Как за деньги в суде показывали

Это сказ­ка про сан­та­ла и де­ко. Рос­товщик-де­ко по­дал на сан­та­ла в суд за дол­ги. Сан­тал-то был не боль­шо­го ума. Все дол­ги свои он уж дав­но зап­ла­тил це­ликом. Да толь­ко, ког­да он хо­дил дол­ги от­да­вать, сви­дете­лей с со­бой он не брал — вот где ему ума не хва­тило.

Долг дав­но уж уп­ла­чен, а рос­товщик все к не­му прис­та­ет:

— Мне с те­бя столь­ко вот при­чита­ет­ся. Пла­ти, а то в суд по­дам.

Мно­го они на этот счет раз­ных слов друг дру­гу ска­зали.

Под ко­нец рос­товщик спра­шива­ет:

— Ну лад­но. Ес­ли ты со мной рас­счи­тал­ся, где твои сви­дете­ли? Кто ви­дел, что ты тог­да при­нес мне столь­ко, а тог­да столь­ко? Ве­ди сво­их сви­дете­лей. Я их спро­шу при те­бе.

Раз сви­дете­лей не бы­ло, так сан­та­лу и спо­рить не о чем. Ска­зать ему не­чего: день­ги-то пла­чены один на один.

Наб­рался он сме­лос­ти и ре­шил: «Лад­но, он го­ворит, что я ему дол­жен, хоть я ему столь­ко де­нег от­дал. Пус­кай в суд по­да­ет, чтоб ему про­пасть. Хоть кон­чится на­конец это по­ганое де­ло». А по­ля у сан­та­ла бы­ли об­ширные, зем­ли хва­тало па­хать пятью со­хами. На­думал он, как бы­ло ска­зано, и раз­ру­гал­ся с рос­товщи­ком в пух и прах.

Вот рос­товщик и по­дал на не­го в суд. Приш­ла сан­та­лу по­вес­тка. Явил­ся он в суд в наз­на­чен­ный день и час, но без сви­дете­лей. А рос­товщик зап­ла­тил и дос­тал трех сви­дете­лей. Все им ска­зал, как го­ворить. Вы, мол, го­вори­те — про рос­товщи­ка, зна­чит: «Он при нас дал то­му сан­та­лу столь­ко и столь­ко».

А один из тех трех был при­дур­ко­ватый. По­тому рос­товщик не пе­рес­та­вал их нас­тавлять и, как шли по до­роге, все пов­то­рял: «Го­вори­те точ­но, как я ска­зал. Ни­чего дру­гого не го­вори­те. А я уж вас уго­щу и прос­токва­шей и ри­сом и пи­ва дам вы­пить». Так он их уле­щал всю до­рогу. Ну а сан­та­лу брать с со­бой бы­ло не­кого, он шел один. И там, у су­да, он ждал один, сов­сем буд­то по­терян­ный.

Под­хо­дит к не­му че­ловек:

— Слу­шай, поч­тенный, ты по ка­кому де­лу?

— Рос­товщик на ме­ня за дол­ги по­дал в суд,— от­ве­ча­ет сан­тал.— Я ему все зап­ла­тил, а он все рав­но на ме­ня по­дал в суд.

— А сви­дете­ли у те­бя есть? — спра­шива­ет тот.

— Не­ту,— от­ве­ча­ет сан­тал.

— Ну тог­да дай мне две ру­пии,— го­ворит тот,— и рас­ска­жи все в под­робнос­тях с са­мого на­чала, а по­том ве­ди за сви­дете­ля — те­бя оп­равда­ют вчис­тую.

Сан­тал сог­ла­сил­ся:

— Лад­но, я те­бе дам. Толь­ко смот­ри, пусть ме­ня оп­равда­ют.

Рас­ска­зал он ему все с са­мого на­чала. Не за­был и про свои пять сох по­мянуть.

Выс­лу­шал тот че­ловек все до кон­ца, взял у не­го две ру­пии и го­ворит:

— По­кажи мне сво­его рос­товщи­ка и его сви­дете­лей. Сан­тал так и сде­лал.

Тог­да он по­шел к тем сви­дете­лям и при­нял­ся их расс­пра­шивать. На­зада­вал им вся­ких смеш­ных воп­ро­сов и по­выве­дал, что у них на уме. Боль­ше все­го он спра­шивал при­дур­ко­вато­го. Рос­товщик как уви­дел, что вок­руг не­го тол­па соб­ра­лась, сра­зу по­думал: «Это­го сви­дете­ля они сей­час мне ис­портят, это уж точ­но». По­дошел к не­му и го­ворит:

— Вот что я те­бе ска­жу. Что бы те­бе лю­ди ни го­вори­ли, ты их не слу­шай. Что са­хиб ска­жет, то и го­вори, а с дру­гими ни с кем не раз­го­вари­вай. Го­вори толь­ко, что са­хиб ска­жет.

