Изображение в зеркале

Жил-был в Де­ли один бо­гач, са­модур, ка­ких свет не ви­дывал. Час­то из­де­вал­ся он над людь­ми, и все ему бы­ло ни­почем. Вти­хую тво­рил, что хо­тел, но при­киды­вал­ся доб­рым че­лове­ком — бо­ял­ся, как бы к судье не по­тяну­ли.

Как-то раз за­думал он но­вую па­кость. Заз­вал к се­бе ху­дож­ни­ка и ве­лел сде­лать свое изоб­ра­жение, но что­бы оно бы­ло точь-в-точь по­хоже на не­го, не то он не зап­ла­тит за ра­боту. За­писа­ли они с ху­дож­ни­ком свой уго­вор на бу­маге. По­шел ху­дож­ник до­мой и с пре­вели­ким усер­ди­ем при­нял­ся ри­совать бо­гача. Ког­да ра­бота бы­ла за­кон­че­на, он по­нес ее за­каз­чи­ку. Слу­ги до­ложи­ли о при­ходе ху­дож­ни­ка. Бо­гач спер­ва уме­ло из­ме­нил свое ли­цо, а по­том вы­шел к ху­дож­ни­ку. Уви­дев его, жи­вопи­сец-бед­ня­га уди­вил­ся, про­бор­мо­тал что-то и, по­обе­щав на­рисо­вать дру­гой пор­трет, ушел.

Сде­лал он но­вый пор­трет и при­нес бо­гачу, а тот опять вы­кинул та­кую же шту­ку — из­ме­нил ли­цо, и изоб­ра­жение ока­залось не­точ­ным. Так плу­товал он пять раз, и пять раз при­ходи­лось ху­дож­ни­ку за­ново ри­совать бо­гача. На­конец он до­гадал­ся, что его об­ма­ныва­ют, и пот­ре­бовал пла­ту за ра­боту. Бо­гач стал его бра­нить:

— Ты не су­мел сде­лать мое точ­ное изоб­ра­жение, с ка­кой ста­ти, спра­шива­ет­ся, ста­ну я те­бе пла­тить? По­нап­расну толь­ко лю­дей об­ма­ныва­ешь — на­зыва­ешь се­бя ху­дож­ни­ком. Про­вали­вай от­сю­да жи­во, не то я те­бя про­учу, бу­дешь знать, как мо­рочить лю­дей!

Ху­дож­ник сто­ял на сво­ем, и дол­го они спо­рили, ру­гались, но ху­дож­ник ни­чего не до­бил­ся. Приш­лось ему ид­ти за по­мощью к Бир­ба­лу.

Рас­ска­зал он ви­зиру про свое де­ло и по­казал все пять пор­тре­тов. Бир­бал по­нял, по­чему бо­гачу уда­валось об­ма­нывать ху­дож­ни­ка: он, вид­но, умел из­ме­нять ли­цо.

— Пос­лу­шай­те ме­ня, и вы неп­ре­мен­но вы­иг­ра­ете де­ло. — ска­зал Бир­бал.

Ху­дож­ник, ко­неч­но, сог­ла­сил­ся.

— Ку­пите на ба­заре хо­рошее зер­ка­ло и пой­ди­те с ним к бо­гачу. Как сви­дете­ли с ва­ми пой­дут два мо­их чи­нов­ни­ка, но ник­то не дол­жен знать, кто они. Вы ска­жете: «На этот раз я сде­лал ва­ше точ­ное изоб­ра­жение». Бо­гач за­хочет взгля­нуть на не­го, и тог­да вы пос­та­вите пе­ред ним зер­ка­ло, и тут пусть он из­ме­ня­ет свое ли­цо сколь­ко его ду­ше угод­но. Все рав­но изоб­ра­жение бу­дет точ­ным. Так он и по­падет­ся к вам в ру­ки.

Ху­дож­ник ку­пил на ба­заре доб­ротное, из тол­сто­го стек­ла, зер­ка­ло и с дву­мя сви­дете­лями явил­ся в дом бо­гача.

— Гос­по­дин, на этот раз ва­ше изоб­ра­жение сов­сем точ­ное. На­де­юсь, вы бу­дете до­воль­ны, — с эти­ми сло­вами ху­дож­ник пос­та­вил пе­ред хо­зя­ином зер­ка­ло.

— Ку­да как хо­рошо! — зак­ри­чал бо­гач. — За­чем это ты су­ешь мне зер­ка­ло? По­кажи-ка пор­трет, что сей­час так нах­ва­ливал.

— Гос­по­дин, это ва­ше изоб­ра­жение, здесь вы точь-в-точь та­кой, ка­кой вы есть сей­час.

Бо­гач нас­то­рожил­ся и стал уви­ливать, что­бы скрыть свой об­ман:

— Да и ког­да это я за­казы­вал те­бе свое изоб­ра­жение?

— За­чем от­ка­зыва­етесь от сво­их слов? По ва­шему тре­бова­нию я на­рисо­вал вам один за дру­гим пять пор­тре­тов, а вы каж­дый раз от­ка­зыва­лись от них и зас­тавля­ли ме­ня ухо­дить не­соло­но хле­бав­ши. А те­перь, ког­да я вас все-та­ки при­пер к сте­не, вы пус­ти­лись на но­вый об­ман — от­ре­ка­етесь от уго­вора. Нет, так не пой­дет. При­дет­ся вам вы­пол­нить наш уго­вор.

«На­до все-та­ки его оду­рачить, оп­лести», — по­думал бо­гач ц стал от все­го от­пи­рать­ся.

Тут вме­шались лю­ди Бир­ба­ла:

— При­дет­ся вам, гос­по­дин хо­роший, пой­ти к па­диша­ху. Вы зас­та­вили это­го че­лове­ка при­нес­ти шесть ва­ших изоб­ра­жений, но не зап­ла­тили ни за од­но. Те­перь ва­шим плут­ням ко­нец.

— А вы что за пти­цы? — со злостью от­ве­тил бо­гач. — Вы кто та­кие, что­бы тя­нуть ме­ня к па­диша­ху?

Чи­нов­ни­ки рас­пахну­ли пла­щи, и бо­гач уви­дел их чи­нов­ничье платье. Тут он опом­нился и по­нево­ле сог­ла­сил­ся рас­пла­тить­ся с ху­дож­ни­ком.

Но де­ло заш­ло слиш­ком да­леко, чи­нов­ни­ки схва­тили его и по­вели к Бир­ба­лу.

Бир­бал не раз слы­хал про бо­гача мо­шен­ни­ка. Он стал до

пра­шивать бо­гатея, а тот ни на один воп­рос тол­ком не от­ве­тил. Да и что ему бы­ло го­ворить? Как бы он оп­равдал­ся? Раз­ве пос­тро­ишь сте­ну на пес­ке?

При доп­ро­се бы­ли и страж­ни­ки. Бир­бал при­казал им дать бо­гачу пле­тей. Под­ня­ли они плет­ки, шаг­ну­ли впе­ред. Уви­дел бо­гач плет­ки над го­ловой — сра­зу же за ум взял­ся и во всем по­винил­ся. Бир­бал дал ему на­каза­ние по зас­лу­гам, от­пра­вил в тюрь­му.