Дело об украденной драгоценности

Не­кий бо­гач, чувс­твуя, что при­шел его смер­тный час, по­ложил в ла­рец че­тыре ты­сячи зо­лотых ва­раха и че­тыре дра­гоцен­ности. Ла­рец он за­пер на ключ, ключ от­дал же­не и в та­ких сло­вах изъ­явил ей свою пос­леднюю во­лю:

— Пусть день­ги и зо­лотые ве­щи ле­жат в лар­це. Ес­ли же сы­новья рас­со­рят­ся, по­дели нас­ледс­тво на че­тыре час­ти.

Пос­ле смер­ти от­ца его сы­новья вся­кий раз, ког­да у них бы­ла нуж­да в день­гах, все вчет­ве­ром бра­ли у ма­тери ключ. Но од­нажды млад­ший брат по­хитил дра­гоцен­ность. Из-за это­го все че­тыре бра­та пе­рес­со­рились и вы­нуж­де­ны бы­ли об­ра­тить­ся в суд, к Ма­ри­ядею Ра­ману. Судья нес­коль­ко дней про­дер­жал их у се­бя в до­ме, а за­тем по­ведал им та­кую ис­то­рию:

«Не­кая цар­ская дочь учи­лась в аш­ра­ме у гу­ру. Пос­ле то­го как ее уче­ба за­кон­чи­лась, она спро­сила сво­его нас­тавни­ка, ка­кое бы он хо­тел по­лучить воз­награж­де­ние.

Гу­ру от­ве­тил с над­менным ви­дом:

— Я мо­гу при­нять от те­бя толь­ко один дар — твое це­ломуд­рие. Дру­гих да­ров мне не на­до.

Ца­рев­на бы­ла силь­но по­раже­на и да­же ис­пу­гана его сло­вами, од­на­ко ска­зала:

— Гу­рудев! Ис­полнить лю­бое ва­ше по­веле­ние — мой свя­щен­ный долг. Но ес­ли я ут­ра­чу це­ломуд­рие до за­мужес­тва, на мо­его от­ца па­дет не­зас­лу­жен­ный по­зор. По­это­му я мо­гу толь­ко обе­щать, что при­ду к вам в день сво­ей свадь­бы, до то­го как же­них при­кос­нется ко мне.

Че­рез нес­коль­ко дней пос­ле то­го, как ца­рев­на воз­вра­тилась до­мой, сос­то­ялась ее свадь­ба. В пер­вую же брач­ную ночь муж хо­тел бы­ло за­те­ять с ней лю­бов­ную иг­ру, но она отод­ви­нулась и рас­ска­зала о сво­ей клят­ве. Муж, хо­тя и очень раз­до­садо­ван­ный, все же раз­ре­шил ей пой­ти к гу­ру.

— О бла­город­ная! — ска­зал он. — То­му, в чь­их жи­лах те­чет цар­ская кровь, не прис­та­ло на­рушать свой обет. Иди же — и вы­пол­ни ве­ление гу­ру.

Ночью, по до­роге в аш­рам, ца­рев­ну ос­та­новил раз­бой­ник. Он на­мере­вал­ся от­нять у нее все дра­гоцен­ности, а за­од­но и ту, что до­роже их всех, — но ца­рев­на по­веда­ла ему о сво­ей клят­ве и о том, что муж сам пос­лал ее в аш­рам.

— От­пусти ме­ня, — поп­ро­сила она раз­бой­ни­ка, — а на об­ратном пу­ти я при­ду к те­бе.

Раз­бой­ник от­пустил ее.

Дос­тигнув аш­ра­ма, ца­рев­на ска­зала нас­тавни­ку:

— Гу­рудев! Я приш­ла вы­пол­нить свое обе­щание.

— О не­пороч­ная! — вскри­чал гу­ру, зад­ро­жав. — У ме­ня и в мыс­лях не бы­ло по­кусить­ся на твою честь. Это ве­ликий грех. Я толь­ко хо­тел ис­пы­тать, нас­коль­ко да­леко прос­ти­ра­ет­ся твоя пре­дан­ность учи­телю. Воз­вра­щай­ся же к сво­ему му­жу и жи­ви с ним в сог­ла­сии и ра­дос­ти!

И он от­пустил ее с бла­гос­ло­вени­ями.

Ца­рев­на от­пра­вилась к раз­бой­ни­ку.

— Ни­ког­да еще не ви­дел жен­щи­ны, ко­торая бы­ла бы так бла­город­на и так вер­на сво­ему сло­ву! — вос­клик­нул, уви­дев ее, по­ражен­ный гра­битель.

И он то­же от­пустил ее, не тро­нув.

Ца­рев­на вер­ну­лась к сво­ему му­жу, рас­ска­зала ему обо всем, что с ней слу­чилось, и с тех пор нич­то боль­ше не ом­ра­чало их счастья».

Окон­чив свой рас­сказ, Ма­ри­ядей Ра­ман спро­сил у чет­ве­рых брать­ев:

— Кто, по ва­шему мне­нию, про­явил на­иболь­шее бла­городс­тво в этой ис­то­рии?

Стар­ший брат от­ве­тил:

— Гу­ру.

Вто­рой брат:

— Муж ца­рев­ны.

Тре­тий:

— Ца­рев­на.

А млад­ший мол­вил:

— Гра­битель.

Ма­ри­ядей Ра­ман при­пом­нил пос­ло­вицу: «Мо­локо пь­ешь — мо­локо от­рыгнешь; паль­мо­вый сох пь­ешь — паль­мо­вый сок от-рыг­нешь», — и сра­зу же до­гадал­ся, что дра­гоцен­ность ук­рал млад­ший брат.

Он зас­та­вил во­ра вер­нуть по­хищен­ную им дра­гоцен­ность и наз­на­чил ему на­каза­ние по ви­не.