Так он опять нас­тавлял сво­его при­дур­ко­вато­го сви­дете­ля. Ско­ро до­шел че­ред до их де­ла. Спер­ва судья расс­про­сил рос­товщи­ка и сан­та­ла, по­том выз­ва­ли сви­дете­ля сан­та­ла. При­вели его к при­сяге, и судья спра­шива­ет:

— Что ты зна­ешь нас­чет слов этих дво­их? Прав­ду го­вори, прав­ду; что зна­ешь нас­чет их слов?

Тот от­ве­ча­ет:

— Ху­зур, нас­чет сох я не знаю. Ко­му знать, из са­ла они у не­го, или из асо­на, или из дхао2. Что пять сох он зап­ря­га­ет, это я знаю. А из ка­кого де­рева со­хи сде­ланы, то­го я не знаю.

Как по­нес он та­кое, его и выс­та­вили. По­том спра­шива­ют сан­та­ла:

— Есть у те­бя дру­гие сви­дете­ли?

— Нет, дру­гих не­ту,— го­ворит он.— Этот один.

Тог­да ста­ли вы­зывать сви­дете­лей рос­товщи­ка. Пер­вых двух спро­сили о чем-то, а по­том им и ска­зать боль­ше не­чего.

Выз­ва­ли при­дур­ко­вато­го. Во­шел он, встал пе­ред судь­ей, а чап­ра­си его к при­сяге при­водит, го­ворит ему:

— Го­вори прав­ду.

А тот, рас­ска­зыва­ют, ни сло­ва в от­вет, сто­ит и мол­чит.

Опять ему то же са­мое:

— Го­вори прав­ду.

Он все мол­чит. Судья спра­шива­ет:

— Ты что, по­ло­ум­ный?

А он, го­ворят, сра­зу в от­вет:

— Ты что, по­ло­ум­ный?

Судья ве­лит:

— Ар­да­ли, вы­веди его!

А тот ру­ку про­тянул, как судья, и пов­то­ря­ет:

— Ар­да­ли, вы­веди его!

Ну, ког­да он так ска­зал, все, кто был в су­де, рас­хо­хота­лись. Судья сам гром­че всех сме­ял­ся. Выс­та­вили их прочь и де­ло зак­ры­ли.

Выш­ли они из су­да, сан­тал и спра­шива­ет сво­его сви­дете­ля:

— Ты о чем го­ворил? Я че­го-то не по­нял.

— Ох! — тот от­ве­ча­ет.— Я хо­тел го­ворить об од­ном, а судья вдруг спро­сил ме­ня сов­сем про дру­гое, про со­хи спро­сил: «Что нас­чет сох зна­ешь?» А ты мне про со­хи ни­чего не ска­зал, из ка­кого ты их де­рева де­ла­ешь. Вот я от­ве­тил: «Из са­ла они, или из асо­на, или из дхао, я то­го не знаю. Знаю, что он пять сох зап­ря­га­ет». Вспом­ни, о чем мы с то­бой го­вори­ли и как судья ме­ня вдруг прер­вал. Я толь­ко хо­тел все про де­ло ска­зать, тут ме­ня и прочь выг­на­ли.

А две ру­пии он при­кар­ма­нил, не­год­ник.

И рос­товщик, го­ворят, то­же стал ко­рить сво­его при­дур­ко­вато­го сви­дете­ля:

— Слу­шай, я те­бя спра­шиваю, ты по­чему не от­ве­чал? Тот го­ворит:

— Да ты сам мне ска­зал: «Что судья ска­жет, то и го­вори». Вот я и го­ворил точ­но так, как судья. Чап­ра­си мне го­ворил: «Го­вори прав­ду». Про­валить­ся мне, ес­ли я ему что ска­зал. Че­го мне его слу­шать? Ты сам мне ут­ром ве­лел ни с кем не раз­го­вари­вать. А что судья го­ворил, то и я го­ворил.

Так рос­товщик про­иг­рал свое де­ло, и приш­лось ему выс­лу­шать та­кое ре­шение: «Иск от­кло­ня­ет­ся». Вот как сан­тал был оп­равдан.

Читайте также: