Как Тенали Раман рассмешил богиню Кали

Как-то ле­том слу­чилась в Те­нали силь­ная за­суха. Не ста­ло да­же пить­евой во­ды, и те­налий­цы жес­то­ко стра­дали от пос­то­ян­ной жаж­ды. А тут в Те­нали при­шел не­кий сань­яси, и не­ожи­дан­но хлы­нул силь­ный ли­вень. Все на­пере­бой вос­хва­ляли сань­яси, уве­рен­ные, что это он выз­вал дождь сво­ими зак­ли­нани­ями. Толь­ко Ра­ман не сог­ла­сил­ся с об­щим мне­ни­ем. «Это про­изош­ло слу­чай­но, — твер­дил он. — Ду­мала во­рона, что плод упал от­то­го, что она се­ла на вет­ку, — ока­залось, слу­чай­ное сов­па­дение». Сань­яси, од­на­ко, не гне­вал­ся на не­го, а, на­обо­рот, пос­ме­ива­ясь, вос­хи­щал­ся его умом и сме­лостью. Од­нажды он приз­вал к се­бе Ра­мана и об­ра­тил­ся к не­му с та­кими сло­вами:

— Бли­зит­ся вре­мя мо­ей смер­ти. Я знаю од­но мо­гущес­твен­ное зак­ля­тие, ко­торое дол­жен пе­редать дос­той­но­му уче­нику, ина­че быть мне брах­ма­рак­ша­сом в сле­ду­ющем рож­де­нии. Нав­ряд ли я сы­щу ко­го-ни­будь ум­нее и сме­лее те­бя. По­это­му я ре­шил от­крыть это зак­ля­тие те­бе. Се­год­ня ночью сту­пай один в храм Ка­ли и пов­то­ри его ты­сячу во­семь раз. Ког­да же ты­сяче­голо­вая бо­гиня пред­ста­нет пе­ред то­бой во всем сво­ем ужа­са­ющем об­личье, без вся­кого стра­ха про­си у нее лю­бой дар, ка­кой толь­ко по­жела­ешь.

И, на­учив его зак­ля­тию, сань­яси от­пра­вил­ся в лес, что­бы там об­рести веч­ное ус­по­ко­ение.

В ту же ночь Ра­ман от­пра­вил­ся в храм Ка­ли. Ед­ва он про­из­нес зак­ля­тие, как пе­ред ним по­яви­лась гроз­ная бо­гиня. У нее бы­ло две ру­ки, как у всех смер­тных жен­щин, но за­то це­лая ты­сяча го­лов. Гла­за ее из­верга­ли пла­мя. Зу­бы бы­ли ок­ропле­ны кровью рак­ша­сов.

— Кто это при­зыва­ет ме­ня? — пот­ря­сая тре­зуб­цем, гро­мовым го­лосом спро­сила бо­гиня.

Гля­дя на нее, Ра­ман за­хохо­тал.

— Ты по­чему хо­хочешь? — взмет­ну­лась Ка­ли

— О свя­тая мать! — от­ве­тил Ра­ман, — Я прос­той смер­тный, но ког­да я про­зяб­ну, мне не хва­та­ет двух рук, что­бы смор­кать­ся. А у те­бя ты­сяча но­сов и все­го две ру­ки. И что ты бу­дешь де­лать, ес­ли прос­ты­нешь?

Его шут­ка рас­сме­шила гроз­ную бо­гиню.

— Ну, по­тешил ты ме­ня, Ра­ман! — вос­клик­ну­ла она. — С ны­неш­не­го дня ты бу­дешь звать­ся «ви­када­кави».

— Ви­када­кави? Ка­кой див­ный ти­тул! — об­ра­довал­ся Ра­ман. — И спе­реди и сза­ди чи­та­ет­ся оди­нако­во: ви-ка-да-ка-ви.

Вос­хи­щен­ная его умом, бо­гиня по­каза­ла ему две зо­лотые ча­ши.

— Ви­када­кави! В пра­вой ру­ке у ме­ня ча­ша с мо­локом зна­ния. В ле­вой ча­ша с тво­рогом бо­гатс­тва. Бе­ри лю­бую на вы­бор.

— Свя­тая мать, — от­ве­тил Ра­ман, — преж­де чем выб­рать, на­до поп­ро­бовать и то и дру­гое. — Он взял обе ча­ши, вы­пил зал­пом мо­локо зна­ния и за­ел его тво­рогом бо­гатс­тва. — Свя­тая мать! Мне нра­вит­ся и то и дру­гое. Не бу­дет че­го-ни­будь од­но­го, — и жизнь ста­нет уны­лой и пе­чаль­ной. Не­даром же ты дер­жишь оба да­ра. А уж ес­ли ты са­ма, свя­тая мать, по­нима­ешь, что мне нуж­но и то и дру­гое, я, твой сын, не мо­гу ду­мать ина­че.

Читайте также: