И от глупца иногда польза

По ули­це од­но­го го­рода про­гули­вал­ся чу­жезе­мец, че­ловек гру­бого, не­обуз­данно­го нра­ва, к то­му же и неп­ро­ходи­мый глу­пец. Не­ожи­дан­но хлы­нул дождь, и чу­жезе­мец ук­рылся на ве­ран­де бли­жай­ше­го до­ма. А там си­дел ча­хоточ­ный боль­ной. Он неп­рестан­но каш­лял и спле­вывал мок­ро­ту. Чу­жезе­мец во­об­ра­зил, буд­то он плю­ет в не­го, вых­ва­тил кин­жал и убил нес­час­тно­го од­ним уда­ром. Сбе­жал­ся на­род. Страж­ни­ки схва­тили убий­цу и от­ве­ли его для су­да в трон­ный зал Райи.

Убий­ца ска­зал в свое оп­равда­ние:

— Я ему нес­коль­ко раз го­ворил: не каш­ляй, не каш­ляй. А он еще и пле­вать­ся стал. Вот я его и при­кон­чил.

Воз­му­щен­ный его ту­постью, Райя спро­сил у Ап­паджи:

— Ка­кой при­говор ему вы­нес­ти?

Ап­паджи по­сове­товал:

— Ве­лите по­садить это­го глуп­ца в тюрь­му и да­вать ему каж­дый день по два се­ра мя­са, один сер мас­ла и вся­кую жир­ную снедь. На­до его от­кормить. Ду­маю, он нам еще при­годит­ся. А от ка­ры за прес­тупле­ние ему не уй­ти!

Как раз в этот день де­лий­ский па­дишах ска­зал сво­им со­вет­ни­кам:

— На­ша власть не прос­ти­ра­ет­ся лишь на вла­дения юж­но­го по­вели­теля Криш­ны Де­вы Райи. Он единс­твен­ный, кто не пла­тит нам да­ни, единс­твен­ный, кто от­но­сит­ся к нам без дол­жно­го ува­жения. По­доб­ную дер­зость он поз­во­ля­ет се­бе лишь по­тому, что во всех сво­их де­лах опи­ра­ет­ся на ум Ап­паджи. Ве­личие Де­ли тре­бу­ет, что­бы мы вну­шили Райе по­доба­ющий страх и зас­та­вили его на­писать нам пись­мо с прось­бой зак­лю­чить до­говор о ми­ре. Есть ли сре­ди вас че­ловек, спо­соб­ный при­нудить его скло­нить­ся пе­ред на­шей во­лей?

— О по­вели­тель, — отоз­вался один из его со­вет­ни­ков, гру­би­ян и за­дира, по­ручи­те мне спра­вить­ся с этим Рай­ей. Я по­веду боль­шое вой­ско и, ес­ли Райя от­ка­жет­ся при­нять ва­ши ус­ло­вия, опус­то­шу все его го­сударс­тво!

Со­вет­ник де­лий­ско­го па­диша­ха об­ло­жил со всех сто­рон сто­лицу Криш­ны Де­вы и пос­лал к не­му гон­цов с тре­бова­ни­ем приз­нать вер­ховную власть Де­ли.

Райя приз­вал к се­бе сво­его глав­но­го со­вет­ни­ка.

— Ап­паджи! Де­лий­ский па­дишах вы­садил у во­рот на­шей сто­лицы вой­ско, воз­глав­ля­емое его со­вет­ни­ком, че­лове­ком очень хит­рым, гру­бым и за­нос­чи­вым. Но я хо­тел бы пре­дот­вра­тить вой­ну. На­до что-то при­думать. Но что имен­но я не знаю. Знаю толь­ко, что, по­ка жив этот со­вет­ник па­диша­ха, нам бу­дут уг­ро­жать вся­чес­кие неп­ри­ят­ности.

— Го­сударь, — от­ве­тил ему Ап­паджи, — мы дол­жны по­бедить это­го со­вет­ни­ка хит­ростью. На­до на­писать пись­мо де­лий­ско­му па­диша­ху. По­сето­вать, что он от­но­сит­ся к нам без над­ле­жаще­го ува­жения, ху­же то­го — нап­ра­вил про­тив нас вой­ска. И в зак­лю­чение обе­щать пос­лать день­ги, под­чер­кнув, что мы де­ла­ем это по сво­ей доб­рой во­ле.

Райя и Ап­паджи сос­та­вили мир­ный до­говор. За­тем глав­ный со­вет­ник ве­лел приз­вать из тюрь­мы то­го са­мого ино­зем­ца, ко­торый убил ча­хоточ­но­го.

— От­ве­зи этот мир­ный до­говор во­ена­чаль­ни­ку де­лий­ско­го па­диша­ха, при­казал ему Ап­паджи.

Го­нец при­был в ста­новье де­лий­ско­го со­вет­ни­ка и пе­редал ему пись­мо и мир­ный до­говор. Ког­да де­ли­ец про­читал на­писан­ное в за­ис­ки­ва­ющем то­не пись­мо, он в сер­дцах вос­клик­нул:

— Бо­же! Ка­кой трус этот юж­ный им­пе­ратор! А я-то при­вел про­тив не­го та­кое боль­шое вой­ско!

И, не в си­лах сдер­жать воз­му­щения, он сплю­нул.

Ре­шив, что этот пле­вок ос­кор­бля­ет его честь, го­нец вых­ва­тил меч и рас­сек глав­но­го со­вет­ни­ка над­вое. Ги­бель пол­ко­вод­ца при­вела в за­меша­тель­ство все вой­ско. Убий­ца был не­мед­ленно каз­нен, но оса­ду приш­лось снять, и вой­ско воз­вра­тилось в Де­ли с пись­мом Криш­ны Де­вы.

Райя не мог нах­ва­лить­ся умом сво­его глав­но­го со­вет­ни­ка.

— Пра­виль­но го­ворят, что и кро­хот­ная ще­поч­ка мо­жет при­годить­ся для чис­тки зу­бов, — твер­дил он. — Ты, Ап­паджи, до­казал, что ум­ный че­ловек мо­жет и глу­пость ис­поль­зо­вать к собс­твен­ной вы­годе.