Как мариядей раман стал царским судьей

Не­кий пра­вед­ный царь из ди­нас­тии Чо­ла хо­тел, что­бы пра­восу­дие в его бла­гос­ло­вен­ной стра­не вер­ши­лось с не­укос­ни­тель­ной спра­вед­ли­востью. С этой целью уч­ре­дил он в сво­ей сто­лице суд, ко­торый дол­жен был раз­би­рать ис­ки жа­лоб­щи­ков и вы­носить не­лицеп­ри­ят­ные при­гово­ры. Судь­ей же он наз­на­чил че­лове­ка мно­гоз­на­юще­го и мно­го­опыт­но­го в сво­ем де­ле.

Слу­чилось это как раз в то вре­мя, ког­да чет­ве­ро отъ­яв­ленных мо­шен­ни­ков ре­шили ис­пра­вить­ся и стать чес­тны­ми людь­ми. Все на­воро­ван­ные ими день­ги и зо­лотые ве­щи они сло­жили в кув­шин, за­печа­тали его гор­лышко и за­рыли кув­шин на зад­нем дво­ре ка­раван-са­рая.

— Ба­буш­ка, — ска­зали они хо­зяй­ке, — все, что в этом кув­ши­не, при­над­ле­жит нам чет­ве­рым. Ни­кому не раз­ре­шай его вы­копать без на­шего об­ще­го сог­ла­сия.

Од­нажды, ког­да все чет­ве­ро мо­шен­ни­ков си­дели на ве­ран­де ка­раван-са­рая, ув­ле­чен­ные азар­тной иг­рой, мо­лоч­ни­ца пред­ло­жила им ку­пить у нее пах­ты.

— Поп­ро­си у хо­зяй­ки пус­той кув­шин, — ска­зали трое иг­ро­ков сво­ему чет­верто­му при­яте­лю.

На­ход­чи­вый и сме­калис­тый, чет­вертый иг­рок за­шел в дом и ска­зал хо­зяй­ке:

— Все друзья про­сят дос­тать за­рытый кув­шин.

Ста­руха выш­ла на ве­ран­ду и спро­сила тро­их иг­ро­ков:

— Вам прав­да ну­жен кув­шин?

— Да, да, — под­твер­ди­ли они в один го­лос, — дай ему кув­шин, да пос­ко­рей!

Ста­руха вер­ну­лась к чет­верто­му мо­шен­ни­ку, ко­торый ожи­дал ее в до­ме, про­тяну­ла ему ло­пату и ска­зала:

— За­бирай свой кув­шин и про­вали­вай! Те­перь я уже не бу­ду от­ве­чать за его сох­ранность.

Хит­рец быс­тре­хонь­ко вы­копал кув­шин и улиз­нул со всем его со­дер­жи­мым.

Уз­нав об этом лов­ком на­дува­тель­стве, трое об­ма­нутых об­ра­тились в суд, тре­буя, что­бы хо­зяй­ка ка­раван-са­рая воз­мести­ла им весь ущерб.

— Ва­ша ми­лость, — ска­зала ста­руха судье, — ес­ли по­лучи­лось так, что один из них ук­рал все зо­лото, то мо­ей ви­ны тут нет. И как я, бед­ная жен­щи­на, смо­гу воз­местить та­кой боль­шой ущерб?

— Ба­буш­ка, — от­ве­тил ей судья, — ты зас­лу­жива­ешь вся­чес­ко­го снис­хожде­ния. Суд, од­на­ко, дол­жен ос­но­вывать­ся не на ис­тинных тво­их на­мере­ни­ях, а на про­из­не­сен­ных то­бой сло­вах. По ус­ло­вию ты дол­жна бы­ла от­дать гор­шок всем чет­ве­рым, а от­да­ла од­но­му. По­это­му суд дол­жен взыс­кать с те­бя весь ущерб, по­несен­ный тро­ими ис­тца­ми.

— Айо! Бо­же мой! Что же мне де­лать? — зап­ри­чита­ла ста­руха и вся в сле­зах поб­ре­ла до­мой.

По до­роге ей встре­тил­ся мо­лодой па­рень по име­ни Ра­ман: от не­чего де­лать он иг­рал в ка­меш­ки с ма­лыми деть­ми.

Ос­та­вив иг­ру, он учас­тли­во спро­сил ста­рую жен­щи­ну:

— По­чему ты пла­чешь?

Выс­лу­шав ее го­рес­тный рас­сказ, он зак­ри­чал, глу­боко воз­му­щен­ный:

— Чтоб он про­валил­ся в яму, этот судья, со сво­им нес­пра­вед­ли­вым при­гово­ром. Вот так, как по­пада­ют мои ка­меш­ки в лун­ки!

И нес­коль­ки­ми брос­ка­ми он по­казал свою мет­кость.

Наш­лись лю­ди, ко­торые пе­реда­ли его сло­ва ца­рю.

Царь ве­лел поз­вать Ра­мана и ска­зал ему:

— Ты ут­вер­жда­ешь, что мой судья вы­нес нес­пра­вед­ли­вое ре­шение? А как бы ты пос­ту­пил на его мес­те?

— Ва­ше ве­личес­тво, ес­ли бу­дет на то ва­ша во­ля, — без­бо­яз­ненно от­ве­тил юно­ша, — я пе­рес­мотрю это де­ло и вы­несу дру­гой при­говор — по всей спра­вед­ли­вос­ти.

По­лучив сог­ла­сие ца­ря, он за­нял су­дей­ское мес­то, и, ког­да к не­му при­вели тро­их жа­лоб­щи­ков-во­ров и хо­зяй­ку ка­раван-са­рая, он ска­зал:

— За­кон тре­бу­ет в этом слу­чае, что­бы мы ис­хо­дили из дос­то­вер­ных по­каза­ний.

И вы­нес та­кой при­говор:

— Как толь­ко все чет­ве­ро хо­зя­ев про­пав­ше­го кув­ши­на явят­ся в суд, от­ветчи­ца обя­зана бу­дет не­мед­ленно воз­местить весь ущерб.

Так трое мо­шен­ни­ков ос­та­лись с но­сом. А ста­руха спас­лась от боль­шой бе­ды. В этом слу­чае лиш­ний раз под­твер­ди­лась пра­виль­ность по­говор­ки: «Бо­гатс­тво уш­ло без сле­да — а за ним уш­ла и бе­да».

При­говор Ра­мана зас­лу­жил все­об­щее одоб­ре­ние. А пра­витель Чо­ла, ди­вясь его смет­ли­вос­ти, осы­пал его щед­ры­ми да­рами и ска­зал:

— Для ре­шения за­путан­ных дел мне тре­бу­ет­ся че­ловек с тво­им умом. Наз­на­чаю те­бя судь­ей. А для то­го, что­бы все от­но­сились к те­бе с дол­жным поч­те­ни­ем, по­веле­ваю, что­бы те­бя на­зыва­ли Ма­ри­яде­ем Ра­маном.

С то­го дня Ра­ман — Ма­ри­ядей Ра­ман — стал цар­ским судь­ей.