Два чуда

Вот как это слу­чилось.

Од­нажды мол­ния уда­рила в дом од­но­го поч­тенно­го че­лове­ка — и всё иму­щес­тво его сра­зу же сго­рело. Ос­тался у нес­час­тно­го толь­ко один чу­гун­ный ко­тёл, ко­торо­го да­же и огонь не мог пов­ре­дить.

И вот че­ловек — зва­ли его Нан­ду­ка — ре­шил у­ехать из род­ных мест, что­бы за­быть о нес­частье. Пе­ред отъ­ез­дом Нан­ду­ка за­шёл к сво­ему со­седу, по име­ни Лак­шма­на, и ска­зал:

— Про­шу те­бя, лю­без­ный друг, сох­ра­ни до мо­его воз­вра­щения единс­твен­ное моё иму­щес­тво — чу­гун­ный ко­тел.

Два го­да про­был Нан­ду­ка в чу­жих кра­ях, на тре­тий — стос­ко­вал­ся по род­ным мес­там и вер­нулся к се­бе в се­ление.

И вот, при­ехав до­мой, от­пра­вил­ся Нан­ду­ка к со­седу. Уви­дев Нан­ду­ку, Лак­шма­на вос­клик­нул в прит­ворной го­рес­ти:

— Друг мой! Ка­кая бе­да: твой чу­гун­ный ко­тёл съ­ели мы­ши!

Ви­ду не по­казал Нан­ду­ка, что не ве­рит сло­вам со­седа. Вслух же ска­зал:

— Хо­чу я сей­час спус­тить­ся к ре­ке, что­бы свер­шить пос­ле дол­го­го пу­тешес­твия омо­вение. Поп­ро­си тво­его сы­на по­мочь мне. Пусть при­несёт он на бе­рег всё, что тре­бу­ет­ся для омо­вения.

Ска­зав так, от­пра­вил­ся Нан­ду­ка к ре­ке, а за ним, пос­лушный при­каза­нию от­ца, пос­ле­довал се­милет­ний сын Лак­шма­ны.

Выб­рав у­еди­нён­ное мес­то у ска­лы, Нан­ду­ка, свер­шив омо­вение, схва­тил сы­на Лак­шма­ны, втол­кнул его в пе­щеру и при­валил вы­ход из неё тя­жёлым кам­нем.

Сде­лав так, Нан­ду­ка от­пра­вил­ся до­мой.

Ве­чером к не­му при­бежал встре­вожен­ный Лак­шма­на и зак­ри­чал:

— О Нан­ду­ка! Где мой сын? По­чему он не вер­нулся в дом свой?

— Слу­чилось боль­шое нес­частье, друг мой; по­ка я свер­шал омо­вение, лас­точка унес­ла с приб­режно­го кам­ня тво­его слав­но­го сы­на!..

— О, что ты го­воришь, зло­дей?! — вос­клик­нул Лак­шма­на. — Кто же по­верит те­бе, что лас­точка мог­ла унес­ти се­милет­не­го маль­чи­ка? Идём сей­час же к судье!

Ког­да они приш­ли к судье, Лак­шма­на выс­ту­пил впе­рёд и ска­зал:

— Муд­рый, спра­вед­ли­вый гос­по­дин наш! Этот лжи­вый че­ловек ут­вер­жда­ет, что лас­точка унес­ла с приб­режно­го кам­ня мо­его се­милет­не­го сы­на. При­кажи зло­дею вер­нуть мо­его ре­бён­ка…

Выс­лу­шав Лак­шма­ну, судья об­ра­тил­ся к Нан­ду­ке:

— Ты, вер­но, счи­та­ешь нас глуп­ца­ми! Сей­час же вер­ни со­седу его сы­на!

— Да как же я вер­ну ему сы­на, ес­ли маль­чи­ка унес­ла лас­точка?

Тут все, кто был в ком­на­те судьи, не вы­дер­жа­ли и гром­ко зак­ри­чали:

— Что он го­ворит? Раз­ве мо­жет лас­точка под­нять в воз­дух ре­бён­ка?!

Нан­ду­ка ус­мехнул­ся и мол­вил:

— Там, где мы­ши мо­гут съ­есть чу­гун­ный ко­тёл, там и лас­точка мо­жет под­нять в воз­дух се­милет­не­го маль­чи­ка.

И Нан­ду­ка по­ведал о том, как ос­та­вил он со­седу чу­гун­ный ко­тёл и что из это­го по­лучи­лось.

Тог­да все зас­ме­ялись и ста­ли го­ворить:

— Нан­ду­ка и Лак­шма­на, по­мири­тесь и не ссорь­тесь боль­ше. И пусть Лак­шма­на вер­нёт Нан­ду­ке ко­тёл, а Нан­ду­ка Лак­шма­не — сы­на.

Так они и сде­лали. И оба ос­та­лись до­воль­ны та­ким об­ме­ном.

С это­го вре­мени жи­тели се­ления, уви­дев Нан­ду­ку или Лак­шма­ну, всег­да вос­кли­ца­ют:

— Там, где мы­ши мо­гут съ­есть чу­гун­ный ко­тёл, там лас­точка мо­жет унес­ти се­милет­не­го маль­чи­ка!