребенка

Воз­вы­шение Ра­мана, как ни стран­но, очень огор­чи­ло его от­ца.

— Сы­нок, — ска­зал он, — за­чем ты ос­та­вил на­ше по­томс­твен­ное за­нятие зем­ле­делие — и за­нял­ся этим ка­вер­зным су­дей­ским де­лом? Да­же бо­гам, ко­торым из­вес­тно все до мель­чай­ших под­робнос­тей, не­лег­ко бы­ва­ет вы­нес­ти спра­вед­ли­вый при­говор. А на ве­сах пра­восу­дия од­на ча­ша ни­ког­да не дол­жна пе­реве­шивать дру­гую. Ес­ли ты опус­тишь ошиб­ку, то бу­дешь рас­пла­чивать­ся за сле­зы не­винов­ных не толь­ко в этом рож­де­нии, но и в се­ми пос­ле­ду­ющих.

— По­чему каж­дый дол­жен за­нимать­ся толь­ко сво­им по­томс­твен­ным за­няти­ем? — от­ве­тил ему Ра­ман. — Прос­ти­те ме­ня, отец, но тут я не мо­гу сог­ла­сить­ся с ва­ми. Счи­тать, буд­то в прос­той семье не мо­жет ро­дить­ся че­ловек вы­соко­го ума, — пред­рассу­док. Этот пред­рассу­док — су­щее бедс­твие для на­шей стра­ны. По­тому-то я и при­нял пост судьи, что хо­чу до­казать всю его не­лепость. Я ве­рю, что бог, пок­ро­витель пра­восу­дия, ох­ра­нит ме­ня от всех оши­бок — пусть да­же мел­ких, слов­но зер­нышко про­са. Пой­ми­те же, отец, что я не мо­гу от­вер­гнуть по­жало­ван­ный мне са­мим го­суда­рем пост, как от­ма­хива­ют­ся от бо­гини злос­частья.

— Хо­рошо, пос­ту­пай как зна­ешь, — вы­нуж­ден был ска­зать отец, но про се­бя по­думал: «Лю­бое нес­пра­вед­ли­вое ре­шение, ко­торое мо­жет вы­нес­ти мой сын, па­дет по­зором на мою го­лову. Мне нель­зя ос­та­вать­ся в этом го­роде. Со­вер­шу-ка я па­лом­ни­чес­тво».

И в тот же день он от­пра­вил­ся в Бе­нарес.

По пу­ти отец Ра­мана за­ноче­вал на ве­ран­де до­ма, сто­яв­ше­го воз­ле до­роги. Бы­ла уже глу­хая пол­ночь, но мыс­ли о сы­не ни­как не да­вали ему ус­нуть. Слу­чай­но заг­ля­нув в окош­ко, он уви­дел на по­лу двух жен­щин: од­ну пос­тарше и дру­гую по­моло­же. Как по­том вы­яс­ни­лось, это бы­ли две же­ны од­но­го пь­ян­чу­ги. Са­мого его в до­ме не бы­ло: он ку­да-то ушел на всю ночь. Стар­шая же­на спа­ла креп­ким сном. Млад­шая бодрство­вала и все вре­мя во­рова­то ози­ралась. На­конец убе­дясь, что все в до­ме спят, она ти­хо вста­ла, от­кры­ла зад­нюю дверь, впус­ти­ла сво­его лю­бов­ни­ка и пре­далась с ним же­лан­ным за­бавам. Не­ожи­дан­но прос­нулся ее ма­лень­кий ре­бенок и гром­ко за­вопил. Пло­хо соз­на­вая в пы­лу страс­ти, что де­ла­ет, мо­лодая жен­щи­на свер­ну­ла ма­лышу шею и по­ложи­ла его воз­ле стар­шей же­ны. А как толь­ко рас­све­ло, она вы­пус­ти­ла лю­бов­ни­ка и гром­ко зак­ри­чала:

— Айо! Го­ре мне! Стар­шая же­на уби­ла мо­его ре­бен­ка!

