Добромысл и Зломысл

Из­вес­тно дав­но: кто за­мыш­ля­ет ги­бель дру­гу сво­ему, то­го са­мого нес­частье нас­тигнет. Как это бы­ло? Сей­час рас­ска­жем.

В не­ко­ем се­лении жи­ли два че­лове­ка — Дхар­ма­буд­хи, что зна­чит: Доб­ро­мыс­ля­щий и Па­пабуд­хи, что зна­чит: Зло­мыс­ля­щий. И вот как-то Зло­мысл по­думал: «Это я по сво­ей глу­пос­ти жи­ву в та­кой бед­ности. Го­ворят, в со­сед­ней стра­не лег­ко за­рабо­тать мно­го де­нег. Пой­ду в со­сед­нее кня­жес­тво и Доб­ро­мыс­ла по­зову с со­бой: в чу­жой стра­не вдво­ём не так страш­но».

И на дру­гой день Зло­мысл ска­зал сво­ему со­седу:

— Чи­тал я в кни­гах, что жизнь бес­по­лез­на для че­лове­ка, ес­ли он не зна­ет чу­жих обы­ча­ев, чу­жих язы­ков, ес­ли сос­та­рил­ся он, не по­видав чу­жих го­родов и се­лений!..

— И я слы­хал по­доб­ное, — ска­зал Доб­ро­мысл.

— Ес­ли так, — об­ра­довал­ся Зло­мысл, — тог­да зав­тра же поп­ро­ща­ем­ся с ро­дите­лями на­шими и от­пра­вим­ся в чу­жие стра­ны. И всё, что мы за­рабо­та­ем на чуж­би­не, — всё по­делим по­полам.

Так они сде­лали: поп­ро­щались на за­ре с близ­ки­ми и уш­ли на за­пад в чу­жие стра­ны.

Дол­го бро­дили Зло­мысл и Доб­ро­мысл по не­ведо­мым стра­нам. И вез­де Доб­ро­мысл на­ходил для се­бя ра­боту, а бла­годар­ные жи­тели кор­ми­ли его и пла­тили ему за тру­ды день­ги. Зло­мысл же прит­во­рял­ся всё вре­мя боль­ным, ни­чего не де­лал, ни­чему не учил­ся.

И вот, ког­да Доб­ро­мысл на­копил це­лый ме­шок де­нег, Зло­мысл ска­зал:

— Друг мой! Не мо­гу я боль­ше жить вда­ли от сво­его края! Вер­нёмся в дом ро­дите­лей сво­их!

— Я с ра­достью вер­нусь! — вос­клик­нул Доб­ро­мысл. — Луч­ше жить на ро­дине в нуж­де, не­жели в до­воль­стве, но на чуж­би­не.

И, так ска­зав, они от­пра­вились до­мой.

Ког­да они по­дош­ли к сво­ему се­лению, Зло­мысл ска­зал:

— Ми­лый друг! Есть у ме­ня к те­бе од­на прось­ба, но сты­жусь я те­бе ска­зать её.

— Ес­ли ты мне друг, то не­чего те­бе ме­ня сты­дить­ся, — мол­вил Доб­ро­мысл. — Раз­ве ты та­ишь дур­ные мыс­ли про­тив ко­го-ни­будь?

— Ах, что ты! — вос­клик­нул Зло­мысл. — Вот я о чём хо­тел те­бя поп­ро­сить. Стыд­но мне, что я воз­вра­ща­юсь до­мой без де­нег, а у те­бя це­лый ме­шок се­реб­ра. Спрячь ку­да-ни­будь свои день­ги, что­бы ник­то о них не знал.

— Сог­ла­сен, — ска­зал Доб­ро­мысл. — Вот те­бе сто ру­пий, вот мне сто ру­пий, а ос­таль­ное по­моги мне за­рыть под этим ста­рым ду­бом. Каж­дый ме­сяц мы бу­дем брать от­сю­да по де­сяти ру­пий, и нам хва­тит на­ших де­нег на мно­го дней…

И Доб­ро­мысл за­рыл своё бо­гатс­тво под де­ревом.

В ту же ночь Зло­мысл прок­рался в лес, на­шёл ста­рый дуб и ук­рал день­ги сво­его то­вари­ща.