На ее кри­ки сбе­жалось мно­жес­тво лю­дей.

«Ну, ес­ли мой сын пра­виль­но ре­шит это де­ло, я мо­гу быть за не­го спо­ко­ен», — по­думал отец Ра­мана.

На раз­би­ратель­стве де­ла он при­сутс­тво­вал пе­ре­оде­тый, что­бы сын не мог его уз­нать.

Пер­вой да­ла по­каза­ния млад­шая же­на

— Гос­по­дин судья, — ска­зала она, — стар­шая же­на за­виду­ет мне, по­тому что у нее нет ре­бен­ка. Вче­ра сре­ди но­чи, вос­поль­зо­вав­шись от­сутс­тви­ем му­жа, эта жес­то­кая жен­щи­на уби­ла мо­его ма­лыша и как ни в чем не бы­вало сно­ва за­вали­лась спать.

— Гос­по­дин судья, — ска­зала вто­рая же­на, — ре­бен­ка уби­ла не я. Я ни­ког­да не про­сыпа­юсь по но­чам. И как толь­ко у этой бес­со­вес­тной жен­щи­ны по­вора­чива­ет­ся язык об­ви­нять ме­ня в та­ком прес­тупле­нии!

Ма­ри­ядей Ра­ман вни­матель­но выс­лу­шал обе сто­роны, а за­тем за­явил:

— Не мо­гу вы­яс­нить, кто же из вас двух убил ре­бен­ка. Вы го­вори­те, что у вас нет ни­каких сви­дете­лей, кро­ме бо­га. По­это­му я по­верю толь­ко той из вас, кто раз­де­нет­ся до­гола, триж­ды обой­дет нас спра­ва на­лево и пок­ля­нет­ся в сво­ей не­винов­ности.

— Ва­ша честь, — в пол­ном за­меша­тель­стве вос­клик­ну­ла стар­шая же­на, луч­ше уме­реть, чем под­вер­гнуть­ся по­доб­но­му по­зору. На­казы­вай­те ме­ня, как хо­тите, но я не мо­гу под­чи­нить­ся ва­шему по­веле­нию.

Млад­шая, од­на­ко, про­мол­ча­ла, всем сво­им ви­дом по­казы­вая, что го­това вы­пол­нить при­каза­ние судьи.

Ма­ри­ядей Ра­ман до­гадал­ся, кто нас­то­ящая прес­тупни­ца, и гром­ко про­воз­гла­сил:

— Ува­жа­емые сог­ражда­не! Сра­зу вид­но, что млад­шая же­на — осо­ба бес­со­вес­тная и бес­чес­тная: го­това пред­стать на­гишом пе­ред муж­чи­нами. Нет сом­не­ния, что она-то и уби­ла мла­ден­ца.

Он при­казал сво­им слу­жите­лям схва­тить ее и пы­тать до пол­но­го приз­на­ния. А ког­да она соз­на­лась в сво­ем прес­тупле­нии, он при­гово­рил ее к смер­тной каз­ни че­рез по­веше­ние.

Вер­но ска­зано: «Че­ловек пред­по­лага­ет, а бог рас­по­лага­ет».

Пос­ле то­го как все ра­зош­лись, отец Ра­мана под­бе­жал к сы­ну и креп­ко стис­нул его в объ­яти­ях.

— Ра­ман! — ра­дос­тно вскри­чал он. — Ты и впрямь оп­равды­ва­ешь имя, ко­торое дал те­бе го­сударь: зас­лу­жива­ешь все­об­ще­го поч­те­ния. Мес­то судьи по те­бе. Жи­ви дол­го — и да со­путс­тву­ет те­бе доб­рая сла­ва.

И он бла­гос­ло­вил сы­на.

С то­го дня лю­ди ста­ли по­гова­ривать, что нет та­кого де­ла, ко­торое не мог бы рас­су­дить Ма­ри­ядей Ра­ман, — и об­щее ува­жение к не­му все рос­ло и рос­ло.