Че­рез нес­коль­ко дней к Доб­ро­мыс­лу при­шёл один зна­комый и про­мол­вил в го­рес­ти:

— О Доб­ро­мысл, за­боле­ли моя же­на и сын. По­моги мне, ес­ли мо­жешь…

От­пра­вил­ся Доб­ро­мысл в лес, по­дошёл к зна­комо­му ду­бу, а под ду­бом ни­каких де­нег нет. По­нял Доб­ро­мысл, кто ук­рал его день­ги, по­бежал к Зло­мыс­лу, стал его уп­ре­кать:

— Не стыд­но ли те­бе стать во­ром!

Но ве­ролом­ный Зло­мысл не сму­тил­ся и зак­ри­чал, что­бы все слы­шали:

— Это ты, это ты ук­рал мои день­ги! Сей­час же от­дай мне по­лови­ну то­го, что бы­ло в меш­ке.

— Ты вор! — ска­зал опять Доб­ро­мысл. — Лю­ди на­кажут те­бя през­ре­ни­ем за твое бес­честие!

— Ты сам вор! От­дай мои день­ги! — кри­чал Зло­мысл.

Так спо­ря, приш­ли они оба к судье, и каж­дый стал об­ви­нять дру­гого в во­ровс­тве.

Тог­да судья ска­зал:

— Толь­ко еди­ный и все­могу­щий Брах­ма мо­жет знать, кто ви­новат, а кто прав. При­дёт­ся под­вер­гнуть вас ис­пы­танию ог­нём. Я при­ложу вам к ру­ке рас­ка­лён­ное же­лезо, и кто из вас зак­ри­чит, — тот и вор.

Ис­пу­гал­ся Зло­мысл и го­ворит:

— У ме­ня есть сви­детель, что день­ги ук­рал Доб­ро­мысл. Бо­жес­тво, ко­торое жи­вёт в ду­бе, ви­дело, что день­ги по­хитил Доб­ро­мысл.

Тог­да судья про­мол­вил:

— Сей­час уже поз­дно ид­ти в лес. Зав­тра на за­ре оба при­ходи­те к ду­бу, там я раз­ре­шу ваш спор.

Ут­ром судья и дру­гие лю­ди от­пра­вились в лес, к ду­бу. Все приш­ли, а Зло­мысл не явил­ся. Тог­да судья ска­зал:

— Мы уз­на­ем прав­ду и без не­го.

И, ска­зав так, он об­ра­тил ли­цо к ду­бу и воп­ро­сил:

— О бо­жес­тво ле­са! Ска­жи, кто ук­рал день­ги, кто из них дво­их вор — Доб­ро­мысл или Зло­мысл?

И тог­да все ус­лы­шали, как де­рево вос­клик­ну­ло:

— Вор — Доб­ро­мысл. Это он вы­копал день­ги!

Ус­лы­шав, что де­рево го­ворит, все так уди­вились, что да­же за­были о Доб­ро­мыс­ле. А Доб­ро­мысл в это вре­мя быс­тро под­та­щил к ду­бу су­хой ва­леж­ник, всу­нул его в дуп­ло и под­жёг. Ник­то не ус­пел по­нять, что слу­чилось, как раз­дался страш­ный вопль и из ду­ба выс­ко­чил в го­рящем дхо­ти за­дым­лённый Зло­мысл.

Тут сра­зу же все по­няли, что это он за­лез в дуп­ло и вы­дал се­бя за лес­ное бо­жес­тво. Судья рас­сердил­ся и хо­тел бро­сить Зло­мыс­ла в го­рящее дуп­ло, но по­том сжа­лил­ся и ска­зал:

— Се­год­ня же, не поз­же по­луд­ня ты при­несёшь Доб­ро­мыс­лу ук­ра­ден­ные день­ги! И за­пом­ни: ес­ли к за­кату сол­нца ты не по­кинешь нав­сегда на­шего се­ленья, я при­кажу по­весить те­бя на этом ду­бе.

В пол­день не­чес­ти­вец при­нёс Доб­ро­мыс­лу все день­ги. Ког­да же сол­нце пош­ло на за­кат, он пос­пе­шил прочь, что­бы не по­пасть­ся на гла­за судье. Зло­мысл ре­шил сно­ва уй­ти в чу­жие стра­ны. Путь его ле­жал че­рез джун­гли, и ког­да он по­рав­нялся с бам­бу­ковы­ми за­рос­ля­ми, из ча­щи выс­ко­чил тигр и уда­ром ла­пы убил об­манщи­ка.